×
Контекст

Действовал не по правилам, а по обстановке: выдающийся военный стратег Рокоссовский, даже имени которого боялись немецкие генералы

21 декабря 1896 года в Варшаве (по другим данным в Великих Луках) родились кондитер, стоматолог, каменотес, кавалерист, маршал Советского Союза, маршал Польши, а также выдающийся стратегический ум XX столетия. Всё это один человек — Константин Рокоссовский.

Культурно воевать

Аналитики, возводящие управление войсками в ранг высокого искусства, оценивают не только эффективность маневра, но еще его изящество и красоту. Для того чтобы увидеть это в таком грязном и кровавом деле, как война, нужен по-настоящему недюжинный ум. Таким обладал Рокоссов­ский, что иной раз ставило его собеседников в тупик. Во время Битвы под Москвой писатель и военкор Александр Бек случайно услышал, как Рокоссовский распекает подчиненного: «Пока не узнал, где противник и каковы его силы, не имеешь права продвигаться! Чёрт знает что! Когда наконец научимся культурно воевать?» 

В выражении «культурно воевать» — весь Рокоссовский. Он действительно обладал высочайшей военной культурой и пониманием сути большой стратегии. Причем проявил это с первых же дней войны, будучи тогда командиром 9-го механизированного корпуса, который принимал участие в крупнейшем танковом сражении в 1941 г. под Дубно, Луцком и Ровно.

А ведь Рокоссовский вообще не имел шансов туда попасть. От места его дислокации до Луцка — около 200 км. А 22 июня 1941 г. выяснилось, что у корпуса нет ни горючего, ни машин для переброски пехоты. 

Однако вот что вспоминает маршал Баграмян: «Рокоссов­ский в первый же день войны на свой страх и риск вскрыл центральные склады с горючим, забрал из окружного резерва все машины, посадил на них пехоту и комбинированным маршем двинул впереди корпуса… Мы не могли поверить своим глазам».

Еще меньше могли поверить в это немцы. Легкая прогулка по Русской земле внезапно закончилась. Командующий танковой армией Эвальд фон Клейст издает весьма эмоциональный приказ: «Слухи о прорвавшихся советских танках вызывают панику. Каждого зачинщика паники — под суд. Я запрещаю использовать слова «русские танки прорвались». 

В общем, Клейста можно понять — русские танки, согласно всем военным правилам, дейст­вительно не могли бы уст­роить прорыва. Однако Рокоссовский, устроивший немцам масштабное кровопускание, действовал не по правилам, а по обстановке. И импровизировал на ходу. Дело доходило до маскарада с переодеванием: «Немцы панически боялись нашей артиллерии и танков Т-34, и мы стали ежедневно менять позиции батарей, а старенькие танки, обшив фанерой и покрасив, превратили в тридцатьчетвёрки, и немцы уже не лезли напролом».

Летом 1941 г. к наградам были представлены немногие. В основном рядовые и младший комсостав, что объяснимо — генералам хвалиться было пока нечем. Однако одно исключение есть. Константин Рокоссовский получил орден Красного Знамени 23 июля 1941 г. — как раз за то сражение.

Лев степей и лесов

Английский военный теоретик Бэзил Лиддел Гарт, современник Рокоссовского, ввел любопытное понятие: «непрямые действия». Согласно ему, выиграть должен тот, кто предпринимает обдуманные, но неожиданные ходы: «Прямая атака почти никогда не дает результата. Победы можно достичь, если держать противника в неуверенности насчет твоих действий, выводя его из равновесия». 

Надо признать, что Рокоссовский достиг в этом деле серьезных высот. Военным часто цитируют Сунь Цзы, древнего китайского классика стратегии, который считал: «Наилучшим же будет победить противника одним замыслом, без боя». Многим кажется, что это всё сказки и глупости. Возможно. Однако не в случае с Рокоссовским. Например, он первым перешел в контрнаступление под Москвой. Но как именно? Вот свидетельство маршала Александра Голованова: «У генерала Голикова не ладились дела под Сухиничами. Был направлен туда вместо Голикова Рокоссовский, который открытым текстом повел по радиосвязи разговоры о своем перемещении, рассчитывая на перехват переговоров противником. Этот расчет оказался верным. Рокоссовский прибыл под Сухиничи, и противник, узнав об этом, немедленно оставил город без сопротивления».

Впоследствии Рокоссовский будет использовать весь арсенал непрямых действий. Маскировку и имитацию активных действий на второстепенных направлениях: «Немцы могли увидеть только то, что мы могли им показать».

 Неожиданный рисунок масштабного наступления — так, именно Рокоссовский настоял на том, чтобы нанести в ходе операции «Багратион» 1944 г. не один, а два главных удара: «В течение лета и осени 1944 г. немецкую армию постигло величайшее в ее истории поражение, прев­зошедшее даже сталинград­ское. Немецкие полковники и подполковники срывали с себя погоны, бросали фуражки и оставались ожидать русских». Иными словами, Рокоссовский действительно стал художником войны. Вот как отзывался о русском военачальнике фельдмаршал Эрнст Буш: «Если нашего Роммеля называют лисом пустынь, то Рокоссовского можно назвать львом степей и лесов». Кстати, другой фельдмаршал, Фридрих Паулюс, попав в плен, согласился отдать свое оружие только Рокоссовскому.  

Ариадна Рокоссовская о том, как ее прадед предсказал исход Великой Отечественной войны

Источник: оригинальная статья

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
«Украина вышла из СССР незаконно»: в Госдуме объяснили право России на спецоперацию
7 октября
Украина вышла из состава СССР незаконно, а Россия, как правопреемник Союза, имеет полное право наводить там порядки. Об этом заявил член Комитета Государственной Думы РФ по бюджету и налогам Евгений Федоров.
Советский генерал Николай Берзарин, победивший нацизм, учился на собственных трагических ошибках
6 октября
Николай Берзарин погиб в июне 1945-го в автокатастрофе, не успев написать мемуары, и унес с собой в могилу множество тайн.
Борьба за Украину и Беларусь: Советско-польская война 1920–1921 гг.
7 октября
О причинах Советско-польской войны 1920–1921 годов рассказывает главный российский специалист по истории Польши XX в., доктор исторических наук, завкафедрой истории южных и западных славян МГУ Геннадий Матвеев.
Историческая амнезия: Литва предпочитает «забывать», кто подарил ей Вильнюс
10 октября
10 октября 1939 года был подписан договор, по которому Советский Союз передал Литве часть Виленского края с городом Вильно. Также республике после Великой Отечественной войны был возвращен Клайпедский край с крупнейшим морским портом страны. Сегодня эти знаменательные для литовской истории факты замалчиваются властями страны, чтобы не добавлять образу «кровавого» СССР позитивные черты.
Новости партнёров