Контекст

«Мама, зачем ты меня раздеваешь, на улице так холодно!..»: как немцы Украину от советской власти «освобождали»

0  

Маленький город Винницкой области Хмельник за годы советской власти рос и развивался — и в экономическом, и в культурном отношении. В городе были кино, театр, три полные средние школы, две семилетки, большая, прекрасно организованная больница.

Благодатны июльские дни на Украине: природа здесь щедро делится с человеком своим богатством и своей красотой. Но точно и природа понимала, какие страшные дни наступили на земле. 18 июля 1941 года был небывалый в этих краях ураган; лил крупный, холодный осенний дождь. В город ворвались немцы.

Один из свидетелей того, что творилось в городе, А. Бейдер вспоминал:

«В шесть часов утра я услышал стрельбу. Когда я открыл дверь, полицейский с оружием в руках закричал: "А ну, выходи!" Меня погнали к следующему дому. Сколько я ни умолял разрешить идти вместе с моей семьей, чтобы жене легче было вести детей на смерть, ничего, кроме ударов прикладами, я не получил.

Силой я был оторван от жены и троих любимых детей в этот самый страшный час жизни. Из колонны мне удалось бежать. Крики, стон и плач потрясал воздух.

Детей погоняла немка, жена председателя управы. Она гнала их, приговаривая: "Тише, детки, тише".

Когда на площадь согнали толпу, гебитскомиссар приказал огласить список специалистов, которым позволено жить. Остальных погнали в сосновый лес, за три километра от города. Там уже были приготовлены ямы. По дороге гестаповцы безжалостно издевались над людьми и избивали их.

Двух девушек, сестер Лернер, гестаповец подгонял уколами кинжала в спину.

Ребенок четырех лет — Шайм — отца у него не было, а мать немцы убили, — как взрослый шел в колонне, вместе со всеми, к яме.

У ямы людей поставили в ряд, побоями и угрозами заставили их раздеться и раздеть детей. Стоял лютый мороз. Дети кричали: "Мама, зачем ты меня раздеваешь, на улице так холодно ... "

Каждые пятнадцать-двадцать минут подводы с одеждой убитых отправлялись на склад».

Источник: Эренбург И., Гроссмана В. Черная книга — Киев: Обериг, 1991.

Читайте также
Опыты над детьми: чудовищные страницы истории оккупированной Латвии
5 сентября
Когда матерей угнали, я ухаживала за детьми-малютками; когда из них заболел мальчик, он ничего не говорил и не ходил, то ему сестра принесла каши. Я его накормила кашей, и после этого вскоре у него посинели губки, он только ручкой взмахнул и умер…
«Нечего вам в Литве делать, убирайтесь в Россию»: как староверов в Литве уничтожали
3 сентября
В годы немецкой оккупации со староверами этих деревень никто не церемонился: приезжали белоповязочники, выгоняли всех из домов во двор, ставили к стенке, а потом на грузовиках увозили в гетто и концлагеря или в Германию. Всё добро оставалось в домах…
«Советы гонят на запад — мы наступаем на восток»: как бандеровцы во время войны собирались захватить Киев
6 сентября
До прихода частей Красной Армии в западные районы Украины националистические банды вели борьбу против партизан и польского населения. В ряде населенных пунктов почти поголовно вырезано польское население и разграблено его имущество.
«Русский не имеет права болеть»: Сырецкий концлагерь смерти в Киеве
4 сентября
— Русский не имеет права болеть, — не раз твердили и Радомский, и его заместитель, которого мы знали по кличке «Рыжий». Массовые расстрелы больных, которые производились на глазах у всех заключенных, должны были отбить охоту болеть. Но каторжный труд и голодный паек делали свое дело: люди гибли, как мухи.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...