Культура Культура

Тюлень Вигри — эстонский брат Миши: Олимпиада-80 и водный спорт в Прибалтике

Источник изображения: pikabu.ru
 

Прибалтийские республики в советский период добивались серьезных успехов в водных видах спорта. Очень развиты в Прибалтике были традиции парусного и буерного спорта. Большим стимулом к их развитию стали Олимпийские игры 1980 года: парусная регата Олимпиады-80 проходила в Таллине, и к играм в Эстонской ССР были построены Олимпийский центр парусного спорта и другие спортивные объекты.

Уроженец Риги Евгений Вячеславович Канский шестнадцать раз подряд становился чемпионом СССР (с 1951 по 1965 год). Интересно, что после войны он был тренером и работал в яхт-клубе. И только в 1951 году Канский решил вернуться к профессиональному спорту. И первые же парусные гонки принесли ему чемпионский титул.

Евгений Вячеславович Канский / Фото: parusniy-sport.orgЕвгений Вячеславович Канский / Фото: parusniy-sport.org

После того, как Канский в возрасте 58 лет в последний раз за свою биографию завоевал титул чемпиона, ему было присвоено звание заслуженного мастера спорта СССР. Все свои силы он отдал спортивной и тренерской деятельности, заложив стабильную традицию парусного спорта в Латвийской ССР. Во время олимпийских соревнований по регате в Таллине он вошел в состав судейской бригады.

В Риге живет олимпийский чемпион парусной регаты — 1980. Тогда на яхте класса «Звездный» молодой спортсмен, уроженец Омска Александр Алексеевич Музыченко, тренировавшийся с шести лет, выиграл золото парусных соревнований вместе с Валентином Манкиным. Это была единственная олимпийская награда высшей пробы, которую на тех играх завоевали советские яхтсмены.

Специалистом в малой зенитной артиллерии Музыченко поначалу был откомандирован в учебный отряд в Калининграде. О его увлечении парусным спортом знали в ЦСКА ВМФ, и вскоре способности будущего чемпиона были оценены. Его отправили в Ригу на Балтийский флот, где Музыченко начал тренироваться на базе парусного спорта в рижском микрорайоне Болдерая. Эта база была создана в начале 1960-х годов и стала одним из ключевых центров подготовки латвийских яхтсменов.

Александр Алексеевич Музыченко / Фото: nsportal.ruАлександр Алексеевич Музыченко / Фото: nsportal.ru

В середине 1970-х годов на звание столицы регаты Олимпийских игр претендовали Таллин, Рига и Ленинград. Выбор был сделан в пользу Таллина, хотя ответственными чиновниками из Спорткомитета СССР всерьез рассматривался вариант латвийской столицы.

Многие болельщики рассчитывали, что регату примет Рига, обладавшая неофициальным статусом «столицы Прибалтики».

К тому же весомое преимущество Риги— отличное географическое положение. Город расположен у открытого моря. Эксперты отмечали, что в черте Риги имеется просторная акватория, да и традиции подготовки латвийских яхтсменов были гораздо более основательными.

Но, по сведениям современников, от заманчивой роли столицы олимпийской регаты решил отказаться Первый секретарь ЦК КП Латвии Август Эдуардович Восс, которого зачастую отличала чрезмерная осторожность. Опасаясь серьезной ответственности и не желая рисковать высокой должностью, он вежливо и деликатно отклонил сделанное ему предложение. В свою очередь, первые секретари ЦК КП Эстонии — сначала Иохан Густавович Кэбин, а потом Карл Генрихович Вайно — оказались более дальновидными и с радостью дали согласие на превращение Таллина в олимпийскую столицу парусного спорта.

Таким образом, к началу международных соревнований на берегу Финского залива в маленьком пригородном поселке Пирита был построен современный представительный спорткомплекс, равный по значимости олимпийской деревне. Строительство велось на средства из общегосударственного бюджета. Одним из авторов проекта был главный таллинский архитектор Дмитрий Брунс.

Фото: wikipedia.orgФото: wikipedia.org

Сегодня в Олимпийский центр парусного спорта в Пирита эстонские гиды возят туристов. В большинстве случаев они скромно умалчивают о колоссальном финансовом и организационном вкладе Москвы в благоустройство олимпийского центра столицы Эстонской ССР.

