Политика Политика

Русских детей нужно защитить от «закручивания гаек» в школах и детсадах Латвии

Источник изображения: rf-smi.ru
 

В субботу 29 августа состоятся внеочередные выборы в Рижскую думу. Одна из интриг этих выборов — попадет ли в столичное самоуправление партия «Русский союз Латвии» (РСЛ). На выборах РСЛ выставил кандидатами в депутаты Рижской думы множество новых в латвийской политике людей. О том, что не устраивает их в жизни страны, заставляет бороться за доступ к власти, а также о планах по защите образования в Риге на русском языке аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказала второй номер избирательного списка РСЛ Инна ДЬЕРИ.

— Г-жа Дьери, каким был Ваш путь в политику? Почему Вы решили заняться этим непростым видом деятельности, да еще в составе такой дерзкой по латвийским меркам организации, как Русский союз Латвии?

— Жизнь складывалась так, как я планировала. Хотела управлять частными предприятиями — получила образование по специальности «Управление бизнесом». Степень бакалавра получила в Латвийском университете, а магистратуру закончила в США, по стипендии Фулбрайта.

Моя работа мне нравится, и я не думала идти в политику. Но забота о собственных детях заставила меня поменять приоритеты.

В какой-то момент я узнала, что уже к первому классу моим детям нужно не просто уметь читать и писать, но и читать и писать на двух языках — на русском и латышском.

Не то чтобы я против языков, я сама окончила русскую школу, училась в Латвийском университете на латышском языке, а в магистратуре — на английском. Так что знание трех языков для меня норма. Однако не все люди и не в любом возрасте могут освоить языки. И требовать от малышей в 7 лет свободно говорить на латышском — это несправедливо и часто невыполнимо.

Конечно, можно полностью погрузить ребенка в латышскую среду и разговаривать с ним исключительно на латышском языке, но это не мой метод. Для меня очень важны родной язык и наше культурное наследие. Язык матери для моих детей однозначно русский.

Я могу им помочь с изучением латышского языка, но никогда не буду разговаривать с ними дома на этом языке.

Это моя принципиальная установка, я ее не изменю, несмотря на критику со стороны некоторых знакомых латышей.

Когда я столкнулась с проблемой жестоких и нереальных языковых требований к детям, я поняла, что надо что-то менять. Поэтому я включилась в работу партии, которая всегда поднимала эти вопросы — Русского союза Латвии.

Ни у одной другой партии не хватило смелости вступиться за русских детей.

Сейчас другие партии наперебой предлагают себя избирателям в преддверии рижских выборов. Но где они были, когда РСЛ и русские родители в 2018 году вышли на массовые акции в защиту русских школ? Сидели и тряслись от страха по углам… А мы встали во весь рост и пошли сражаться.

Именно поэтому РСЛ должен быть представлен в Рижской думе и Сейме Латвии. И даже если РСЛ окажется в оппозиции, мы сможем многое сделать для русского образования и сохранения русской идентичности наших детей.

— Но от образования на русском языке сохранились лишь отдельные фрагменты. Значит ли это, что полноценное обучение на русском вернуть уже невозможно?

— Законы не вечны, их можно и нужно менять. И мы не отступим от своей цели — вернуть полноценное использование родного языка в школы нашей страны. Но и в рамках существующего законодательства у нас есть свобода выбора. По новому закону 2018 года. в начальной школе до половины предметов может преподаваться на родном языке. В основной школе — до 20 %, что позволяет как минимум качественно освоить сам язык.

Мы должны отслеживать и пресекать попытки не в меру ретивых директоров свести использование русского до нуля.

Попыток еще более «углубить и расширить» перевод обучения на латышский быть не должно.

Что касается детей со сложностями развития, то им должны быть обеспечены программы полностью на родном языке. Также и самоуправления должны финансировать культурные мероприятия на русском и других языках. Ведь мы точно такие же налогоплательщики, как и латыши.

Ситуация в сфере образования сложная, сейчас стали «закручивать гайки» в том числе и в детских садах.

И воспитатели, которые в подготовительных группах с моим сыном разговаривали на русском языке, теперь с моей младшей дочкой будут говорить на латышском. При этом согласия родителей никто не спрашивал, хотя именно они являются заказчиками образования.

