Контекст

Немецкий генералитет жаловался, что советские солдаты «неправильно» воюют: имитируют смерть, а затем стреляют, предпочитают рукопашную и даже в окружении продолжают упорные бои

Фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своих мемуарах «Утерянные победы» не скрывает удивления «методами» ведения войны русскими. Именно так военачальник Гитлера называет сопротивление, которое его войскам оказывали на своей территории советские бойцы и командиры. В частности, фельдмаршал пишет: «Уже в этот первый день (22 июня 1941 года) нам пришлось познакомиться с теми методами, которыми велась война с советской стороны... Мой адъютант и я много ездили по районам, в которых еще могли находиться части противника, и мы решили не отдаваться живыми в руки этого противника. Позже часто случалось, что советские солдаты поднимали руки, чтобы показать, что они сдаются в плен, а после того, как наши пехотинцы подходили к ним, они вновь прибегали к оружию; или раненый симулировал смерть, а потом с тыла стрелял в наших солдат».

Эрих фон Манштейн входил на советскую землю во главе танкового корпуса из Восточной Пруссии. Стояли прекрасные летние дни, и ему, видимо, было невдомек, что русские солдаты, отступая под напором вермахта, будут оказывать сопротивление…

Примечательно, что тем, кто пришел в Советский Союз с мечом, кто пришел туда как германское нашествие, не нравились «методы» ведения войны его защитников. Генерал-полковник танковых войск Гейнц Гудериан, переправившийся на штурмовой лодке через Буг в 6 часов 50 минут, также был неприятно удивлен подобными методами русских солдат: «Моя оперативная группа с двумя радиостанциями на бронемашинах, несколькими машинами повышенной проходимости и мотоциклами переправлялась до 8 час. 30 мин. Двигаясь по следам танков 18-й танковой дивизии, я доехал до моста через р. Лесна, овладение которым имело большое значение для дальнейшего продвижения 47-го танкового корпуса, но там, кроме русского поста, я никого не встретил. При моем приближении русские стали разбегаться в разные стороны. Два моих офицера для поручений, вопреки моему указанию, бросились преследовать их, но, к сожалению, были при этом убиты».

Абсолютно ничем не отличается и свидетельство генерала (будущего фельдмаршала) фон Клейста: «Часто случалось, что советские солдаты поднимали руки, чтобы показать, что они сдаются нам в плен, а после того, как наши пехотинцы подходили к ним, они вновь прибегали к оружию; или раненый симулировал смерть, а потом с тыла стрелял в наших солдат».

«Русские не сдаются, — запишет начальник 4-й армии вермахта генерал Г. Блюментрит. — Взрыв, еще один, с минуту все тихо, а потом они вновь открывают огонь…» И вот еще: «С изумлением мы наблюдали за русскими. Им, похоже, и дела не было до того, что их основные силы разгромлены…»

Очень мало солдатам, офицерам и генералам немецкой армии понадобилось времени, чтобы понять: «Русский солдат предпочитает рукопашную схватку. Его способность не дрогнув выносить лишения вызывает истинное удивление». Ведь им было с кем сравнивать: «Поведение русских войск даже в первых боях находилось в поразительном контрасте с поведением поляков и западных союзников при поражении. Даже в окружении русские продолжали упорные бои. Там, где дорог не было, русские в большинстве случаев оставались недосягаемыми».

Атака пятерки советских бойцов, произведенная на целый немецкий батальон 18-го пехотного полка численностью 800 человек, вообще произвела на врага гнетущее впечатление. Впрочем, впечатлений на Восточном фронте было достаточно.

ЧТО ГОВОРИЛИ НЕМЦЫ, О РУССКИХ СОЛДАТАХ?

Источник: Смыслов О. С. Забытые герои войны. — М.: Вече, 2014



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Единственный в истории войн танковый таран бронепоезда совершил Дмитрий Комаров. На 7-е сутки его, еле живого, нашли разведчики
29 марта
Но тут по машинам открыл огонь из пушек немецкий бронепоезд. Снаряды танкистов не причиняли ему никакого вреда. Попаданием вражеского снаряда танк Комарова был подожжен, а сам командир ранен. Но танк был на ходу! И тогда командир танка Дмитрий Комаров и механик-водитель танка Михаил Бухтуев приняли единственное решение.
В США пытаются доказать, что все мировые войны развязали русские
29 марта
На протяжении последнего времени на Западе активно внедряли мысль о том, что Советский Союз и нацистская Германия вместе развязали войну, а Сталин и Гитлер в равной степени ответственны за это. Теперь же идеологи ревизионизма идут дальше, пытаясь навязать мысль о том, что Гитлер был меньшим злом.
«Рижский процесс»: в 1946 г. в столице Латвии судили нацистов, которые причастны к гибели сотен тысяч советских граждан. Сегодня в Латвии эти преступления «вызывает уважение»
30 марта
В 2007 году вышла книга адвоката Андриса Грутупса «Эшафот», в которой СМЕРШ назван «русским гестапо», а Эренбург — «советским Геббельсом». Самих же нацистов автор описал как жертв сталинской судебной системы: «Еккельн вину признал, сделал это честно и мужественно. По-разному можно оценивать этого человека. Но нельзя отрицать отваги генерала. Такое поведение всегда вызывает уважение».  
«Я знаю, кто вы. Не бойтесь, я не выдам!» Путин посмертно наградил Орденом Мужества австрийку Марию Лангталер, спасшую советских военнопленных во время «Мюльфиртельской охоты на зайцев»
1 апреля
В феврале 1945 г. из Маутхаузена при самом массовом побеге за всю историю концлагерей вырвались 500 наших военнопленных, однако затем почти все они были убиты «розыскными отрядами» СС: эта кровавая бойня получила циничное название «Мюльфиртельская охота на зайцев». Только 11 узникам удалось спастись, включая Рыбчинского и Цемкало: обоих спрятала австрийская женщина Мария Лангталер, пятеро сыновей которой служили в вермахте.
Новости партнёров