Политика Политика

Обоим хочется в Брюссель: первые лица Литвы сцепились из-за полномочий

Источник изображения: Коллаж RuBaltic.Ru

Президент Литвы Гитанас Науседа и премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните не могут договориться, кто из них должен представлять страну на саммитах лидеров Евросоюза. Глава правительства предложила компромиссный вариант: перед каждым заседанием анализировать актуальную повестку дня и решать, чье участие будет более ценным. Свою позицию она изложила в письме, отправленном на имя Науседы. Такой формат общения между первыми лицами государства сам по себе подтверждает, что у них сложились отнюдь не дружественные отношения.

Кому следует представлять Вильнюс на саммитах лидеров ЕС? Этот вопрос в последние месяцы раскалывает литовский истеблишмент.

Во времена Дали Грибаускайте ни у кого и мысли не возникало, что в Брюссель можно отправить премьер-министра, а не президента. Но с такой инициативой после победы на прошлогодних парламентских выборах выступили консерваторы-«ландсбергисты».

Вынесем за скобки вопрос, чем провинился перед ними Гитанас Науседа. Факт остается фактом: правящая партия выступает за то, чтобы отныне на саммиты Евросоюза ездила их премьер-министр Ингрида Шимоните. В качестве аргумента они выдвигают тезис о том, что вопросы, которые обсуждаются на саммитах Евросоюза, зачастую входят в компетенцию правительства.

Кроме того, накануне каждого заседания комитеты Сейма утверждают официальную литовскую позицию. «Можем ли мы обязать президента говорить те или иные вещи? Это основной вопрос, который вызывает неясности», — заявила глава комитета по европейским делам Радвиле Моркунайте-Микуленене.

Налицо желание парламента, который контролирует конкретная партия консерваторов, усилить влияние на внешнюю политику Литвы.

Президент не подотчетен Сейму – он получил мандат непосредственно от народа в ходе прямых выборов. Зато Ингриде Шимоните всегда можно вручить набор тезисов, которые она должна озвучить в Брюсселе (и никакой отсебятины).

Науседа и его сторонники выдвигают два весомых контраргумента. Во-первых, почему те же консерваторы не оспаривали право Дали Грибаускайте представлять Литву на европейской арене? Во-вторых, внешняя политика является «вотчиной» президента: ему предписано заключать международные договоры, назначать дипломатических представителей республики в иностранных государствах и прочее.

Хотя вопрос участия в саммитах Евросоюза Конституция, конечно, не регламентирует.

Если говорить о юридической стороне вопроса, то здесь мнения специалистов тоже разделились.

Эксперт по конституционному праву Витаутас Синкявичюс полагает, что основной закон в данном случае явно на стороне Науседы. «Можно ли установить, что если решаются социально-экономические вопросы, то едет премьер-министр? Нет, это невозможно, потому что полномочия президента представлять Литву, проводить и формировать внешнюю политику закреплены в Конституции. Если мы хотим ограничить эти полномочия президента и сказать, что в некоторых случаях едет премьер-министр, нам нужно изменить Конституцию. И другого пути здесь нет», — уверен Синкявичюс.

Иного мнения придерживается председатель комитета Сейма по иностранным делам, консерватор Жигимантас Павилёнис. В случае судебного разбирательства он сулит успех премьер-министру. «В конституционном акте, когда мы вступили [в ЕС] в 2004 году, четко прописано, что Сейм передает полномочия по этим вопросам представителям правительства, а не президенту», — говорит Павилёнис.

Если бы Науседа добровольно согласился уступить место на саммитах ЕС Ингриде Шимоните, то проблема решилась бы сама собой. Но он даже не желает обсуждать эту тему.

«Мы действительно не видим надобности в этом обсуждении, - говорила в марте советник Науседы Аста Скайсгирите. – Президент и премьер встречаются накануне СРЕС (Совета руководителей ЕС – прим. RuBaltic.Ru), после заседания, они согласуют действия, мнения и подходы. Обмен информацией происходит без проблем».

