Контекст

Погорел на ордене Славы: как советские спецслужбы разоблачили «Лютого» — одного из самых опасных украинских националистов

0  

В 1976 году в отечественной прессе промелькнуло сообщение о том, что некто Юхновский, нацистский каратель, долгое время скрывавшийся под именем Александра Мироненко, приговорен к смертной казни. Приговор был приведен в исполнение. Но только в наше время ФСБ рассекретило материалы этого уголовного дела.

Итак, Александр Иванович Юхновский, он же «Хлыст», он же «Алекс Лютый», свою службу немцам начал осенью 1941 года переводчиком в немецкой полиции в городе Ромны в возрасте шестнадцати лет. С апреля 1942 года по август 1944-го он состоял уже в тайной полевой полиции ГФП-721. Как гласит сухая оперативная сводка, все это время он «участвовал в массовых расстрелах и истязаниях советских граждан». В ходе расследования сотрудники КГБ сумели проследить карьеру предателя. Оперативники и следователи проехали по 44 населенным пунктам, опросили множество людей и смогли досконально воссоздать жизненный путь Мироненко-Юхновского.

На совести ГФП-721 массовые убийства советских граждан в Донбассе, Ростовской области, на Харьковщине, Черниговщине, а потом и в Молдавии. Именно ГФП-721 уничтожила в районе шахты № 4/4-бис в Калиновке 75 тыс. человек, чьи тела заполнили ствол этой не самой маленькой шахты Донбасса почти доверху: из 360 метров глубины ствола шахты 305 метров были завалены трупами. 

История человечества не знает другого прецедента, когда бы в одном месте было умерщвлено столь огромное количество жертв. Как попутно выяснилось, деятельность Алекса-Юхновского была связана не только с ГФП-721, но и с двумя не менее знаменитыми на территории Украины карательными организациями: Зихергайтединент-11 и Зондеркомандой № 408.

Давая показания, Юхновский поначалу пытался представить себя всего лишь слепым исполнителем отцовской воли (именно отец и пристроил его в полицию) и пытался убедить, что состоял в ГФП-21 лишь в качестве переводчика. Но очень быстро выяснились довольно-таки странные обстоятельства. Например, что юный Юхновский быстро завоевал авторитет у немцев, был зачислен на все виды довольствия и получил пистолет, при этом не имея никакого звания и числясь всего-навсего переводчиком. «Припертый к стенке» Юхновский признается, что ему «приходилось» на допросах «избивать арестованных резиновой дубинкой».

Свидетель Хмиль — простой человек, задержанный в ходе облавы, вспоминал: «Я просил Сашу, чтобы он меня не бил, говорил, что ни в чем не виноват, даже вставал перед ним на колени, но он был неумолим. Переводчик Саша допрашивал меня и избивал с азартом и инициативой».

Другие свидетели говорят примерно это же. «Алекс избивал резиновым шлангом сбежавшего из лагеря и пойманного в облаве пленного, ломал ему пальцы». «На моих глазах Юхновский расстрелял какую-то девушку. Ей было лет семнадцать. За что — не сказал». «Летом 1943 года он избил какую-то женщину до бессознательного состояния. Потом ее выбросили во двор, потом увезли».

Летом 1944 года судьба Алекса Лютого сделала крутой поворот: в Одесской области он отстал от обоза ГФП-721 и через какое-то время явился в полевой военкомат РККА, назвавшись именем Мироненко. 

В Советской армии Мироненко-Юхновский служил с сентября 1944 года до октября 1951 года — и неплохо служил. Был командиром отделения, помкомвзвода в разведроте, начальником канцелярии мотоциклетного батальона, затем писарем штаба 191-й стрелковой дивизии. Его наградили медалью «За отвагу», медалями за взятие Кенигсберга, Варшавы, Берлина. Как вспоминали сослуживцы, он отличался немалой храбростью и хладнокровием. В 1948 году Мироненко-Юхновский был откомандирован в распоряжение Политуправления Группы советских оккупационных войск в Германии. 

За время службы в Политуправлении получал многочисленные благодарности, причем, по горькой иронии судьбы, за выступления и публицистику, разоблачавшие фашизм. 

С 1952 года он работал в газете «На стройке». В середине 70-х годов он, уже примерный семьянин и отец взрослой дочери, стал заведующим редакцией издательства Министерства гражданской авиации. Издательство «Воениздат» приняло к публикации книгу его воспоминаний о войне, написанную, как отмечали рецензенты, увлекательно и с большим знанием дела, что, впрочем, неудивительно, ибо Мироненко-Юхновский был фактическим участником многих событий, правда, «с другой стороны баррикад».

Мироненко даже выдвинули в партком издательства, и ему открывалась, таким образом, возможность дальнейшей весьма неплохой карьеры. И в связи с этим выдвижением от него потребовали документально подтвердить получение ордена Славы, о чем Мироненко ранее заявлял. Этого он сделать не смог, и проведенная проверка выявила расхождения в двух собственноручно написанных им автобиографиях: в одной он писал, что служил в Красной армии с начала войны, в другой — что до 1944 года проживал в оккупации на Украине. По результатам проверки было возбуждено уголовное дело.

Состоялся суд, и был вынесен не оставлявший сомнений приговор.

Еще до процесса дочь свою Мироненко выдал замуж за немца. Она перебралась в Германию. Супруга Мироненко по вполне понятным причинам фамилию сменила.

   

Источник: оригинальная статья

Читайте также
Отправил шестерых в нокаут, взорвал дзот, понес раненого дальше: чемпион СССР по боксу в Великую Отечественную войну
11 апреля
Я приказал Королёву оставить меня в густых кустах, а самому пробираться к своим... Королёв встал, повесил на шею автомат, вышел на просеку и, подняв руки вверх, пошёл к фашистскому дзоту.
Алла Пугачева вышла из моды, как Прибалтика
15 апреля
Алла Пугачева больше не соответствует своему времени, она из тех остромодных явлений позднего СССР, которые не актуальны для новой России, и это сближает певицу с Прибалтикой.
«Я ножом детей режу, потому что пули на них жалко»: нацизм в Литве
15 апреля
Во время попоек они хвастались, что расстреливают граждан еврейской национальности в Панеряе и что у них много еврейского имущества.
«В течение 15 минут уничтожил 5 танков»: как под Берлином советские солдаты немцев били
16 апреля
16 апреля 1945 г. началась Берлинская стратегическая наступательная операция — одно из самых крупных сражений в истории человечества. С обеих сторон в битве участвовало более 3,5 млн человек.  Укрепления Зееловских высот, которые занимали немцы, считались неприступными.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...