Между тем именно тогда в Таллине были построены телецентр, гостиницы, созданы новые улицы, капитально отреставрированы многие культурно-исторические объекты, а особые дивиденды от притока тысяч внутренних и иностранных туристов получили сотрудники барно-ресторанного и развлекательно-дискотечного бизнеса.

Как говорил сам чемпион Александр Музыченко в интервью интернет-изданию sports.ru, церемонию закрытия Олимпийских игр — 1980 яхтсмен встретил в Таллине: «...Там все замечательно провели. На той же площади возле "Пириты" шла трансляция, часа три все длилось. Эстонцы сделали большой праздник, но Мишки не было. Кстати, под местом для олимпийского факела установлена плита, там навечно остались фамилии всех чемпионов. Моя — самая нижняя».

Действительно, Мишка остался в Москве и возносился над трибунами под песню Александры Пахмутовой и Николая Добронравова. Однако у эстонцев был свой олимпийский символ — тюлененок Вигри.

Вигри вошел в историю мирового спорта как первый талисман, созданный для отдельной дисциплины в рамках Олимпиады.

Тюлень в желтом жилете и красном кепи стоит на задних лапах и улыбается мило и застенчиво — правда, менее широко, чем «ласковый Миша».

Фото: sputnik-news.eeФото: sputnik-news.ee

Родился Вирги в 1977 году, когда Торговая палата советской Эстонии объявила конкурс на создание олимпийского символа будущей регаты. Многие местные дизайнеры предлагали эксплуатировать образ чайки, но в итоге жюри присудило победу молодой эстонской художнице Сайме Сымер. Она была выпускницей Государственного художественного института Эстонской ССР по специальности «керамика». После вуза она работала на эстонском телевидении, занимаясь ваянием кукол для детских образовательных программ. Именно Сымер предложила обаятельного тюлененка, который очень понравился детям.

Имя Вигри было придумано одним из школьников Таллина и являлось производным от эстонского названия кольчатой нерпы — viiger. Вскоре таллинский завод «Полимер» выпустил несколько десятков тысяч олимпийских тюленят, сделанных из резиновой пены.

Персонаж стал невероятно популярным в течение 1980-х годов — в его честь назвали юниорские команды, детские сады, футбольный клуб, несколько музыкальных ансамблей и сорт печенья.

В сегодняшней, постсоветской Эстонии символ того великого спортивного события, увы, незаслуженно забыт.

В дальнейшем Музыченко решил остаться в Риге. В городе, ставшем для него по-своему родным, он пережил распад Советского Союза. Потом его пригласили на работу в один из ведущих латвийских банков, ныне не существующий. Сегодня Александр Алексеевич Музыченко не оставляет тренировок и продолжает «гонять» на яхте класса «Дракон».

В современной Латвии основные базы яхт-клуба, существующего в виде частного предприятия «Латвияс Яхта», расположены на левом берегу Даугавы и правом берегу реки Булльупе. А что касается выдающихся спортсменов Евгения Канского и Александра Музыченко, то их имена вписаны в историю не только латвийского, но и мирового спорта.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Спортивное строительство в Советской Латвии: «оккупанты» привили латышам физкультуру
4 июня
Минобороны Латвии испытывает недостаток здоровых и физически выносливых армейцев. Возможно, причина в том, что вместе с отделением от СССР в республике была разрушена система профессиональной физподготовки новых поколений.
Санно-бобслейная трасса Сигулды: шедевр инфраструктуры, который построил Латвии СССР
29 мая
В Литве, Латвии и Эстонии сохранились шедевры спортивной инфраструктуры, построенные в эпоху СССР. Многие из них успешно функционируют по сей день, принося доход в госбюджет Прибалтийских республик и привлекая спортсменов-любителей со всего мира.
От американских популяризаторов до игры за СССР: какой путь прошел в  Литве баскетбол
20 мая
В послевоенные годы игроки Литовской ССР составили костяк национальной сборной Советского Союза и внесли немалый вклад в грандиозные победы команды в мировых первенствах.
Последнее, что моджахеды успевали увидеть, — заходящий в атаку вертолет: cоветский спецназ против «душманов»
3 июня
В антикараванной борьбе спецназ прибегал к такому приему, как облет караванных троп. Благодаря облетам спецназ мог контролировать большие участки приграничной территории в дневное время. Ночью вертолеты не летали. Обычно для облета выделялось четыре вертолета: два МИ-8 для размещения досмотровой группы и два МИ-24 для огневой поддержки.
Обсуждение ()
Новости партнёров