Политика Политика

Экс-глава МВД: безопасность Латвии ниже всякой критики

Источник изображения: zarya.lv
0  

Аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает цикл интервью с ветеранами прибалтийской политики. Те, кто стоял у истоков постсоветского пути Латвии, Литвы и Эстонии, подводят итоги четвертьвекового политического транзита этих республик: какие государства мечтали построить отцы-основатели и что получилось в итоге. Сегодняшний собеседник в рамках данного цикла — Янис Адамсонс, депутат Сейма, член Комиссии по обороне и экс-министр внутренних дел Латвии.

Вопросы безопасности для многих стран являются приоритетными. Какое внимание уделяет данной сфере латвийское правительство и насколько безопасна нынешняя Латвия по сравнению с началом 1990‑х годов, Янис АДАМСОНС рассказал в интервью аналитическому порталу RuBaltic.Ru:

— Г‑н Адамсонс, как бывший глава МВД, скажите, какой Латвия была в первые постсоветские годы с точки зрения безопасности?

— В начале 1990‑х в сфере безопасности в Латвии был полный раздрай. Еще до моего вступления в должность министра внутренних дел, когда я работал начальником штаба ВМС, наши структуры постоянно сталкивались с организованной преступностью, торговлей людьми и так далее. Помню, как в ноябре 1993 года мои сослуживцы в честь дня рождения заказали мне в ресторане банкет, на который я опоздал, потому что как раз организовывал задержание в Рижском заливе нелегальных иммигрантов. И после этого случая уже никто не пытался организовать мне праздник, так как у меня всегда были какие-то дела по работе.

Источник изображения: sputniknewslv.comИсточник изображения: sputniknewslv.com

Вообще министром внутренних дел я стал совершенно случайно. Я довольно часто общался с тогдашним премьером Марисом Гайлисом, в основном по вопросам обеспечения безопасности. Как раз из Елгавской тюрьмы и из тюрьмы Даугавпилса был совершен побег заключенных, в связи с чем премьер-министр потребовал отставки главы МВД Гирта Валдиса Кристовскиса и предложил мне занять этот пост. Тогда у всех на слуху было дело Ивана Харитонова, которого называли «королем рэкетиров» Латвии. Примерно 400 человек — общественных деятелей и предпринимателей — обратились с письмом о его освобождении, а он уже полгода находился в СИЗО.

Один из национальных политиков, проходивший в оперативных делах как «почтальон», рьяно выступавший против русских, обходил с этим письмом многих должностных лиц и принес его премьер-министру.

В то время я уже третьи сутки был главой МВД, созвал совещание и задал вопрос ответственным по этому делу, сколько времени им понадобится на доклад. Мне ответили, что три-четыре часа, но всё заняло где-то 15–20 минут. Причина была простая: единственное, что было из доказательной базы, — это написанное на туалетной бумаге заявление, что он вор. Однако когда я стал задавать вопросы, какие эпизоды отработаны, какие имеются показания свидетелей и так далее, оказалось, что ничего нет. 

А на мой вопрос, на каком основании Харитонов задержан, последовал простой ответ, что ведь все знают, что он «король рэкета». Я тогда был еще не женат и ответил, что все знают, что мне нравятся женщины, но в борделях меня никто не видел. Так что пришлось потребовать, чтобы был составлен план, и в течение полугода вся доказательная база по этому делу была собрана.

— А сколько примерно было оргпреступных группировок в то время?

— Могу сказать не примерно, а точно. В конце 1994 года на территории страны орудовали 72 оргпреступные группировки. Они были как национальные, которые формировались по этническому признаку, так и интернациональные. Однако надо отдать должное МВД: благодаря очень качественной работе государственной полиции, а также других силовых ведомств, в течение года с рэкетом у нас было покончено. Дважды мы «ставили на уши» Центральный рынок. Также по необходимости закрывали и границу для борьбы с контрабандой.

Источник изображения: baltnews.lvИсточник изображения: baltnews.lv

Так что, на мой взгляд, при желании с этой заразой можно покончить очень быстро. Просто для этого нужно соблюдать несколько условий: должно быть пересмотрено финансирование в пользу МВД; никто не должен звонить министру и говорить, кого нужно посадить, а кого — освободить; и самое главное — кадровая политика, когда на все должности должны набираться люди исключительно по профессиональному признаку.

Эти три условия я поставил премьеру, перед тем как занять свой пост, и он с ними согласился, что и позволило переломить ситуацию.

Думаю, многие помнят, что в то время было боязно выходить на улицы Риги. Гуляющих людей вечером практически не было. Стрельбы и взрывы были обычным делом, и я часто приезжал на места преступления не просто одновременно с полицией, но бывало, что и раньше нее. Оргпреступность тогда не просто почти подмяла под себя бизнес, но и начала подбираться к представительству, к парламенту. То есть планировала рулить и политикой. Так что если бы мы не остановили ее, то ситуация у нас бы была аналогична той, что создалась сейчас на Украине.

