Политика Политика

Почему властям Украины выгодно переизбрание Трампа?

Источник изображения: rusdialog.ru
 

Бывший помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон подтвердил, что Дональд Трамп приказал «заморозить» военную помощь Украине, пока Киев не проведет расследование против бывшего вице-президента США Джо Байдена. Украина в американской политике превратилась в мяч, который республиканцы и демократы пинают в борьбе за высший государственный пост. Финальный матч не за горами — предвыборная кампания в США уже фактически стартовала. О том, чья победа на выборах президента США более выгодна для Украины, и об изменениях во внутренней политике страны после прихода к власти Владимира Зеленского аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал украинский политический эксперт Руслан БИЗЯЕВ.

— Г-н Бизяев, не за горами выборы президента США. Вспоминается, что Джо Байден обещал сделать Украину приоритетом мировой политики. Означает ли это, что украинские элиты (пусть и не открыто) будут «топить» за демократов?

— У меня к Вам встречный вопрос: а назначит ли Путин Трампа на второй срок?

— Шансы неплохие, хотелось бы верить.

— Видите, в каких категориях мы с Вами начинаем мыслить — на президентские выборы в США влияют Украина и Россия.

Если говорить серьезно, то сейчас вся внутренняя политика Соединенных Штатов крутится вокруг одного вопроса: что же на самом деле было? Кто и когда реально вмешивался в предвыборную кампанию?

Трамп пытается доказать, что коррумпированная верхушка Демократической партии использовала Украину в своих грязных технологиях в 2016 году. Мы помним, чем это закончилось — у руководителя избирательного штаба Трампа Пола Манафорта теперь небо в клеточку и друзья в полосочку. Контратакуя, демократы доказывают, что президент США заставляет Зеленского дискредитировать Байдена.

С точки зрения государственных интересов, Украине вообще следовало бы абстрагироваться от этих разборок. Но пока что это нереально, поэтому Киев пытается балансировать.

Пока что я не вижу у демократов кандидата, который реально может победить Дональда Трампа.

Не вижу не только я: в одном из последних интервью Эммануэля Макрона красной нитью проходит мысль о том, что Европе нужно готовиться к экономической войне с США. Не означает ли это, что президент Франции ставит на победу Трампа?

— С этим можно поспорить. Многие эксперты полагают, что изменения последних лет носят необратимый характер. И даже если Трамп уйдет, трампизм уже никуда не денется.

— Безусловно, борьба идет не просто между Трампом, Байденом, Сандерсом, Уоррен и так далее. Это борьба между трампистами и глобалистами. В терминологии самого президента США — между патриотами и глобалистами.

Я с Вами соглашусь: даже в случае победы другого кандидата политика Трампа не будет полностью свернута. Ее скорее немного смягчат.

Но в контексте Украины нужно учитывать, что здесь при власти много лет были люди, лояльные Демократической партии США.

Из-за внутриамериканских разборок это стало проблемой, которая расшатывает нас изнутри.

Термин «соросята» появился в последнее время не просто так. Вы можете себе представить, чтобы еще год назад на общенациональном украинском канале прозвучало это слово? А сейчас его произносят, причисляют к «соросятам» конкретных личностей, обличают их в журналистских расследованиях и так далее.

Это одна из составляющих украинского политического кризиса, который дает шанс настроиться на обретение суверенитета и избавление от внешнего управления. В этом контексте для украинских элит Трамп чуть более предпочтителен.

Хотя они смогут работать и с его конкурентом. Другое дело, что конкурента пока не видно.

— Трамп явно хочет посадить Байдена с помощью Украины. И наоборот. Задам вопрос, который, на мой взгляд, более интересует аудиторию: дождемся ли мы на Украине посадок, обещанных Владимиром Зеленским?

— Мне интересно, почему это так беспокоит аудиторию? (смеется)

— Ну как сказать… Многие хотят увидеть за решеткой Петра Порошенко и его ближайших подельников.

— Думаю, этот вопрос будет упираться в аудит результатов деятельности правоохранительных органов. Пройдет аудит, тогда и получим ответы.

Я ожидаю увидеть посадки коррупционеров, но для этого необходимо сначала перезагрузить всю так называемую антикоррупционную вертикаль.

Это и Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), и Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП), и Государственное бюро расследований (ГБР). Последний орган уже в процессе перезапуска. Только после этого можно говорить о посадках.

Потому что есть политическая воля, а есть юридическая сторона вопроса. Чтобы кого-то посадить, нужно иметь железобетонные основания.

— Особенно если речь идет о Порошенко, за которого уже вступился, к примеру, Дональд Туск.

— …И нужно иметь профессиональные навыки, чтобы эти основания собрать. Справятся ли с этой задачей джентльмены, которые сегодня работают в Генпрокуратуре, НАБУ и САП? У меня большие сомнения. Поэтому и вопрос посадок повис в воздухе.

