Чемодан Чемодан

Я благодарна родителям за будущее в Англии, а не в Украине

0  

Русская девочка с литовским гражданством с Украины, из города Донецка, живет в Лондоне. В проекте «Чемодан» — история о том, что такое «русский Лондон» и кто такие «русские» в Англии, каким был Донецк до 2014 года, каким он стал после и причем тут зависть киевлян. Геополитика, межнациональные отношения «русских» за рубежом и корни украинского конфликта через призму истории одной эмиграции.

Меня зовут Александра. Я родилась и выросла в городе Донецке. Пять лет назад уехала учиться и жить в Англию. Летом 2017 года я окончила университет в Лондоне и начала работать.

В Лондон на учебу

Моя история переезда в Англию не была драматичной. Я не жила на 100 фунтов в неделю на улице в коробке и не прикладывала каких-то нереальных усилий, чтобы как-то остаться жить в Лондоне. У меня не было сложной учебы и проблем с документами.

В моей семье всегда подразумевалось, что я буду учиться за границей. Поступая в Донецкий университет на правоведение в 2012 году, я знала, что в итоге его не окончу. Тогда мне было 16 лет, я была адским ребенком, и меня особо ни о чём не спрашивали. На семейном совете решили, что моя учеба продолжится в Англии.

Я очень благодарна своему папе, который сделал мне этот огромный подарок в жизни — отправил учиться в Лондон. Благодаря ему я живу и буду жить в Англии, а не в Украине.

Летом, окончив первый курс Донецкого университета, я уехала в Англию. Нужно сказать, что до переезда я об Англии ничего не думала, она не была моей любимой страной или мечтой. Но когда я прилетела на остров, мне там сразу понравилось. Всё было замечательно, и я никогда не думала о том, стоило ли мне уезжать из Украины. Конечно, стоило! Уже по дороге от аэропорта до Лондона я почувствовала, что нахожусь на своем месте, и до сих пор это чувство не покидает меня, как бы романтично это ни звучало.

Я очень благодарна своему папе, который сделал мне этот огромный подарок в жизни — отправил учиться в Лондон«Я очень благодарна своему папе, который сделал мне этот огромный подарок в жизни — отправил учиться в Лондон»

Первый год я училась в колледже по программе foundation (программа подготовки иностранных абитуриентов к поступлению на бакалавриат — прим. RuBaltic.Ru). Иностранный студент, чтобы поступить в английский университет, должен сначала получить английское образование. В результате в 2013 году я поступила в университет.

Про образование в Англии

Учеба в колледже была на крайне слабом уровне. Колледж Беллербис (г. Оксфорд), в котором я училась, был отвратительный, знаний там давали ноль. Агенты отправляют в него абитуриентов только потому, что учебное заведение платит им большую комиссию.

Университет у меня тоже был очень творческий. В моем дипломе написано «Media and cultural studies».

Фиг его знает, на кого я училась. Но о том, что выбрала свой курс, не жалею.

У меня была компания в университете из четырех девчонок. Мы ходили на одни и те же лекции. Но мне казалось, что мы учим всё про кино, а подругам — что про глобализацию и социальные сети. В итоге мы вышли из вуза с совершенно разными умениями и восприятием.

Фиг его знает, на кого я училась. Но о том, что выбрала свой курс, не жалею«Фиг его знает, на кого я училась. Но о том, что выбрала свой курс, не жалею»

Недостатки Лондона

Лондон — это такой город, который либо любишь, либо не любишь. То же самое про Москву говорят: «Нужно любить Москву, чтобы в ней выжить». Так же и с Лондоном. Чтобы выжить в этом городе, его нужно любить, потому что в Лондоне очень тяжело.

Почему тяжело? Нужно знать, как налоги платить, где получить необходимые для работы документы, как найти работу, как получить медицинское обслуживание (здесь медицина бесплатная, но во всех больницах тебе дадут только парацетамол). Еще нужно знать, где можно маникюр сделать и найти любимые магазины с польской едой. Не так просто с жильем разобраться. Всё по-другому работает, и в это нужно вникнуть.

Утром бывает сложно уехать на работу из-за того, как расположены ветки метро. Если выпадает снег, то всё перестает работать.

