Культура Культура

Митрофанов: «В своей книге мы бросаем вызов латышским и русским мифам»

Источник изображения: sputniknewslv.com
  4304 0  

Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов опубликовали книгу под названием «Русские Латвии на изломе веков», которая посвящена истории партии «Равноправие» — ЗаПЧЕЛ вплоть до смены названия на Русский союз Латвии, сопредседателями которого являются оба автора. В более широком контексте книга представляет собой обобщение исторического опыта русской общины Латвии в период с 1987‑го по 2014 год. Издание можно приобрести в книжных магазинах Polaris. Портал RuBaltic.Ru не упустил случая побеседовать с одним из авторов данной книги — Мирославом Митрофановым.

— Мирослав Борисович, недавно вышла написанная Вами вместе с Татьяной Жданок книга о русских Латвии. Скажите, пожалуйста, что побудило Вас взяться за написание этого довольно объемного труда?

— Мы подводим итог большого периода в жизни русской общины Латвии, который охватывает восьмидесятые, девяностые и двухтысячные годы. Сейчас сходит со сцены поколение, которое активно действовало в те годы в политике и в общественной жизни. Мы решили зафиксировать информацию о событиях, повлиявших на судьбы людей не только в Латвии, но и в России, пока еще живы непосредственные участники и свидетели недавней истории.

Историческая память — результат коллективного труда. Нельзя полагаться лишь на свой индивидуальный опыт. Взявшись за книгу, мы столкнулись с несовершенством человеческой памяти. В момент, когда происходят какие-то важные и эмоциональные события, кажется, что ты их никогда не забудешь. Но буквально по прошествии нескольких лет из памяти испаряются не только детали, но и целые сюжетные линии. 

Когда мы обсуждали влияние тех или иных событий на будущее Латвии и ее жителей, например, последствия деления жителей Латвии на граждан и неграждан или лишение бывших коммунистов права баллотироваться в Сейм, то оказалось, что мы уже не можем восстановить по памяти логику событий.

Сейм Латвийской Республики
Сейм Латвийской Республики

Для того, чтобы «вернуться в то время», мы взялись за старые газеты, протоколы парламентских заседаний и партийные документы. В этом труде нам неоценимую помощь оказали участники нашей редакционной коллегии, в первую очередь историк Александр Гурин. В результате в нашей книге появилось около трехсот ссылок на первоисточники. Но не только проверка фактов заняла три года, но и поиск лаконичных, максимально нейтральных формулировок.

— То есть получается, что в книге Вы не даете оценок, а только сухо и нейтрально описываете факты?

— Оценки в книге присутствуют. Конечно, от ряда скандальных утверждений, или разоблачений, мы были вынуждены отказаться, потому что не нашли им документального подтверждения. Но в целом выводы мы сделали. Интересно, что некоторые коллеги от этого нас отговаривали: мол, надо подождать, пока нашу историю напишут в России. 

Но жизнь человека короткая, нет времени ждать, что кто-то за нас или после нас даст оценку, скажем, процессам перестройки или роли компартии Латвии в движении к национальной независимости. Изложение событий в нашей книге дает все основания полагать, что без активного участия лидеров КПЛ и массы коммунистов в «Народном фронте» независимость Латвии не стала бы реальностью. 

С точки зрения современной государственной идеологии Латвии это неудобная тема, поскольку подрывает официальный миф о бескомпромиссной борьбе «светлых и темных сил» — демократического национального движения с якобы чуждой, «оккупационной» коммунистической властью.

В нашей книге впервые затрагивается вопрос о сотрудничестве латышской элиты с советской властью — так называемая политика сделок и разменов. Мы касаемся национальной политики советского времени и ее негативного влияния на поведение русского населения Латвии в начале 90‑х. 

В определенной степени наши оценки бросают вызов стереотипам, укоренившимся в русской среде, где до сих пор советская национальная политика незаслуженно идеализируется.

Долгие годы русская общественность в Латвии избегала обсуждать этот вопрос, потому что боялась прийти к печальным выводам относительно причин своего уязвимого, неравноправного положения в современной Латвийской Республике.

— Вы упомянули о событиях конца 1980‑х, а к каким выводам Вы приходите по событиям последнего десятилетия? Мы помним массовые протесты русских Латвии в середине 2000‑х годов против школьной реформы. У многих тогда была надежда, что вот-вот всё поменяется, но потом последовал общественный спад. На Ваш взгляд, почему так произошло?