— При этом надо учитывать, что перезагрузка правоохранительных органов — процесс небыстрый. Прокуратуру начали перезагружать, и весь следующий год она, видимо, будет недееспособна.

— Не могу согласиться. Все зависит от системности. Если перезагрузят все органы, то первые результаты в течение следующего года можно будет увидеть. Вопрос только в том, когда начнется системная перезагрузка. Если летом, то до конца 2020 года вряд ли стоит чего-то ожидать. А если в феврале-марте, то варианты есть.

— Я не возлагал на Зеленского больших надежд, но мне казалось, что он будет избавляться от самых уродливых проявлений политики Порошенко. В частности, в гуманитарной сфере. Больших изменений здесь пока что не наблюдается. Да, ушел директор Института национальной памяти Владимир Вятрович — его место занял более адекватный, взвешенный человек. Но первым языковым омбудсменом стала Татьяна Монахова, которая собирается проводить украинизацию «методом кнута». Все очень неоднозначно. 2020 год принесет нам изменения в гуманитарной политике Украины?

— Если Вы внимательно смотрели интервью нового директора Института национальной памяти, то должны были отметить несколько важных моментов. Прежде всего, он не поддерживает силовое навязывание культа Бандеры, Шухевича и прочих личностей из этой исторической цепочки. Это было прямо сказано.

— Я же и говорю, адекватный человек.

— Он проводит линию самого Зеленского, которую я называю эпохой перемирия. Новая власть пытается сглаживать острые углы.

Да, определенные противоречия есть, но для меня главное, что процесс пошел. При Вятровиче мы не просто никуда не двигались — мы в землю закапывались.

В обществе идет широкая дискуссия о том, что делать с законом о языке. Оставить его в таком виде нельзя. По многим причинам (не буду их сейчас перечислять). Какая альтернатива? Думаю, узнаем ближе к лету-осени 2020 года. Потому что сейчас противник президента будут использовать этот вопрос против него.

Вы же видите, какие характеристики дают Зеленскому в нашей «патриотической» тусовке. Это очередной агент Кремля!

Но для того, чтобы навязать это утверждение, нужно постоянно подкидывать дровишки в костер.

Если Зеленский резко возьмется за вопрос языка, у него могут быть проблемы. Поэтому он будет действовать мягко. Главное — разработать новый альтернативный закон или внести в действующие такие изменения, чтобы он перестал раскалывать общество.

Обратите внимание, что на религиозном фронте тоже наступило перемирие.

— Здесь перемены действительно разительные. Церковный вопрос вообще перестал политизироваться.

— Да, он ушел с повестки дня. Учитывая, что язык в списке приоритетов украинцев находится где-то на 28 месте, с ним тоже постепенно разберутся. Мягко, с учетом реальных европейских тенденций, а не тех, которые брались за основу при разработке действующего закона о языке.

Недаром примерно полгода назад [глава Офиса президента] Андрей Богдан сказал, что если для реинтеграции Донбасса нужно будет предоставить русскому языку в этом регионе особый статус, то он не видит в этом никакой проблемы.

Я придерживаюсь того же мнения: языковыми вопросами должны заниматься сами регионы. Условно говоря, если руководство какой-то области считает, что в этой области должно быть сто русских школ, то их должно быть сто. Если ноль — значит, ноль. С венгерскими, румынскими и прочими школами та же ситуация. Это все сфера компетенции общины. Вот для чего, кстати, и нужно провести реальную децентрализацию.

— Так, может, стоит вернуть старый закон Кивалова — Колесниченко? Его и Венецианская комиссия хвалила, в отличие от нового варианта.

— По закону Кивалова — Колесниченко была неоднозначная ситуация. В принципе, надо рассматривать все рациональные предложения. Главное — добиться результата.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Путин нас переиграл: польские СМИ ужаснулись итогам форума в Израиле
29 января
В Варшаве с большим напряжением ждали выступления Владимира Путина на форуме памяти Холокоста в Иерусалиме.
Зеленский выступил на стороне Польши против Украины
29 января
Самое громкое и обсуждаемое заявление на полях торжественной церемонии, посвященной 75-й годовщине освобождения концентрационного лагеря Аушвиц-Биркенау, сделал президент Украины Владимир Зеленский.
Кремль ответил на слова Зеленского о вине СССР во Второй мировой войне
28 января
В Кремле назвали оскорбительными для миллионов россиян и всех жителей СНГ обвинения президента Украины Владимира Зеленского в том, что СССР наравне с фашистской Германией развязал Вторую мировую войну.
Президент Польши в день освобождения Освенцима предложил чествовать антисемита Петлюру
28 января
В Польше прошла торжественная церемония, посвященная 75-й годовщине освобождения концентрационного лагеря Аушвиц-Биркенау.
Обсуждение ()
Новости партнёров