Контекст

«Кюветик» с дырочкой, а оттуда тепло выходит. Сначала подумали — лиса! Как советские спецслужбы обнаруживали схроны бандеровцев

 

Иван Саблин, служивший на Западной Украине, вспоминал:

Нас с февраля месяца 47-го начали постоянно привлекать к операциям в западных областях. В Кутах (Ивано-Франковская область — прим. редакции), помню, большую группу зажали. И ведь нас туда пешком гнали! Бывало, по 25–30 километров в день «въяривали»! Только потом полуторка появилась. В тот раз вместе с нами и пограничники участвовали. Там много мы бандер наколотили, ох много. Правда, и у нас без потерь не обошлось. Два дня мудохались: они в нас стреляют, мы — по ним.

Зимой доходили аж до Жабьева, туда к венгерской границе. Гора Иван-поп, вершина на три километра с лишним. У бандеровцев «когти» были специальные, они их на ноги привяжут и вниз. Обувь не у каждого имелась. Они из шкур делали постолы.

Потом повезли нас в Тернопольскую область. У комитетчиков были данные, что в лесу есть бункер, в котором скрывается главарь банды, то ли Михайло, то ли Михась. У них главарь банды звался референт — это что-то вроде министра.

Приехали мы в лес, построились в цепь и пошли. Пиками тыкали-тыкали... А там дорожка шла. Около той дорожки нашли «кюветик» с дырочкой. Мы обратили внимание, что оттуда выходит тепло. Сначала подумали — лиса. Давай проверять. Тыкали-тыкали — мягко. Они там, похоже, какую-то подушку положили. Потом плеснули керосина и подожгли. Пламенем так «пухнуло», что одному солдату глаза обожгло. Ходили-ходили вокруг. Как туда влезть?

Возле дороги четыре березы. Начали тыкать, нащупали между березами люк. Вскрыли его. Давай туда гранаты бросать. Ну и что проку? Чтобы граната долетела до них, еще надо метра три или четыре лаз преодолеть, до самого схрона-то.

И тут вдруг из люка высовывается заросший бородатый мужик. Видать, хотел дать по нам очередь из немецкого автомата да попробовать удрать. А я как раз у него за спиной стоял. Так я из «драгуновки» застрелил его. Он назад в люк упал. Ребята еще гранат набросали. Это мужика разорвало всего. Походили-походили вокруг. Кто в схрон полезет? (Смеется) Желающих нет. Тогда пошли в деревню, притащили двух местных мужиков. Затолкали их туда. И эти мужики пропали. Ну что ты будешь делать! Да, забыл сказать: пока за ними ходили, было слышно три выстрела под землей. Кто знает, что это за выстрелы. Может, в потолок, может, друг в друга.

И вот наш замполит, старший лейтенант Щукин… Отлично помню его, до сих пор стоит у меня перед глазами. Так вот, он говорит: «На тебе пистолет, полезай вниз!». Взял я у него пистолет. Они у меня забрали винтовку, и я полез туда. Фонарь немецкий включил, смотрю — в углу пропавшие мужики сидят. Подманивают меня: «Иди сюда, не бойся! Они все убитые». И действительно, он двух баб застрелил и себя убил, референт этот.

От люка до схрона — лаз в три метра. Внутри все отделано деревяшкой. Добра всякого полно. Денег очень много было. Туалет сбоку. У них все было предусмотрено. Трупы лежат: две бабы и мужик. Он здоровый такой, средних лет, а бабенки молодые. Понятное дело, старуха-то ему там под землей точно не нужна... 

Я ликвидировал бандеровцев

Источник: Я помню

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Российские историки выложили в Интернет архивы о присоединении Латвии к СССР
5 октября
Фонд «Историческая память» в рамках интернет-проекта «Рассекречено. Прибалтика 1939–1941» выложил архивы о присоединении Латвии к СССР в интернет.
Выжить в Бабьем Яре: «Еще до того, как в меня выстрелили, я бросилась с обрыва вниз на тела. Слой земли, которым меня засыпали, оказался небольшим»
5 октября
Я боялась пошевелиться, ко мне подошел один полицейский, увидел, что на мне нет крови, подозвал немца, сказав при этом, что я, кажется, еще жива. Я затаила дыхание; один из них меня ногой толкнул так, что я оказалась лежащей лицом вверх. Немец стал мне одной ногой на грудь, а другой на тыльную часть руки — кисть. Убедившись, что я на это не реагирую, они ушли. На руке у меня образовалась рана, а шрам имеется и сейчас.
Танк, который первым идет в колонне, считай смертник. Ему первому болванка достанется: воспоминания танкиста, который два раза горел в танке
5 октября
Я обычно шел вторым, с командиром взвода. А кого первым пускают – это, считай, смертник, ему первому болванка достается. В атаку пошли – ляп – первый горит. Ляп — второй готов. Мне уже стало безразлично — знал, что все равно убьют.
Страны Прибалтики заключали пакты с Риббентропом против СССР
6 октября
Интервью с научным сотрудником Института российской истории РАН, директором фонда «Историческая память» Александром ДЮКОВЫМ.
Обсуждение ()
Новости партнёров