Культура Культура

На такое способны только маньяки: Каунасская резня евреев в Литве

Источник изображения: Litauen
 

В конце июня 1941 года после ухода советских войск из Каунаса улицы бывшей столицы Литвы оказались залиты кровью. Виною всему стали не ожесточенные сражения в городе, а литовский национализм, взращенный на благодатной почве авторитарного режима Антанаса Сметоны. Еще до прихода немцев разъяренные группы литовских националистов убивали и калечили своих еврейских соседей. Немногие из литовцев отваживались спасать евреев, остальные — молчаливо, безучастно смотрели.

Предпосылки

Литовское межвоенное общество было насквозь пропитано антисемитизмом. Свою роль в этом сыграл авторитарный режим Антанаса Сметоны, ставивший своей целью построение литовской нации по модели «корпоративного общества», в котором нет места нелитовскому населению.

Несмотря на то, что для многих евреев Литва была родиной, они с большим трудом подвергались ассимиляции и сохраняли верность своей иудейской культуре.

Во многом поэтому в предвоенные годы евреи в литовском обществе воспринимались как второсортные граждане.

Президент Литвы Антанас Сметона в своих речах часто называл их гостями, которым есть место исключительно в экономической и социальной сферах жизни Литовского государства.

Президент Литвы Антанас Сметона со своей женой Президент Литвы Антанас Сметона со своей женой

Помимо этого, предприимчивые евреи подобрали под себя малый и средний бизнес, с ними не могли конкурировать не только литовские дельцы, но и государственные компании. То и дело раздавались голоса национальной интеллигенции о том, что экономику Литвы нужно освободить от чуждого элемента.

 «Фронт литовских активистов» на улицах Каунаса. Июнь 1941 года «Фронт литовских активистов» на улицах Каунаса. Июнь 1941 года

В мае 1941 года вышла программная статья «За что борются активисты?» главной литовской националистической организации «Фронт литовских активистов», в которой говорилось о том, что перед литовскими патриотами стоит важная задача по очищению территории страны от евреев, которые рьяно прислуживают «большевикам».

«Еврейство, которое на литовской земле за пять веков смогло пышно расцвести, никогда ни в каком отношении не находило с этой землей творческих связей... Как всюду, так и — особенно — у нас евреи, эти международные проходимцы и деляги, старались только сосать, как клещи, соки среды, ничего не давая стране, в которой живут. Евреи во все времена оставались чужими литовскому народу. Во время обеих русских оккупаций они показали, что бессовестно переходят на службу к более сильному и помогают угнетать литовский народ, который даже осмеливались публично оскорблять и презирать».

Резня

23 июня 1941 года Красная Армия покинула Каунас, который оказался в руках литовских националистов. Еще до прихода вермахта в городе начали происходить стихийные погромы.

Местные грабили, избивали, насиловали и выкидывали из квартир евреев, оправдывая свои действия тем, что евреи участвовали в организации депортаций литовцев в Сибирь.

Здесь не было пощады ни женщинам, ни старикам, ни детям. С этих пор судьба евреев находилась в руках погромщиков, которые могли с ними сделать все что им заблагорассудится: застрелить, зарубить топором, забить ломом или лопатой.

Временное литовское правительство и католическая церковь бездействовали, тем самым негласно давая добро на дьявольские изуверства.

Погромы усилились с приходом немцев 24 июня. Только за одну ночь, с 25 на 26 июня, в пригороде Каунаса Вилиямполе было убито около 800 евреев.

Бывший узник Каунасского гетто Иосиф Гара впоследствии писал:

«…Некоторые тела были найдены без голов — тела в одном месте, а головы в другом конце двора или комнаты…

…недалеко от моста через реку Нерис вооруженные бандиты задержали группу из 25 человек. Их заставили танцевать, петь советские и религиозные еврейские песни, потом по команде ложиться и вставать. Изверги охотно созывали прохожих полюбоваться зрелищем. Когда их жертвы падали от усталости, они обливали их водой и продолжали издеваться. Таким образом люди были окончательно замучены. Потом их принудили стать на колени и всех убили выстрелами в затылок. Впоследствии снимок этой экзекуции появился в одном из немецких журналов с надписью: "Так освобожденные народы Восточной Европы мстят своим врагам..."».

Вторая волна погрома началась 27 июня, когда группа националистов согнала пойманных на улице евреев в гаражи кооператива Lietukis. То, что там происходило, невозможно описать словами.

Способы, которыми в гараже убивали евреев, не поддаются объяснениям: на такое способны только глубоко больные маньяки. Как оказалось, в литовском обществе подобного рода «сверхлюдей» было много.