То, что у нас бы назвали «слякотью», в Англии — «выпал снег». Поезда задерживаются и отменяются, закрываются аэропорты, автобусы ходят как вареные креветки. Лондон к снегу не приспособлен: везде плиточка и, если выпадает снег, становится адски скользко.

С англичанами тяжело иметь дело, потому что у них другой менталитет. Нужно подстраиваться. Иногда ты просто не понимаешь, что они от тебя хотят. Они даже дружат не так, как мы.

Еще один минус Лондона — туча арабов и террористических атак. А коренных жителей Лондона я ни разу еще не встречала. Здесь все приезжие. На улицах много черных. В Лондоне есть черные районы, турецкие, Бангладеш и т. д.

С англичанами тяжело иметь дело, потому что у них другой менталитет«С англичанами тяжело иметь дело, потому что у них другой менталитет»

Мультикультурализм и мультиэтничность — это прикольно, наверное, но начинает очень бесить. Взрывы, нападения с ножами — всё это происходит рядом со мной. Когда в Лондоне взорвали метро (это было в октябре, кажется), я ехала на поезде, который был перед составом, в котором взорвалась бомба.

Дискриминация белокожих европеек

В Англии очень любят цепляться за расизм. Иногда стоит сказать слово white (рус. «белый» — прим. RuBaltic.Ru). «В смысле — white?» Чуть что, сразу: «Это потому что я черный!» или «Это потому что я девочка!» и бла-бла-бла.

А мы — белокожие европейки, которые любят мужчин, то есть стандартные люди, — постоянно должны перед всеми извиняться, что мы такие. Это немножко огорчает меня. Немного пугает тот факт, что мои дети пойдут здесь в школу и, скорее всего, будут учиться с детьми, у которых две мамы, два папы. Моя советская душа переживает по этому поводу.

И еще я очень сомневаюсь, что моим мужем будет англичанин. Естественно, если любовь накроет, то ничего не сделаешь. Но мне кажется, что это будет кто-то русскоговорящий — неважно, из какой страны. А может быть, через год я стану «миссис Мюллер».

А мы — белокожие европейки, которые любят мужчин, то есть стандартные люди, — постоянно должны перед всеми извиняться, что мы такие«А мы — белокожие европейки, которые любят мужчин, то есть стандартные люди, — постоянно должны перед всеми извиняться, что мы такие»

Преимущества Лондона

Если в Лондоне так много минусов, за что я его люблю? Здесь ты чувствуешь себя на острове, вокруг тебя британский английский язык. На самом деле Лондон не слишком большой. И мне нравится жить здесь.

Лондон открывает большие карьерные возможности, в нём всегда можно найти свое место. Но на месте стоять нельзя. Если я один день просижу дома, мне будет казаться, что завтра утром в моем офисе уже будет толпа новых людей. В Лондоне нужно всегда двигаться. Это тебя очень клево подстегивает — даже когда выходной, хочется что-то делать. Скучать не приходится, потому что в Лондоне постоянно какой-то движняк.

«Русские» в Лондоне

В 2013 году в Донецке многие люди из круга общения моих родителей могли отправить своих детей учиться за границу. Но это позволить себе могли далеко не все в Украине. На Западной и в Центральной Украине люди всегда жили беднее, чем на Востоке. По хорошему счету большая часть украинцев, с которыми я общалась в Англии, — это такие же студенты, которые приехали сюда из Киева, Донецка, Днепропетровска и Крыма.

Что в Англии сегодня говорят об Украине и украинцах? Ничего. Всем всё равно. Все об Украине давно забыли, даже в новостях ничего не показывают.

Когда у меня спрашивают, откуда я, мне довольно сложно ответить на этот вопрос. У меня литовский паспорт, но я не говорю по-литовски и никогда в Литве не жила. Говорить, что я из Украины, мне неохота. Я не считаю себя «из Украины». У меня есть Родина — Донецк. У меня есть дом — Лондон. Поэтому я всегда говорю, что русская.

И для англичан «русский» — это всеобъемлющая Россия и всё постсоветское пространство, включая Эстонию, Латвию, Литву. А для «англичан-англичан» даже Польша «русская».

Еще можно сказать, что ты из Восточной Европы. Но на самом деле лучше такого никогда не говорить. Для англичан всё, что восточноевропейское, — это строители, маникюрщицы и проститутки.