— А как обстоят дела сейчас в сфере безопасности? С организованной преступностью в Латвии покончено?

— Сейчас в Латвии нет настолько жестоких группировок и преступлений, которые были раньше. Однако это не значит, что у нас вообще нет проблем, — в данный момент крупные преступления больше связаны с экономикой, и в этом направлении, конечно, еще много дел, требующих решений. Печально, но тема финансирования у нас до сих пор актуальна. В «жирные» годы, когда в бюджете денег было достаточно, полицейским не выплачивали всю зарплату: отпускные, разные пособия часто задерживались. А потом вообще началось целенаправленное сокращение средств на МВД.

Кроме этого, при смене руководства МВД на должность министра зачастую приходили люди, которые сразу пытались избавиться от профессиональных работников. Если в мое время было много талантливых оперов, то после моего ухода их начали гнобить. Некоторым из них прямо в лицо заявляли: «Пока я министр, ты здесь не нужен». Эти люди потом ушли в частную сферу и быстро нашли применение своим навыкам.

Но всё же самый большой вред, на мой взгляд, нанесла экс-министр Линда Мурниеце. Ладно кадровые перестановки по просьбе своих друзей — однопартийцев из «Единства», их еще можно как-то расхлебать. Но закрытие Полицейской академии — это для безопасности невосполнимый урон. 

Линда Мурниеце / Источник: lr1.lsm.lvЛинда Мурниеце / Источник: lr1.lsm.lv

По данным Госконтроля, 40% уголовных процессов прекращаются из-за срока давности. То есть они просто не расследуются. Также по отдельным уголовным процессам, в основном касающимся «отмывки» денег, в течение нескольких лет был допрошен только один человек из 11 подозреваемых. Да, можно винить простых полицейских, но не стоит забывать, что их никто не учит и это явная вина политической элиты.

— На Ваш взгляд, почему так происходит? Правящая элита не заинтересована в решении этих вопросов?

— Думаю, что у многих из них нет желания что-то менять. Их и так всё устраивает. Еще зачастую некоторые должностные лица сами замешаны в тех или иных неприглядных деяниях. При наличии политической воли это всё можно было доказать.

Но ведь у нас как: пока ты состоишь в определенных правящих партиях, тебя никто не может тронуть. У меня душа радуется, когда я вижу, как в России арестовывают высших должностных лиц. Латвии еще до этого далеко.

За последнее время я не припоминаю подобных случаев.

Так что, если говорить о системе безопасности нашего государства, она ниже всякой критики. К сожалению, у нас нет понимания концепции безопасности в нынешнем изменяющемся мире. Наши политики слепо следуют тому, что скажут в Вашингтоне или Брюсселе, и не хотят думать своей головой, что, по моему мнению, является самой большой угрозой безопасности нашего государства. Ведь я всегда исходил из того, что мы живем здесь, в Латвии, и нашей задачей является обеспечение безопасности местного населения. Поэтому нужно принимать во внимание реальные, а не надуманные угрозы.

— Чего ожидать в дальнейшем? Каким будет развитие ситуации в вопросе внутренней безопасности?

— Проблема нашего государства, да и других европейских стран, в том, что на многие ответственные посты назначают не отраслевых специалистов, а менеджеров, которым всё равно, какой сферой руководить. У нас многие рвутся стать министрами, но когда им задаешь вопрос: «А что ты будешь делать?» — то внятный ответ можно услышать очень редко. Любой отраслью должен управлять профессионал. И пока этого не будет, никакого улучшения не произойдет.

Все помнят фразу, приписываемую Ленину, что любая кухарка способна управлять государством, правда, забывая продолжение: как пьяный извозчик кобылой. Ведь можно сколько угодно критиковать руководство Латвии, но подавляющее большинство населения, в том числе и политики, не понимает, что государство — это мы с вами, а государственная власть такая, какую мы выбираем. Поэтому чаще надо смотреть в зеркало.

Читайте также
На Игналинской АЭС зафиксировали четыре нештатные ситуации за прошлый год
9 апреля
Четыре нештатные ситуации были зафиксированы в 2017 году на приостановленной Игналинской атомной электростанции (ИАЭС).
Латвийский ученый: школьная реформа только усиливает взаимную неприязнь
9 апреля
Интервью с латвийским ученым, доктором наук Дмитрием Бочаровым.
Трамп — лидерам стран Балтии: противники дружбы с Россией — очень тупые люди (ВИДЕО)
7 апреля
Президент США Дональд Трамп на встрече с лидерами стран Балтии в Вашингтоне заявил, что только «очень тупые люди» не согласны с тем, что с дружба с Россией — это хорошо.
Подальше от народа
12 апреля
Власть отдельно, народ отдельно — это довольно популярная оценка политического процесса в любой стране.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...