Политика Политика

«Мои будущие дети должны учиться на русском языке». История ученицы из латышской школы

Источник изображения: theworkingparent.com
0  

Сегодня 1 сентября — День знаний, начало нового учебного года во многих странах мира. В Латвии за парты должны усесться чуть более 200 тысяч школьников. Примерно три четверти из них будут учиться в латышских школах, где преподавание проходит на латышском языке и большинство учеников — представители титульной нации, а четверть школьников — нацменьшинства, пока еще имеющие возможность учиться более или менее билингвально. Однако, как в любом правиле, существуют и исключения, когда русскоязычные школьники добровольно выбирают учиться на латышском языке полностью в латышском коллективе, и нынешний материал RuBaltic.Ru как раз об этом.

Фото с личной страницы ТатьяныФото с личной страницы Татьяны

Героиня статьи — русская студентка Татьяна Андриец, учившаяся в 12-ом классе в чисто латышской школе и успешно закончившая ее. Она рассказала порталу RuBaltic.Ru, почему сделала такой выбор и как сложились ее отношения с учениками. Поделиться своим опытом учебы ее даже приглашали на комиссию Сейма по образованию, но рассказ ученицы совершенно не понравился депутатам, желающим перевести школьное образование в Латвии на латышский язык. После этого Татьяна вступила в Штаб защиты русских школ, и в интервью она не упустила случая поделиться своим взглядом на проблему вышеупомянутой реформы.

«После окончания 9-го класса я пошла учиться в рижскую частную школу, так как там у меня была возможность закончить за один год два класса. Потом я поступила в 12-й класс латышской школы, чтобы проверить, насколько мои знания соответствуют двенадцатому классу», — пояснила она причину своего выбора.

Интересно, что с шестого по девятый класс Татьяна училась в школе в Зилупе — городе, где живет ее бабушка. Этот город находится на востоке Латвии неподалеку от российской границы, и в нем абсолютное большинство населения составляют русские. Вследствие этого с латышскими ребятами в то время она практически не общалась.

Кроме этого, как отметила Татьяна, на выбор в пользу латышской школы также повлияла и ее близкая подруга — латышка, с которой она познакомилась во время жизни в столице.

«Мы с ней настолько сильно сдружились, что мне захотелось узнать латышский народ поглубже и посмотреть на все изнутри», — заметила она.

Поступив, Таня сразу принялась за углубленное изучение латышского языка. До перехода в новую школу она достаточно неплохо знала латышский, чтобы учиться на нем, хотя, конечно, знания были хуже, чем у большинства одноклассников, для которых этот язык был родным. Однако, несмотря на это, как подчеркнула девушка, учиться было довольно легко, может быть, благодаря поддержке подруги.

В то же время, несмотря на знание латышского языка, достаточное, чтобы понимать учебный материал и общаться на нем, у Татьяны появились проблемы с коммуникацией с некоторыми одноклассниками.

«Когда речь не шла о политике, все было очень хорошо. Но когда мы обсуждали некоторые исторические вопросы или нынешнюю школьную реформу, оказывалось, что у нас очень разные взгляды на эти темы», — сказала она.

Негативную реакцию вызывало и то, что с некоторыми русскими одноклассниками на переменах Татьяна разговаривала на русском языке. Из-за этого она периодически слышала замечания, что государственный язык в Латвии — латышский. Задавались и вопросы: зачем она пришла в латышскую школу, если говорит на русском? И если поначалу девушка пыталась доказывать, что она действительно понимает, что живет в Латвии и является ее патриоткой, то вскоре ей это надоело.

«Раньше я все время говорила, что я патриотка Латвии, но потом поняла, какая все же узкая грань между патриотизмом и национализмом. В моем понимании патриот — это тот, кто старается сделать так, чтобы хорошо было всем жителям страны, а не только титульной нации.

При этом когда меня обзывали «послом Кремля» или негативно относились к тому, что я на переменах говорю на русском, это был уже не патриотизм, а национализм», — подчеркнула Татьяна.

По словам Тани, на уроках истории она часто участвовала в дискуссиях с другими учениками, особенно это касалось темы латышских легионеров. Однажды она увидела текст, где было сказано, что легионеров просто ввели в заблуждение: они никого не хотели убивать, а просто боролись за независимость Латвии, и сами они — очень храбрые люди.

«Нам надо было аргументированно доказать это утверждение, но я не могла согласиться с ним и озвучила противоположное мнение. Интересно, неужели других героев в Латвии нет и надо делать героев именно из них?» — задалась вопросом Татьяна.

Однако более сильные трения с одноклассниками начались у девушки после того, как ее позвали на комиссию Сейма рассказать об опыте перехода из русской школы в латышскую.