Украинцев в Англии много, причем очень много нелегалов. Многие люди с Западной Украины приезжают по визе в Англию и остаются. Тут такая система, что при выезде из страны нет паспортного контроля. Поэтому очень многие остаются в Англии нелегально. Нелегалам здесь сложно найти работу. Не каждая семья возьмет себе нянечку без документов.

С украинцами-нелегалами я сталкивалась по работе, когда мы искали кому-то няню, водителя или уборщицу. Часто видишь резюме, в которых написано, что человек говорит по-украински. Спрашиваешь о его статусе в Великобритании, и начинается что-то неразборчивое. Если человек не может дать нормальный ответ, значит, никакого статуса в стране у него нет.

Для англичан «русский» — это всеобъемлющая Россия и всё постсоветское пространство, включая Эстонию, Латвию, Литву«Для англичан «русский» — это всеобъемлющая Россия и всё постсоветское пространство, включая Эстонию, Латвию, Литву»

Англичанин русскому не друг

Друзей среди англичан у меня в Лондоне нет. Все мои друзья «русские», то есть русские, украинцы, эстонцы и другие русскоговорящие.

Я еще в университете заметила и поняла, что с англичанами сложно ладить. У них довольно странное представление о дружбе, которое никак не соответствует моему. Они спокойно подставляют друг друга. Например, если молодой человек моей подружки мне что-то напишет, она будет об этом знать через секунду. И это даже не обсуждается. А у англичан нормальная тема «мутить» с молодым человеком своей подруги.

Отношения у англичан мелочные, они постоянно говорят о деньгах. И на какую-нибудь тусовку каждый приходит со своей бутылкой и сам из нее пьет, а если не допил, то уносит домой. Мне такое тяжело представить. Если мы с девочками гуляем, то скидываемся деньгами — ну, кто-то чуть больше, кто-то чуть меньше, какая разница. И никто не будет сидеть высчитывать: «Ой, а я на 2 фунта заплатила больше, чем ты».

Русский Лондон — это большая деревня. Здесь все друг друга знают. У меня, как у русской девочки в Лондоне, повсюду есть море знакомых, подружек. Я понимаю, что в дальнейшем в жизни мне эта сеть контактов очень пригодится.

Русский Лондон очень маленький, здесь ни с кем не надо ругаться. Это литовцы, эстонцы, латвийцы, белорусов много. Да, их всех считают русскими.

Русскую речь в Лондоне можно запросто услышать в метро, в поезде, на улице — где угодно.

Англичанин русскому не друг«Англичанин русскому не друг»

Коротко о Литве

Да, я недавно стала гражданкой Литвы. Что я могу рассказать об этой стране? Вильнюс — маленький городок. Он чем-то мне напоминает Донецк. Только там очень спокойно и ничего не происходит, ничего и никогда.

Я не знаю, как бы я жила в Литве; неудивительно, что вся молодежь оттуда уезжает.

А вот семейным парам в Литве классно жить. Там есть русские школы, и, как мне кажется, к русским в стране относятся лучше всего.

«Для меня Донецк навсегда остался таким…»

Наверное, для меня Донецк навсегда остался таким, каким он был в 2012–2013 годах. Концерт Рианны на «Донбасс Арене», новый аэропорт, из которого прямым рейсом можно было улететь куда угодно, дешевое такси, куча ресторанов — это для меня Донецк. Я прилетала домой в наш новый красивый аэропорт прямым рейсом Лондон — Донецк и так же улетала за тысячу гривен (около 125 долларов по курсу до 2014 года — прим. RuBaltic.Ru). Мое детство прошло в том городе, и, конечно, я помню об этом времени только хорошее. Донецк до войны был прекрасным, богатым, шикарным городом.

Я была в Донецке на весенних каникулах в апреле 2014 года, когда всё только начиналось, когда захватывали Донецкую облгосадминистрацию.

Мы там с подругой гуляли, было весело и прикольно. Еще весной никто не думал, что всё это перерастет в такое...

А в следующий раз меня встречали уже в Киеве, потому что Донецкий аэропорт закрыли. Я очень скучаю по Донецку, по тому городу, каким он был. Сейчас он другой, к сожалению. В нём уже нет той беззаботности и роскоши.

Я побывала в Донецке, когда война уже шла, на Новый год с 2015‑го на 2016‑й. Ты стараешься не замечать то, что вокруг происходит, и не думать об этом, потому что в голове всё еще тот Донецк, из которого уезжала.

