Политика Политика

Интеллигенция Латвии: страны уже нет, есть приграничная зона, где жируют русофобы!

Источник изображения: life.ru
0  

Во время «Вселатышского праздника песни и танца», действительно серьезного по масштабам Латвии мероприятия, спикер Сейма Инара Мурниеце на волне овладевшего ею патриотизма призвала латышей «стать еще большими латышами». Призвала собирать «позитивную энергию», чтобы «жить по-латышски, думать по-латышски, по-латышски чувствовать». Сам по себе призыв вызывает много вопросов. Главный: о чем, точнее, о ком думало второе лицо в государстве, увековечивая в СМИ эти пламенные слова?

Думала Мурниеце, понятно, не о русских («русские» тут и далее — в развернутом смысле слова). А еще в Латвии 230 тысяч русскоговорящих жителей на сегодня имеют паспорт «негражданина», что есть весьма политкорректный перевод с латышского. В английской редакции паспорта латвийских неграждан их правовой статус определен как «чужие» (англ. — aliens), что соответствует не только букве, но и духу проводимой в стране политики.

Так к кому обращалась спикер? Кто должен собирать «позитивную энергию»? Соотечественники-латыши?

Маленькая страна Латвия сегодня в десятке стран мира с самым стремительным сокращением населения. С тех пор, как она стала членом ЕС в 2004-м году, почти 20% жителей республики покинули родину! Это ведь не блажь какая-то, это ведь каждый пятый собрал всю оставшуюся «позитивную энергию» и упаковал ее в чемодан.

С русскими все ясно. План перевыполнен. В начале года к празднику 100-летия Латвии окончательно отвергнут законопроект по автоматическому присвоению гражданства новорожденным детям неграждан, весной принят закон о переходе нацменьшинств на обучение в школах исключительно на латышском языке, к середине лета власть созрела до принятия закона о полном запрете учиться на русском языке даже в частных вузах.

За протесты против положения неграждан, этнической и языковой дискриминации, словно по учебнику истории 1930-х годов, Полиция безопасности отлавливает инакомыслящих прямо на улицах, лидеров движения исключают из списков кандидатов на выборы в Сейм, сажают в тюрьму, в судах начинают рассматривать иски — считать или не считать мирные акции «угрозой для национальной безопасности».

Вопрос: это и есть «жить по-латышски, думать по-латышски, по-латышски чувствовать»?

Мы говорим о простых, но самых чувствительных вещах. Мы говорим о будущем Латвии. Мы даже не считаем деньги, миллиарды евро, которые благодаря такой политике идут на чисто разрушительные процессы.

Ради чего вымирает страна? Ради истребления русскости? Так все уже сделано. Налицо ограничения в избирательных правах, в выборе профессии, теперь на русском языке запрещено даже образование, в СМИ стало нормой называть русских «существами, не имеющими ничего ценного, включая человеческую жизнь», и просто «вшами».

Читая информационные ленты, буквально ощущаешь периферийность мышления латвийских вождей. Пренебрежение к фактам, невежество на грани самодурства и открытое неуважение к людям (к своим, к латышам), к стране, стоящей на грани пропасти.

Ложь, лицемерие, пафос и угодничество возведены в ранг добродетели. Ощущение, что власть существует в некоем параллельном мире.

И ведь интересный факт. Все та же спикер Сейма Инара Мурниеце, «живя по-латышски», оказывается, знает, что «в Латвии живут люди разных национальностей: латыши, русские, эстонцы, поляки, украинцы и представители других народов». Более того, отдает себе отчет, что «разделение идет уже не столько по языковому принципу, сколько по информационной сфере или сфере политических симпатий, в которых эти люди живут или в которые они вовлечены». То есть говоря это, она признает, что деление на «русских» и «латышей», за исключением этнической и исторической составляющих, есть факт не просто условный, а никому не нужный! И призыв к латышу, который сейчас пакует чемоданы, «стать еще большим латышом» есть отпущение грехов «святой латышской инквизиции» перед его изгнанием.

Когда национально озабоченные политики говорят, что Латвия — особая страна, террором добиваясь им одним понятной «латышскости», истинным является слово «особая».

Здесь католики, лютеране и православные живут бок о бок веками и ничего не делят. Смешанные браки в маленькой стране тоже норма. Знание двух, а в последнее время трех языков — жизненная необходимость, а не заслуга местных политиканов.

Здесь нет выяснения отношений, в которых во главу угла поставлена национальность. Случаи, когда латышский доктор «не так» обошелся с русским пациентом, кто-то кого-то неправильно обслужил за кассой в магазине, — исключения, а не правило. На бытовом уровне нет раздрая, скорее услышишь, как латыш по-русски кроет родное правительство. Потому что не в Латвии, а за кордоном его дети тратят всю свою «позитивную энергию». И этот латыш понимает, что дети его уже не вернутся. Хоть все газоны усыпь прокламациями: когда молодой человек вкусил нормальной жизни, когда есть что сравнить, когда понимаешь, что на родине ты просто не востребован, когда пустил свои корни, — как страшный сон видишь, за кого тебя тут, оказывается, держали.

