Политика Политика

Кто есть кто в белорусской оппозиции: Ольга Карач — «пророссийская» замена Тихановской

Источник изображения: nash-dom.info

Многочисленность протестного движения в Беларуси летом 2020 года повышает востребованность на Западе тех лидеров белорусской оппозиции, которые действуют вне узких националистических рамок. Ранее считавшаяся символом этой «новой оппозиции» Светлана Тихановская под влиянием взявшей над ней шефство Литвы уверенно дрейфует в сторону националистического «гетто», освобождая тем самым нишу конструктивного деидеологизированного лидера белорусов, которые симпатизируют России и хотят перемен. Самый активный претендент на занятие этой ниши — оппозиционерка из Витебска Ольга Карач, которую националисты старой закалки считают чуть ли не проектом Кремля, хотя живет Карач в той же Литве, а ее организация оформлена в Чехии.

«Если мы посмотрим на независимые соцопросы, которые проводились в Беларуси, то был единственный более популярный политик, чем Лукашенко — Владимир Путин. Пророссийски настроенные люди всегда считали, что Путин — единственный, кто может защитить от Александра Лукашенко», — говорила Ольга Карач немецкому Deutche Welle осенью прошлого года.

В те месяцы подобные разговоры в оппозиционной среде звучали довольно часто. Та же «народный лидер Беларуси» Светлана Тихановская неоднократно пыталась добиться встречи с президентом России.

Однако поведение Карач резко выделяется на общем фоне.

Оппозиционерка из Витебска не просто открещивалась от русофобии в протесте — она выступала от имени пророссийского большинства белорусов и апеллировала к России как к «старшему брату».  

«Понятно, что если бы не гигантская, просто беспрецедентная поддержка России, Александр Лукашенко не удержался бы у власти ни одного дня. И я, например, очень настаиваю на аудите отношений России и Беларуси, потому что непонятно, под какие обещания Александр Лукашенко получал все эти деньги, почему до сих пор Россия продолжает его поддерживать и удерживать у власти», — говорила Карач.

Она намного упорнее других спикеров протеста доказывает, что Москва зря отказывается разговаривать с белорусской оппозицией, потому что и оппозиция в Беларуси не вся против России, и Лукашенко не такой уж пророссийский.

Понятно, что за такую позицию Карач в равной степени ненавидят и «змагары» старой закалки, и белорусская власть.

Разоблачительные расследования о ней выпускают как ветераны националистической прессы («Наша Нива»), так и провластные рупоры («Беларусь сегодня»). «Соратники» по политической борьбе обвиняют Карач в работе на ФСБ и даже утверждают, что именно она сдала российским спецслужбам политологов, готовивших убийство Лукашенко.

В лагере Лукашенко Карач ставят в вину очернение родной страны в Европе. По их сведениям, это главное, за что оппозиционерка получает на свою деятельность деньги на Западе.

Начинать разбирать эти слухи и допытываться, кто кого когда завербовал, выслушивая «источники», которые «свечку держали», деструктивно. Обратимся к фактам.

Ольга Карач, как и положено белорусскому оппозиционеру, 10 лет живет в Литве. Однако до прошлого года старалась этого не афишировать, подчеркивая, что она — простая честная женщина из Витебска, родившаяся и выросшая в рабочей семье, закончившая пединститут и работавшая учительницей русского языка и литературы.

Организация, которую возглавляет Карач, Международный центр гражданских инициатив «Наш дом», зарегистрирована в Чешской Республике. Работает на иностранные гранты для некоммерческих организаций.

Медийную площадку Карач предоставляют основные русскоязычные СМИ стран Запада, работающие на Восточную Европу. Их интерес к белорусской оппозиционерке уходит корнями в 2000-е годы, когда бойкая 24-летняя активистка выиграла выборы в витебский горсовет.

Инвестиции в Карач начались еще тогда.

Западных функционеров, работающих по Беларуси, явно заинтересовала юная оппозиционно настроенная учительница русского языка, которая способна стать привлекательной альтернативой унылым «змагарам» в вышиванках. В результате предельно антироссийский русскоязычный Deutche Welle подружился с Карач еще 15 лет назад, а сейчас позволяет ей высказывать на своих страницах настолько пророссийские тезисы, что президент Лукашенко начинает казаться русофобом на Ольгином фоне.

Информации из открытых источников набирается столько, что искать еще какие-то «инсайды» — лишняя трата времени. Все и так достаточно очевидно.

Ольга Карач и ее инициатива «Наш дом» — это проект расширения влияния прозападной оппозиции на базовый электорат Александра Лукашенко — сконцентрированное в регионах Беларуси пророссийское русскоговорящее большинство населения. 

Поэтому Карач, будучи тесно связанной с традиционной оппозицией, старается в публичном пространстве с ней не ассоциироваться. У нее давние отношения с одним из самых одиозных «змагаров» Павлом Северинцем, но в медиа она эпатирует националистов заявлениями, что белорусский язык «недостаточно развит» и «хамство — это отличительная черта белорусскоязычных, у которых нет аргументов, а только унижения и мат».