Дополнительный аргумент в пользу Науседы – это результаты недавнего социологического опроса, проведенного компанией Vilmorus.

Абсолютное большинство респондентов (56,1%) считает, что Литву на саммитах ЕС должен и впредь представлять президент.

Только 18,6 процентов опрошенных желают передать эту ответственность Ингриде Шимоните. Комментируя эти данные, Науседа заявил, что у простых людей понимания «зачастую даже больше, чем у некоторых политиков».

Но когда литовские консерваторы принимали во внимание позицию своих сограждан? Правящая партия рассматривает возможность принятия закона, который закрепит за премьер-министром право участвовать в саммитах лидеров ЕС.

Но его принятию мешают, как минимум, две причины. Во-первых, не факт, что в Сейме наберется необходимое количество голосов (Науседа считается политиком, близким к консерваторам). Во-вторых, даже если закон примут, его рассмотрение может переместиться в Конституционный суд.

На днях два комитета Сейма – по иностранным и европейским делам – призвали президента и премьера самим решить этот вопрос. Тогда же появилась новость, что Шимоните в письменном виде проинформировала Науседу о своей позиции по поводу представительства Литвы в ЕС: «Мое мнение такое, что возможно перед каждым заседанием совета при оценке содержания заседания договариваться, чье представительство конкретно на этом заседании будет более ценным для Литвы».

Науседа пока молчит. Но сам формат его общения с Шимоните вызывает вопросы.

Где это видано, чтобы президент и премьер-министр в XXI веке общались посредством писем?

Очевидно, коммуникация между ними уже нарушена. Павилёнис подтверждает, что глава государства по-прежнему не хочет дискутировать на тему литовского представительства в ЕС.

«Премьер-министр несколько раз пыталась обсудить этот вопрос с президентом Науседой, но ответ очень негативный. Я разговаривал с различными политиками весь день во вторник и спросил, нормально ли, что президент не обсуждает высшую стратегию политики с правительством, избранным народом. Это ненормально. Поэтому прошу президента уважать традиции нашей политической культуры, особенно во внешней политике, где один в поле не воин», — возмущается Павилёнис.

Можно ли ожидать, что этот спор перерастет в острый политический конфликт (или даже кризис)? Едва ли.

Науседа – не Роландас Паксас, который дерзнул бросить вызов литовскому истеблишменту.

Воевать с ним по-настоящему консерваторы пока не собираются. Но нервы определенно потреплют. А настоящая война может начаться ближе к следующим президентским выборам, когда соперником Науседы, возможно, станет нынешний министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Игра престолов» в Литве: клан Ландсбергисов отбирает полномочия у президента
4 марта
«Ландсбергисты» пытаются свести счеты с номинальным лидером государства, который не соответствует их критериям «благонадежности». Оставшиеся три года своей каденции Науседе придется работать в атмосфере враждебности.
Гитанас Науседа победил копию Грибаускайте на выборах президента Литвы
27 мая 2019
Президентом Литвы избран самовыдвиженец Гитанас Науседа. По предварительным итогам, он опережает своего конкурента, кандидата от «Союза Отечества — Христианских демократов Литвы» (СО-ХДЛ) Ингриду Шимоните примерно на 40%.
Ландсбергис-младший отберет у президента статус «первого лица» Литвы
30 декабря 2020
Габриэлюс Ландсбергис уже сегодня, не сделав для этого ничего, претендует на роль первого человека в государстве на том простом основании, что он — внук «отца нации».
«Пропихнуть в президенты Ландсбергиса»: литовских консерваторов заподозрили в заговоре против Науседы
6 апреля
Партия консерваторов (Союз Отечества — Христианские демократы Литвы, «ландсбергисты») готовит место в президентском дворце для главы МИД Габриэлюса Ландсбергиса, уверен лидер Союза крестьян и «зеленых» Рамунас Карбаускис.
Новости партнёров