Но именно этого — раздрая на бытовом уровне — так не хватает латвийским политикам! И уж совсем беда — эта свободная пресса.

Казалось бы, после создания на законодательном уровне двухобщинного общества свои, «буржуинские» СМИ должны доделать работу в растлении неокрепших умов.

Но именно латышские представители латышской культуры и науки и публицисты (не перевертыши советских времен) чихвостят и власть, и коллег по цеху, позорящих страну на весь свет. Русские СМИ по части яркости выражений все-таки уступают.

Другое дело, что многие из латышей-патриотов считают «трагедию уже состоявшейся», черту перейденной, и те же предстоящие в октябре выборы в Сейм смогут только «оптимизировать трагедию, но не более того». Потеря национального суверенитета, демографический кризис и крах системы образования и здравоохранения — факты свершившиеся. И если сегодня мы, имея в виду бытовой уровень, еще говорим о дружбе народов без кавычек, то последствия этой трагедии уже «проникают в мораль последующих поколений и полностью меняют менталитет народа», что есть окончательное дно.

Профессор и доктор наук латыш Артур Приедитис так описал ситуацию аналитическому порталу RuBaltic.Ru:

«Проблемы начинаются и заканчиваются в политике. От нее же растут щупальца к идеологии как таковой, отношению к истории, и хотя на сегодня на бытовом уровне больших проблем еще нет, эти щупальца тихо, но лезут в латвийскую семью. Это политическая шизофрения, но факт: скажем, латвийский политик с трибуны Сейма говорит о российских угрозах, а через пару часов в кафе по-русски обсуждает дела с русскими бизнесменами.

Изменить ситуацию непросто, поскольку она включает в себя латышский менталитет, обусловленный глубокими генетическими корнями. Конечно, можно откорректировать ситуацию при помощи адекватной идеологии даже в течение одного поколения. Но для достижения этой идеологической цели нужно думать о Латвии как о независимом государстве, а не как о приграничной зоне Европы, где русофобия — это ежедневное меню».

Свои ответы, извинившись, профессор отправил в редакцию на латышском языке. На последний вопрос — можно ли сказать, что практически созрели установки, условия, когда «тихая» фаза может перейти во что-то похожее на Украине, или Латвии это не грозит, — Артур Приедитис отписал по-русски: «Не грозит! Не тот народ, и все заняты воровством!» И добавил: «Все в конечном счете всегда зависит от народа. Латыши и в 40-м не сопротивлялись. Последний раз они проявили волю в 1905-м, но это поколение погибло в Первой мировой войне и было рассеяно по всей планете. Последние поколения латышей не способны к какому-либо сопротивлению извне, напрочь умерли собственное достоинство и самоуважение».

Эти слова можно интерпретировать по-разному. Беда остается бедой: быть патриотом в Латвии — это не строить свое будущее, а ругать Россию.

Если бы один Артур Приедитис думал о том, что Латвия движется к самоуничтожению! Увы — каждый пятый латвиец, русский или латыш, покинувший страну, скажет именно так.

Действия правящих элит довели страну до агонии. Сергей Тыщенко, русский, ответственный редактор рижской газеты «Сегодня» — единственной в Европе ежедневной газеты, выходящей на русском языке, — категоричен: «Политика в Латвии — это самый доходный бизнес!» Ему вторит латыш — публицист Айнарс Кадишс. Он убежден, что в Латвии царит одна религия — религия денег. «Лично я устал от этого государства, от этого режима! Никогда еще его функционеры не интересовались благополучием моей семьи или моим лично. До сих пор их заботило только одно — сколько с меня можно взять, вытянуть. Я жду конца, к которому государство так уверенно идет. Агония не может продолжаться вечно».

Говорят, когда Бог хочет наказать, он отнимает разум. Ведают ли латвийские власти, на что направляют свою «позитивную энергию»?

Читайте также
Латвии осталось жить лет 100, а то и меньше
13 августа
Народ Латвии на глазах вымирает, его постепенно заменяют беженцы из Африки и Азии.
Татьяну Жданок сняли с выборов в Сейм Латвии
21 августа
Центризбирком Латвии отменил регистрацию лидера партии «Русский союз Латвии» Татьяны Жданок на выборах в депутаты Сейма.
Прокуратура предъявила обвинение Александру Гапоненко
17 августа
Прокуратура предъявила обвинение лидеру правозащитной организации «Конгресс неграждан» Александру Гапоненко.
В Латвии состоялся автопробег в защиту русских школ
12 августа
В течение двух дней участники акции посетили пять городов страны — Даугавпилс, Резекне, Зилупе, Екабпилс и Айзкраукле, где провели митинги в поддержку сохранения образования на русском языке в школах для национальных меньшинств.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...