— Школьной реформе и Штабу защиты русских школ в книге уделено много внимания. Мы были непосредственными участниками тех воодушевляющих событий. Школьная революция — безусловный пик процесса самоорганизации русского гражданского общества. Причем без участия любых властей или олигархов… Если оценивать причины последовавшего после 2004 года общественного спада, то необходимо напомнить о диалектическом процессе отрицания отрицания. Те общественные явления, которые были прогрессивными в начале 2000‑х годов, со временем поменяли свою природу на противоположную.

Владимир ПутинВладимир Путин

Начало двухтысячных годов — это период, когда к власти в России пришел Владимир Путин и российская политика получила мощный импульс, приведший к стабилизации госуправления, росту благосостояния россиян и престижа русской культуры за пределами страны. 

Применительно к Латвии это в значительной степени вернуло местным русским самоуважение и остановило процесс ассимиляции.

Однако через некоторое время укрепление российского государства привело российскую элиту к переоценке своих возможностей и недооценке сил противников. В частности, российская элита решила, что она сможет со всеми постсоветскими странами договориться, используя экономические рычаги. Такая самонадеянность оказала самое неблагоприятное влияние на русскую общественную жизнь в Прибалтике.

Российской властью была сделана ставка на отношения с правящими партиями и на поддержку в Латвии умеренной, конформистской русской партии — «Центра согласия». В отличие от нашей более радикальной, боевой организации, от ЗаПЧЕЛ, «Центр согласия» принципиально отказался от массовых акций протеста, считая, что сможет бесконфликтно врасти в правящую латышскую элиту, тем самым обеспечив вхождение во власть русских Латвии и укрепив экономические и геополитические позиции России в нашем регионе. 

Однако расчет не оправдался: на уровне правительства «Согласие» всё время остается в глухой оппозиции. Боевой потенциал русской общины со временем сошел на нет, уступив место апатии, которую мы наблюдаем сейчас.

— Да, последний раздел Вашей книги, где Вы описываете попытки восхождения «Согласия» во власть, так и называется: «Штурм стеклянной горы». То есть получается, что власть так для них и останется недостижимой мечтой, а русским Латвии всегда будет уготована роль жителей второго сорта?

— «Стеклянная гора» — это ссылка на латышскую народную сказку. Всаднику нужно было забраться на стеклянную гору, но так как она скользкая, то всадник не достигал вершины и всё время скатывался вниз. Так и партия «Согласие» регулярно приближается к цели, получая почти треть голосов на выборах, но неизменно скатывается назад, оказываясь в политической изоляции. 

Председатель политического объединения «Центр согласия», мэр Риги Нил УшаковПредседатель политического объединения «Центр согласия», мэр Риги Нил Ушаков

Должен признать, что, поскольку исторический этап еще не закончился, данная оценка не является исторической. Это пока метафора из публицистики. Но я убежден, что ставка на «буржуазное» бесконфликтное врастание во власть является ошибочной. История Европы показывает: общество развивалось благодаря революциям, массовым протестам и политическим кампаниям. Без обострения отношений с властями и навязывания им обсуждения неудобных вопросов изменить реальность нельзя.

Если говорить о будущем русских Латвии, то, думаю, при соблюдении некоторых условий наши соотечественники вполне могут обеспечить себе достойное существование в Латвии.

Рано или поздно у русского языка будет официальный статус и проблема массового безгражданства найдет справедливое решение. Правда, это произойдет при условии, что в русских семьях будут рождаться дети, они будут вырастать, получать достойное образование и оставаться в Латвии, постепенно формируя внутренне солидарное сообщество, сохраняющее связи с русским миром и одновременно глубоко интегрированное в жизнь латышского большинства. 

В среднем в условиях Европы время политического созревания национального меньшинства занимает около ста лет. Мы не могли пройти за несколько десятилетий исторический путь, который европейские народы проходили столетиями. В свою очередь, если тенденция к эмиграции русских Латвии усилится, то будущего у общины не будет. Запас прочности у нас еще есть, но он весьма ограниченный. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
thumb_up close more_vert launch menu chevron_left chevron_right keyboard_arrow_up search eye share comments comments-list facebook vk odnoklassniki twitter google feed