×
Политика Политика

«Копеечка на АТО»: как украинцев приучали поддерживать войну в Донбассе

Источник изображения: d.newsweek.com

В 2014 году, в самый разгар войны, меня занесло в Харьков. Я тогда окончил школу и поступил на первый курс филфака Харьковского национального университета имени Каразина. Ехать не хотел, но родители и родственники выбора не оставили: «Какой Донецк? Тут снаряды рвутся, а там у тебя бюджетное место, будешь спокойно учиться». Через несколько месяцев я забрал документы и вернулся домой.

Почему? Долгое время не мог толком ответить на этот вопрос. Лично знаю еще одну девушку, которая поддалась такому же порыву. Тоже училась в ХНУ, тоже вернулась в Донецк без видимых на то причин. Ей тоже трудно объяснить, почему она это сделала. Видимо, в какой-то момент мы просто поняли, что наше место — по другую сторону фронта.

А линия фронта существовала не только в умах. Она была вполне реальной. Нам приходилось пересекать ее, чтобы попасть домой. Но с каждым годом мы делали бы это все реже и реже.

Жить на Украине, ограждая себя от украинства, — задача крайне сложная. «Ватниками» остаются в основном пенсионеры. Я, кстати, провел несколько дней в глухой деревне под Купянском и очень удивился, что тамошние старики дружно декларируют свои сепаратистские настроения. А у тех, кто проявляет социальную активность, «неправильное» мировоззрение постепенно деформируется.

Приведу всего один пример: жителю Харькова очень трудно хотя бы раз в жизни не пожертвовать «копеечку на АТО» (антитеррористическую операцию). По крайней мере, так было в 2014–2015 годах.

Деньги для военнослужащих собирали везде — в метро, в магазинах, на массовых мероприятиях. Люди жертвовали. Другие люди смотрели и привыкали к тому, что это нормально.

Допустим, однажды ты захочешь посмотреть какой-то спектакль. Придешь в театр и только там узнаешь, что 50% от продажи билетов пойдут на нужды украинской армии. Ну так что же? Спектакль-то хороший, другие тебя не заинтересовали. Да и какова вероятность, что именно твои 40 гривен кому-то принесут смерть и страдания?

Сходил в театр — уже стал спонсором так называемой антитеррористической операции. Потом ты сам себе докажешь, что ничего страшного не сделал. Все же вокруг жертвуют «копеечку на АТО»!

В зрительном зале рядом с тобой сидели нормальные люди не черти рогатые. Так что и твоя совесть чиста.

Сам я однажды присутствовал на каком-то тренинге для молодежи. Интересное и безобидное мероприятие. Но в конце ведущий сказал: «Давайте мы чисто символически положим в коробочку по 10 гривен; собранные деньги пойдут на АТО». Слава Богу, никто этот процесс не контролировал — мне удалось незаметно проскочить к выходу…

Не думаю, что собранные деньги сильно помогали украинской армии (если они вообще шли по назначению). Зато с помощью «копеечки на АТО» многие люди, как говорил Виталий Кличко, окрасили себя в те цвета, в которые они себя окрасили.

Именно поэтому русофобия в Харькове или Одессе может иметь даже более радикальные формы, чем во Львове или Тернополе.

Потому что она осмысленная.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Блокада Калининграда: Литва дает России основание для войны
31 марта
Транспортная доступность Калининградской области была гарантирована соглашениями между Москвой и Брюсселем, на основании которых Литву приняли в Евросоюз. Тем не менее сейчас официальный Вильнюс подталкивает ЕС к запрету на транзит грузов в регион — фактически речь идет о товарной блокаде.
Страна мертвых «героев»: почему Украина обрекла себя на трагедию
26 марта
Происходящее сегодня на Украине является следствием того, что после распада СССР среди местного населения насаждался культ страдания и упадничества. Украинское государство запрограммировали на трагический финал.
Поддержка Киева Западом дает неонацистам второй шанс в Европе
28 марта
Интервью с историком, координатором группы информации по преступлениям против личности, правозащитником Максимом Вилковым.
Минобороны РФ: в Мариуполе обнаружены тела мирных жителей со следами зверских пыток
29 марта
Тела мирных жителей со следами пыток обнаружены в подвалах освобожденных зданий Мариуполя. Об этом сообщил начальник Национального центра управления обороной России, генерал-полковник Михаил Мизинцев.
Новости партнёров