В Сейме / Фото с личной страницы ТатьяныВ Сейме / Фото с личной страницы Татьяны

«После моего выступления, когда я сказала, что против реформы, напряжение стало нарастать, и однажды я поняла, что где-то половина класса смотрит на меня настороженно, хотя никаких явных оскорблений в мою сторону никогда не было и в целом мы хорошо общались», — заметила Таня, рассказав, что перед выступлением ее попросили не говорить о том, что она против реформы, а лишь сказать, что в школе она чувствует себя хорошо. Но был задан вопрос именно об ее отношении к реформе, и девушка не смогла пойти против своей совести, честно ответив, что думает.

— Татьяна, скажите, а в чем, на Ваш взгляд, заключается вред этой реформы, почему Вы против нее?

— Когда директор школы предложила мне рассказать о том, как я чувствую себя в латышской школе, я сначала согласилась, но потом захотела отказаться. Ведь если я скажу, что у меня особых трудностей нет, то, может быть, своими словами «подставлю» тех русских ребят, которым учиться на латышском языке будет тяжело. Ведь тогда получится, что раз я смогла, то и все остальные смогут, хотя это далеко не так.

Я считаю, что должен быть выбор. Если кто-то хочет учиться на латышском языке, хорошо, тогда как если есть желание учиться на родном языке, то такое право у школьников тоже обязательно должно быть. Продавливание латышского обучения, по-моему, приведет к насильственной ассимиляции русских, что совершенно неприемлемо.

Кроме этого, я вижу проблемы и у учителей. Я сама училась в билингвальной школе и видела, как русские учителя извращаются, пытаясь на латышском языке объяснить предмет русским школьникам. Думаю, это не только неестественно, но и унизительно. Да и вообще, преподавание — это творческий процесс, и когда учителей загоняют в какие-то рамки, то так, мне кажется, быть не должно.

Фото с личной страницы ТатьяныФото с личной страницы Татьяны

Ведь обучение на латышском хотят ввести уже с первого класса, переведя на этот язык 50% предметов. Но как можно преподавать на неродном языке ученикам начальной школы? Они же еще совсем маленькие. И если господин [министр образования и науки Карлис] Шадурскис этого не понимает, то какой тогда из него тогда министр образования? Я пошла учиться на латышском языке добровольно и занималась этим с радостью, но когда ребят заставляют насильно, то отношение совсем другое — протестное и негативное.

— Получается, что именно из чувства протеста, чтобы защитить право на обучение на родном языке, Вы пришли в Штаб защиты русских школ?

— Я не пришла, меня пригласили. После моего выступления на комиссии Сейма мне предложили посетить собрание Штаба. Я пришла и поняла, как я соскучилась по русской речи, ведь в школе я большую часть дня общалась только на латышском языке. А там все на русском, да и говорят умные слова. Поэтому я стала туда ходить, да и втянулась, поняв важность сопротивления реформе. Недавно я была одной из заявительниц митинга против реформы в Зилупе.

В общем, в моей жизни много чего произошло за этот год, но я ни о чем не жалею. Я познакомилась со многими интересными людьми и твердо решила, что мои будущие дети должны стопроцентно учиться на русском языке.
Если в Латвии для них такой возможности не будет, то мне придется уехать. Думаю, что так считаю не только я, но и большинство русских. Я осознала, что если ты русский, то учиться в латышской школе можно только в том случае, если полностью ассимилируешься, иначе будешь в постоянной оппозиции. Так что ничего хорошего эта реформа не принесет, и я буду стараться сделать все, что в моих силах, чтобы с ней бороться.
Читайте также
Жительница Эстонии пожаловалась на отказ в обслуживании в аптеке на русском
30 августа
Жительница Эстонии пожаловалась на то, что ей отказали в обслуживании на русском и английском языках в аптеке в городе Кейла.
«Русский штурм» или «Буря в сентябре»: РСЛ объявил конкурс на название новой акции
25 августа
Русский союз Латвии объявил конкурс на название для новой акции против реформы школьного образования, которая запланирована на 15 сентября.
Александра Гапоненко выпустили из СИЗО
23 августа
Суд Видземского предместья Риги отпустил из-под стражи лидера организации «Конгресс неграждан», защитника русских школ Александра Гапоненко, обвиняемого в серии преступлений против государства.
Латвийская спецслужба проведет новую проверку слов о сравнении русских с животными
24 августа
Генеральная прокуратура Латвии отменила постановление Полиции безопасности (ПБ) об отказе возбудить уголовное дело в отношении писателя Дидзиса Седлиниекса, который сравнил русских с животными.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...