Карач — типичный дипломированный борец с «последней диктатурой Европы» — получила «высшее оппозиционерское образование»: магистерскую степень по программе «Публичная политика» Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе. Однако старается не «светиться» в сообществе политэмигрантов, которое сформировалась вокруг ЕГУ, хотя и живет в том же Вильнюсе.

Руководитель «Нашего дома» не делает селфи на могиле «Кастуся» Калиновского, не рассуждает в социальных сетях о стилистических отличиях «Пагони» от герба Литовской Республики и не поминает между делом Великого княжества Литовского. Этим Ольга Карач резко отличается от большинства окопавшейся в Вильнюсе белорусской политэмиграции.

И в том числе от «избранного лидера» Светланы Тихановской, которая под влиянием литовских кураторов уверенно дрейфует в сторону унылого и бесперспективного этнонационализма.

Ольга Карач сегодня — самый очевидный кандидат на то, чтобы занять нишу символа массового протеста белорусов, из которой добровольно уходит Тихановская.

Потому что хоть Карач и живет в Вильнюсе, заметно, что у ее кураторов есть мозги, и это доказывает непричастность к проекту «Нашего дома» Администрации президента и МИД Литвы.

Идеология «Жыве Беларусь» с переименованием страны и ее населенных пунктов, сносом памятников Ленину, запретом русского языка и возведением в религиозный культ бело-красно-белой вышиванки неспособна привлечь в ряды оппозиции больше того абсолютного меньшинства белорусов, которые разделяют идеи этнического национализма.

Для того, чтобы рассчитывать на перехват власти в Беларуси, нужно бороться за русофильское большинство, которое Лукашенко начал терять из-за своей мутной многовекторности и полнейшей неопределенности в вопросах интеграции с Россией.

Рекордная численность протестных акций 2020 года как раз и была связана с подчеркнутым исключением из них геополитики. Протесты не за Россию и не за «европейский выбор» — они против Лукашенко. Против России ничего не имеем.

На Западе хватает толковых специалистов, которые смогли оценить, какой эта установка дала результат, и сделать нужные выводы.

Поэтому работа «Нашего дома» целиком сконцентрирована на том, что может заинтересовать простого русскоязычного белоруса на той же Витебщине.        

Бюрократизм, коррупция, неоказание положенной по закону социальной помощи семьям, нарушение прав детей. Никаких «Пагонь», никаких Калиновских.

В конце концов, этот простой белорус должен увидеть в руководстве «Нашего дома» социально и культурно близкую ему альтернативу Лукашенко.

Идеально будет, если ему на такую альтернативу укажет Россия, к которой он тяготеет.

Поэтому Карач выступает как стопроцентно пророссийский политик, охотно идет на сотрудничество с российскими СМИ и пытается заинтересовать своей персоной российских специалистов по Беларуси. Автор этой статьи в свое время регулярно получал на неизвестно как раздобытую почту бюллетени о работе «Нашего дома». Видимо, его тоже внесли в списки перспективных россиян, которых можно заинтересовать не антироссийской альтернативой Лукашенко.

Впрочем, специалистам из России несложно разобраться, кто есть кто в Беларуси и вокруг Беларуси. Куда сложнее это будет сделать тому самому простому белорусу на Витебщине, который смотрит YouTube-канал «Нашего дома».

Ведь там Ольга Карач задает Александру Лукашенко правильные вопросы об отношениях власти с белорусским обществом и Россией.

Можно и нужно сказать, что эти вопросы задаются из Литвы на иностранные деньги. Но без ответов на вопросы по существу это мало поможет.


Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Кто есть кто в белорусской оппозиции: Тихановская — домохозяйка, ставшая «избранным лидером»
1 мая
Светлана Тихановская — лицо белорусской оппозиции и главный герой спектакля, финалом которого должно было стать свержение действующего президента. Оппоненты Лукашенко специально выставили против него максимально слабого и никчемного кандидата. В этом и заключается феномен Светланы Тихановской.
Кто есть кто в белорусской оппозиции: Павел Латушко — националист, обласканный Лукашенко
7 мая
Член президиума Координационного совета белорусской оппозиции Павел Латушко из Польши призвал белорусов устраивать акции протеста на 9 мая. Что же заставило карьерного дипломата, бывшего министра и посла Беларуси в разных европейских странах порвать с «последней диктатурой Европы» и превратиться в политического эмигранта?
В Беларуси отказались регистрировать пророссийскую партию
5 мая
Белорусский Минюст отказал в регистрации партии «Союз». Регистрация новой партии означала бы, что «разморозке» партийной системы в Беларуси действительно дан старт. Кроме того, «Союз» должен был стать первой официально признанной пророссийской партией, в основе программы которой лежало бы требование интеграции с Россией.
Почему Беларусь должна объединяться с Россией
30 апреля
Зачем белорусам интегрироваться с Россией? Этот вопрос в Беларуси задают все чаще, особенно на фоне событий последних месяцев, когда политический кризис в республике вновь актуализировал геополитические противоречия.
Новости партнёров