Два разных Донецка

Приезжаешь домой, в город, с ощущением «О, Донецк!», а люди на тебя смотрят так, как будто там ничего хорошего нет. Людям уже нет дела до города: у всех жизни поменялись, они пережили обстрелы, в их дома попадали снаряды.

Приезжаешь и понимаешь, что есть два разных Донецка — две разных группы дончан. У одних получилось уехать куда-то или как-то устроиться по-новому. Другие остались и потеряли в один момент работу, бизнес — всё, что у них было. И между этими двумя группами лежит огромная пропасть. И часто я не знаю, как себя вести с дончанами.

Но жизнь поменялась радикально у всех нас. Даже если ты уехал и на завтрак ешь красную рыбу, всё равно хочется домой. Чувствуешь, что у тебя забрали твою комнату, твою кровать — твое всё. Твоего кота тоже забрали, потому что его не могут вывезти из Донецка. Ужасно смотреть новости и видеть, что в магазин, на который выходят твои окна, попал снаряд.

То, что произошло с городом, — это просто страшно. За секунду разрушили всё, что там было. И очевидно, что ничего уже никогда не вернется на круги своя, как бы нам ни хотелось.

Непонятно, что будет с нашим городом и нашими двумя областями. Быть вторым Приднестровьем не хочется, но по факту это сейчас единственный путь. Чёрт его знает. Это всё ужасно…

Люди привыкают жить в новых условиях. В Донецке так и остались дорогие рестораны, в них и сегодня тусят. И дорогие машины остались, много дорогих машин. Люди всё равно в Донецке чем-то занимаются. Некоторые просто на море летят теперь из аэропорта в Ростове-на-Дону.

Киев — Европа? Киев — столица?

Киев — это Европа? Нет, конечно. В чём это Европа? Я помню свое первое впечатление от Киева: приехала туда в 2012 году на концерт Red Hot Chili Peppers. У меня был легкий диссонанс, потому что Донецк был гораздо ухоженней, в нём было больше лоска столицы. А в Киеве на бульваре Леси Украинки страшные облезлые заборы стоят. Как так?

Метро и переходы все в Киеве были забиты магазинчиками-лавочками. В Донецке в центре такого я никогда не видела. Какие-то мелочи, но… Старые троллейбусы в столице. Старый обшарпанный Подол (историческая часть Киева — прим. RuBaltic.Ru). Будто в Киев вложили недостаточно денег. Может быть, там, конечно, что-то поменялось сейчас. Я уже два года в Киеве не была.

Украина: «…всё это в итоге плохо закончится»

Мне противно от того, что сегодня происходит в Украине. Понятно, что всё это в итоге очень плохо закончится. Когда средняя зарплата в стране 300 долларов — это как вообще?

Еще меня смущает яростное поклонение Европе. В Украине люди просто не знают, что в Европе тоже есть бедные. Если вам так нравится ровная дорога и электронные билетики в трамваях, ради этого стоило всё это затевать?

Мне не нравится ядерный патриотизм, который в последнее время появился в украинцах. Я очень некомфортно чувствую себя рядом с людьми, у которых буквально на лбу написано: «Я люблю Украину», — таких полно и в Европе, и в Украине.

Но я благодарна за то, что знаю украинский язык, например. Это клево. Еще один язык в мою копилочку: однажды пригодится. Хотя за 5 лет жизни в Лондоне он ни разу не пригодился, но пускай. Классно послушать украинскую музыку иногда, но сейчас, если честно, уже как-то не так…

Святослав Вакарчук — президент Украины? Хочется сказать, что в этой стране хуже уже не может быть, но, по всей видимости, может.
Как артист Вакарчук нереальный. Я была на его концерте в Донецке, и это был лучший концерт в моей жизни. Внутри всё переворачивалось! Вакарчук, кстати, во время концерта по-русски говорил. Но как человек он мне никогда не нравился. Его у нас считали «с Западной Украины»… Это деление на Западную и Восточную Украину всегда было крайне откровенным. И я не разделяла сильной любви Вакарчука к Украине, потому что за собой ее никогда не наблюдала… Ну, пускай президентом будет Вакарчук, может быть, войны не будет…

Другие истории эмигрантов
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...