Контекст

Он шел по компасу на Восток, думал, то Вермахт уже за Смоленском: первый сбитый немецкий лётчик

 
Источник изображения: waralbum.ru

 Известный советский военный корреспондент Константин Симонов писал:

«Первые бомбежки и обстрелы дорог приучили к маскировке, и маскировались в эти дни быстро и ловко. Нам рассказали, что сбито два немецких бомбардировщика и захвачен летчик. Насколько я понял из разговоров, здесь это был первый пленный летчик за войну (первый сбитый летчик под Могилевом — прим. ред.).

Летчика привезли в штаб только к темноте. Это был фельдфебель с железным крестом — первый немец, которого я видел на войне. Я шел вместе с несколькими работниками политотдела и четырьмя конвоирами, которые вели этого немца, раненного в спину.

Мы никак не могли в темноте найти разведотдел. Потом часть группы пошла искать его, а я с конвоирами и одним политработником остался вместе с немцем. Немца положили на траву. Он лежал с завязанными глазами и стонал. И я перекинулся с ним несколькими словами на немецком. Он сказал, что ему больно, холодно, и попросил разрешения сесть. Мы его посадили.

Этот первый немец был событием. Все толпились вокруг него. Кто-то сказал, что его уже допрашивал сам маршал. Какой из маршалов — я не понял.

Накрывшись шинелью, я закурил. Огонек под шинелью едва тлел, но какое-то проходившее мимо начальство страшно закричало: "Кто курит?!"

Наконец разведотдел нашли. Немца привели в маленькую палатку, где при свете ручного фонаря, придерживая и оттягивая к земле полы палатки, чтобы не просвечивало, скорчившись, долго его допрашивали.

Это был первый увиденный мною представитель касты гитлеровских мальчишек — храбрых, воспитанных в духе по-своему твердо понимаемой воинской чести и до предела нахальных. Очевидно, именно потому, что он был воспитан в полном пренебрежении к нам и вере в молниеносную победу, он был ошарашен тем, что его сбили. Ему это казалось невероятным.

В остальном это был довольно убогий, малокультурный парень из Баварии, приученный только к войне и больше ни к чему. Ландскнехт и по воспитанию, и по образованию. 

Самое интересное было то, что, будучи сбит у Могилева и имея компас, он пошел не на запад, а на восток. Из его объяснений мы поняли, что по немецкому плану на шестой день войны, а именно 28-го, то есть вчера, немцы должны были взять Смоленск. И он, твердо веруя в этот план, шел к Смоленску».


Источник: Симонов К. М. Сто суток войны. — Смоленск: Русич, 1999

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Заставляли профессуру собирать мусор губами: Львовский погром «во славу Украине»
1 июля
Советские войска оставили город в ночь на 30 июня 1941 года; ранним утром во Львов вошел сформированный абвером из украинских националистов батальон «Нахтигаль», а вслед за ним — походная группа Ярослава Стецко.
Это не братья, а бандиты: как «лесные братья» терроризировали жителей Калининградской области
28 июня
Один раз осенью сорок седьмого года поехали в Литву за картошкой для детей в ремесленном училище.
На русского героя приезжали смотреть немецкие генералы: майор Гаврилов более месяца оборонял Брестскую крепость
27 июня
Долгое время считалось, что последние защитники Брестской крепости были обезврежены немцами на 9 день войны 30 июня 1941 г. Тем не менее, журналистское расследование историка Сергея Смирнова, который в 1950-х гг. объездил всю Белоруссию в поисках очевидцев событий, показывает, что отдельные советские военные продержались более месяца.
На такое способны только маньяки: Каунасская резня евреев в Литве
28 июня
В конце июня 1941 года после ухода советских войск из Каунаса улицы бывшей столицы Литвы оказались залиты кровью. Виною всему стали не ожесточенные сражения в городе, а литовский национализм, взращенный на благодатной почве авторитарного режима Антанаса Сметоны. Еще до прихода немцев разъяренные группы литовских националистов убивали и калечили своих еврейских соседей.
Обсуждение ()
Новости партнёров