Жертвы и зрители погрома. 27 июня 1941 годаЖертвы и зрители погрома. 27 июня 1941 года

Один из убийц в гараже LietukisОдин из убийц в гараже Lietukis

По воспоминаниям очевидцев, молодой литовец, которому не было и 20 лет, с засученными рукавами, чтобы не испачкаться, хладнокровно, методично одним или несколькими ударами ломом по затылку убивал евреев. По его команде к нему вновь и вновь подводили приговоренных к смерти. Если кто-то еще подавал признаки жизни, в него засовывали шланг и заставляли пить до тех пор, пока его не разрывало.

Рассказ очевидца событий — литовского актера, лауреата Национальной премии Литвы Лаймонаса Норейкаса:

«В толпе не было ни одобряющих, ни протестующих, все только смотрели, прижавшись к ограде. Любопытные. Мы там пробыли, может, десять минут, может, больше… Потом брат взял меня за плечи, оттащил от ограды, и мы пошли домой».

Это дьявольское зрелище фотографировали немцы, которые охотно позировали на фоне убитых евреев. Затем погром перекинулся и на другие районы Каунаса.

Всего же за период с 27 по 30 июня было убито свыше 2,3 тысячи человек.

Захарий Грузин, прошедший через все ужасы Каунасского гетто и Дахау, вспоминал:

«23 июня мы покинули наш дом, но после пятисуточного скитания по окрестным деревням 28 июня оказались на подступах к городу, недалеко от IX форта. К нам подбежала женщина и стала кричать по-литовски, чтобы мы немедленно шли назад, так как в городе страшная резня, что многих евреев убили во время погрома, что всех, кто возвращается, на дороге задерживают и что нас могут убить, если мы решим спуститься в город».

Каунасский погром был только началом написанной кровью истории. Впоследствии в Каунасе было организовано гетто, а на фортах города, согласно данным государственной комиссии о преступлениях гитлеровских захватчиков, было уничтожено более 70 тысяч мирных жителей.

Из 37 тысяч евреев, проживавших до войны в Каунасе, выжить удалось лишь 3 тысячам.

Монумент памяти рядом с IX фортом Монумент памяти рядом с IX фортом

Из дневника Елены Буйвидайте-Куторгене, спасшей десятки евреев (Каунас), январь-март 1942 года:

«За двадцать лет литовская буржуазия вырастила очень убогую молодежь, она отравила ее ядом шовинизма, узкого национализма, антисемитизма, слепой враждебности ко всему русскому, не говоря уже о советском.

Эта молодежь гордится тем, что не знает ни одного иностранного языка (это при двух миллионах всего народа!), поэтому она малообразованна; ее помыслы ограничиваются мечтою о сытном местечке, собственном домике или именьице... идеи общественного служения ей совершенно чужды...»

Всего же в Литве было уничтожено 96% еврейского населения, проживавшего в стране до войны. При этом большинство людей были убиты руками литовцев.

Немецкие нацисты о таких помощниках и мечтать не могли.

Полковник госбезопасности в отставке Нахман Душанский, который в 1940–1950-е годы активно боролся с бандитизмом в Прибалтике, охарактеризовал литовских националистов так: «Звери, а не люди, пробы ставить негде».

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Лесные братья» взрослых застрелили, а детей закололи штыками за то, их родители землю получили от советской власти
20 июня
Главной целью «лесных братьев» после того, как закончилась немецкая оккупация Латвии, стало разрушение инфраструктуры советской власти и недопущение организации колхозов.
Стреляли советским солдатам в спину: как националисты Украины и Прибалтики встретили войну
21 июня
Советские войска 22 июня 1941 года не только лицом к лицу столкнулись с немецкой армадой, без объявления войны напавшей на Советский Союз. Начало войны для Красной Армии было осложнено тем, что нож в спину ей воткнули представители националистического подполья на Западной Украине и в Советской Прибалтике.
На русского героя приезжали смотреть немецкие генералы: майор Гаврилов более месяца оборонял Брестскую крепость
27 июня
Долгое время считалось, что последние защитники Брестской крепости были обезврежены немцами на 9 день войны 30 июня 1941 г. Тем не менее, журналистское расследование историка Сергея Смирнова, который в 1950-х гг. объездил всю Белоруссию в поисках очевидцев событий, показывает, что отдельные советские военные продержались более месяца.
Немцы их хвалили: Грузинский легион вермахта на восточном фронте
26 июня
К концу 1941 года в Польше, в местечке Крушина был организован «Грузинский легион». Личный состав легиона, помимо грузин, включал в себя осетин, абхазцев, адыгов, черкесов, кабардинцев, балкарцев, карачаевцев.  
Обсуждение ()
Новости партнёров