Контекст

«Пора прекратить шутить»: жесткий ультиматум Советского Союза Литве в 1940 г.

 
Источник изображения: Министр иностранных дел Литвы Ю. Урбшис подписывает советско–литовской договор, 10 октября 1939 года, Москва

Запись беседы наркома иностранных дел СССР Вячеслава Михайловича Молотова с министром иностранных дел Литвы Юозасом Урбшисом. 14 июня 1940 года.

4.06.1940

23 час. 50 мин.

Тов. Молотов заявляет Урбшису, что у него имеется весьма серьезное заявление Советского правительства к Литовскому правительству. Читает и затем вручает его Урбшису, подчеркивая при этом, что в конце концов нужно серьезно действовать, а не заниматься обменом любезными фразами. Литовское правительство, видимо, до сих пор не поняло всей серьезности положения.

Урбшис обращается к тов. Молотову с просьбой, ссылаясь на чрезвычайно сложный и ответственный момент в жизни Литвы, об отсрочке срока, упомянутого в заявлении Советского правительства.

Тов. Молотов отвечает, что он огласил ему решение Советского правительства, в котором он не может изменить ни одной буквы. Сделанное заявление, подчеркивает тов. Молотов, серьезное и категорическое, изменения и поправки в нем невозможны.

Урбшис спрашивает — сколько предполагается ввести еще сов. войск?

Тов. Молотов отвечает — 3–4 корпуса.

Урбшис просит уточнить — в дивизиях. Тов. Молотов отвечает, что примерно 9–12 дивизий, и поясняет, что Советское правительство хочет создать такие условия, при которых выполнение Пакта о взаимопомощи было бы обеспечено полностью.

Урбшис спрашивает, в какие пункты предполагается ввести сов. войска и, в частности, каковы намерения в отношении г. Каунаса. Тов. Молотов отвечает, что в конечном счете это дело военных, но одно ясно, что войска придется ввести во все важнейшие пункты, в том числе и в Каунас.

Далее тов. Молотов предупреждает Урбшиса, что если ответ задержится, то Советское правительство немедленно осуществит свои меры и безоговорочно. Общее положение Меркису известно. Он достаточно в курсе дела. Говорили один раз, говорили другой раз, потом — третий раз, а дела со стороны Литовского правительства не видно. Пора прекратить шутить.

Урбшис подает реплику, что Литовское правительство сразу же поняло, что положение серьезное. Тов. Молотов отвечает, что нет, оно этого не поняло. Он допускает и знает, что отдельные лица честно отнеслись к выполнению Договора о взаимопомощи, но Литовское правительство далеко было от этого.

Урбшис ставит вопрос о том, будут ли сов. войска вмешиваться во внутренние дела Литвы. Тов. Молотов отвечает отрицательно, подчеркивая, что это дело правительства. Правительство Советского Союза — пролитовское, говорит тов. Молотов, и мы хотим, чтобы Литовское правительство было просоветским.

После краткого совещания с посланником Наткевичиусом Урбшис спрашивает — будут ли требуемые мероприятия перманентными или временными. Тов. Молотов отвечает, что они будут носить временный характер, но в конечном счете окончательный ответ на этот вопрос будет зависеть от будущего Литовского правительства. Далее тов. Молотов подчеркивает, что вышеупомянутое заявление Советского правительства неотложно и если его требования не будут приняты в срок, то в Литву будут двинуты советские войска и немедленно.

Наткевичиус спрашивает — если требования Советского правительства будут приняты, то будут ли с Литовским правительством потом согласованы вопросы о сроке ввода сов. войск, местах их расположения и т.д. Тов. Молотов ответил лаконично: «Да, при условии, если будут приняты все требования и в срок»…

За недостатком времени Урбшис просит разрешения передать Литовскому правительству заявление Советского правительства по телефону. Тов. Молотов подчеркивает, что заключительная часть заявления должна быть зашифрована. Напоминает еще раз, что ответа он ждет к 10 час. утра 15 июня с.г.

Урбшис говорит, что как участник переговоров о Договоре о взаимопомощи он очень сожалеет, что спустя несколько месяцев после подписания договора от 10 октября 1939 г. литовско-советские отношения пришли к такому напряжению и что он взволнован за судьбу своей родины.

Тов. Молотов ответил, что во всем этом виноваты литовские провокаторы, как Скучас и др., выполнявшие в отношении Советского Союза весьма гнусную роль. Они враги не только Советского Союза, но и самой Литвы.

В заключение тов. Молотов напомнил, что он ждет ответа не позднее 10 час. утра 15 июня 1940 г.

При встрече присутствовали литовский посланник Наткевичиус и полпред в Литве т. Поздняков.

Прием окончился 15 июня 1940 г. в 00 час. 22 мин.

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 2. П. 21. Д. 248. Лл. 38–41. Машинопись. Заверенная копия.

Источник: Запись беседы наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова с министром иностранных дел Литвы Ю. Урбшисом, 14.06.1940. // Полпреды сообщают… — М., Международные отношения, 1990

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Литва запрещает российским поисковикам разыскивать тела советских солдат
9 июня
Интервью с руководителем ассоциации поисковых отрядов «Память» и ассоциации поисковых отрядов имени «Диверсионной разведывательной группы Джек» Евгением Завертановым.
«В сарае за овсяными снопами нашарили загадочную дверь»: как советские спецслужбы находили бункеры «лесных братьев»
10 июня
Разведка сообщила, что несколько бандитов скрываются в деревне Витирчи в одном из дворов. Я выслал туда чекистско-войсковую группу под командованием старшего лейтенанта Георгия Волкова.
Неприступные немецкие форты, говорите? Космодемьянский подогнал самоходку, дал по воротам, немцы и сдались!
8 июня
О том, как советские войска в апреле 1945 г. брали «неприступные» форты, опоясывавшие город-крепость Кенигсберг, рассказывает известный российский историк Геннадий Викторович Кретинин.
«Круглосуточные секреты в лесу»: как советские спецслужбы вылавливали «лесных братьев» в глухих пущах
11 июня
Дело происходило зимою. Стояли сильные морозы, земля была покрыта глубоким снегом и промерзла на большую глубину. Но несмотря ни на какие трудности, мы каждый день уходили в лес.
Обсуждение ()
Новости партнёров