— Только ли русские семьи страдают от реформ в области образования?

— Недовольны и латышские родители. Сейчас реализуются одновременно четыре реформы образования — языковая, компетентносная, удаленное обучение и ускоренная годичная подготовка учителей. Можно представить себе, что происходит с качеством образования.

Однако русским семьям сложнее, поскольку драматически снижается число уроков, на которых можно развивать родную речь.

Фактически современным русским школьникам до четвертого класса придется осваивать ту программу по русскому языку, которую мы осваивали до… девятого!

Теоретически русский язык они учат до шестого класса и даже после, но до четвертого по программе должны пройти практически все. Поэтому на таком уровне, которого они успеют достичь за 4–6 лет — кому как повезет с педагогами, — их русский язык и останется…

— Вижу, что Вы разобрались в нюансах школьной темы и говорите как эксперт…

— Уже в этом году я наравне с министерскими чиновниками и депутатами спорила в Сейме с экспертами по вопросу будущего русских детских садов. И, очевидно, удачно — нам удалось смягчить окончательную редакцию опасного законопроекта. Но вот что я ясно поняла во время дискуссий в Сейме — у тебя должен быть депутатский статус для того, чтобы говорить от имени народа или его части.

Я совершенно осознанно согласилась стартовать на выборах в Рижскую думу. Русскому союзу необходимо представительство в Думе, мне нужен депутатский статус для того, чтобы более эффективно решать вопросы образования.

— Каким способом, на Ваш взгляд, это можно сделать? Ну и вообще, как Вы планируете действовать в Рижской думе?

— Как я уже упоминала, мы можем воздействовать на кадровую политику, с тем чтобы директорами школ не становились люди, готовые «бежать впереди паровоза» — опережать языковые требования закона. Мы будем помогать тем директорам, которые в соответствии с Конституцией будут способствовать сохранению культуры и языка нацменьшинств. То есть если можно проводить «линейку» или другие мероприятия на русском языке, то директорам не надо бояться это делать.

Что касается детских садов, то мы будем отслеживать спрос на русские и латышские группы.

И если есть спрос на новые русские группы, мы добьемся того, чтобы они были открыты.

Мы планируем поддерживать все школы. Заметно, что за последние 10 лет больше финансирования выделялось тем школам, которые поддерживали правящие партии, у них строились дополнительные корпуса, лаборатории и так далее. А мы обеспечим равномерное распределение ресурсов.

Если смотреть на вопросы языка и культуры шире, то надо исходить из того, что почти для половины жителей в Риге русский язык является родным. Следовательно, надо обеспечить возможность использования русского языка в контактах с муниципальными учреждениями и предприятиями.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
От немецких баронов до латышских националистов: с кем боролись за свои школы русские Латвии
12 августа
Русские Латвии планируют новые акции в защиту сохранения в стране среднего образования для национальных меньшинств на родном языке. В XIX веке создаваемые русскими школы давали возможность выбиться в люди угнетенным латышам. Сейчас закрытия русских школ добиваются потомки этих латышей — строители «латышской Латвии».
Отстоять Памятник освободителям: с чем идут на выборы в Риге русские Латвии
17 августа
На 29 августа назначены выборы в Рижскую думу. Одной из партий, имеющих шансы получить представительство в столичном самоуправлении и пользующихся поддержкой русскоязычных рижан, является Русский союз Латвии (РСЛ). Мы узнали, какие основные проблемы они видят в городе, а также о том, как они собираются их решать.
Латвия запрещает русские школы, которые старше ее на 200 лет
28 июля
Латвийские власти намерены исключить русский язык и литературу из системы образования. При этом история русской школы на территории современной Латвии насчитывает более 230 лет. Как минимум есть основания полагать, что традиции образования на русском языке гораздо старше.
В Латвии предлагают не лечить от коронавируса праздновавших 9 мая
13 мая
Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш требует от главы МВД разъяснений о том, как работала полиция 9 мая. Политик недоволен тем, что многие латвийцы, несмотря на карантин, всё же вышли возложить цветы к памятным местам.
Обсуждение ()
Новости партнёров