Контекст

Михаил Ефремов — советский генерал, которого немцы хоронили с почестями. В окружение за ним прислали самолет, но он отказался покидать своих солдат

 

Ефремов Михаил Григорьевич – советский военачальник, генерал-лейтенант, принимал активное участие в Смоленском сражении, Московской битве 1941-1942 годов и в Вяземской наступательной операции 1942 года.

В октябре 1941 г. генерал-лейтенанта Ефремова назначают командующим 33-й армией. Это назначение стало для него судьбоносным. В конце ноября 1941 г. армия Ефремова занимала оборону в условиях непосредственного соприкосновения с противником по реке Нара, испытывая недостаток сил и средств.

1 декабря 1941 г. группа армий «Центр» под командованием генерала-фельдмаршала фон Бока предприняла очередную попытку фронтального прорыва к Москве в районе д. Апрелевка, всего в 25 км от Москвы. Утром 1 декабря после сильнейшей артиллерийской и авиационной подготовки немцы начали наступление. Северо-западнее Наро-Фоминска две немецкие дивизии, используя более чем пятикратное превосходство в силах, прорвали оборону 222-й стрелковой дивизии 33-й армии и заняли ряд новых территорий.

Командующий Западным фронтом генерал армии Г.К. Жуков отдал приказ Ефремову нанести ответный удар по врагу. С целью выполнения приказа оперативной группой 33-й армии был разработан план действий по уничтожению прорвавшегося противника. В операции принимали участие около 120 танков, стрелковая бригада, полк НКВД и два лыжных батальона.

2 декабря 136-й отдельный танковый батальон и части 76-го стрелкового полка НКВД выбили немцев из Петровского, а 3 декабря при поддержке 18-й стрелковой бригады танкисты, успешно применив танковую контратаку с десантом пехоты, завершили разгром полка противника, который, понеся тяжелые потери, был вынужден отступить.

В результате операции Ефремова советские войска сорвали последнюю попытку немецких войск прорваться к Москве и вскоре начали оттеснять немцев от столицы, обеспечивая перелом в ходе боев.

В ходе начавшегося 5 декабря 1941 года контрнаступления под Москвой 33-я армия под командованием генерал-лейтенанта Ефремова к 26 декабря полностью освободила Наро-Фоминск, 4 января 1942 г. - Боровск, а 19 января - Верею.

К этому времени 33-я армия нуждалась в пополнении личным составом, техникой и боеприпасами. Однако неожиданно 17 января 1942 г. от командующего Западным фронтом генерала армии Жукова приходит приказ Ефремову наступать на Вязьму.

Это наступление части сил Западного фронта (понесших в предыдущих боях большие потери) началось 26 января. Но отсутствие достаточных сил и средств, тяжелые зимние условия и, самое главное, усилившееся сопротивление немцев (получивших подкрепления), не привело к ожидаемому скорому успеху. Противник нанес сильные контрудары во фланг ударной группы генерала Ефремова, и она сама оказалась в окружении в глубоком тылу немцев.

Генерал не растерялся в этих тяжелых условиях и сумел организовать эффективное сопротивление врагу, создав круговую оборону. Шла мобилизация местного населения, работал воздушный мост на большую землю. Но время шло, силы немцев постоянно возрастали. Немецкое командование было полно решимости избавиться от жизнеспособных советских сил вблизи своих жизненно важных коммуникаций сразу после того как сойдет снег и земля немного подсохнет.

2 апреля 1942 г. немцы предложили Ефремову сдаться. Листовка-ультиматум была подписана германским Верховным командованием. В ответ на это, по запросу Ефремова, советская фронтовая авиация нанесла бомбовый удар по штабу немецких частей, окружавших 33-ю армию.

9 апреля Ставка Верховного Главнокомандования прислала за Ефремовым самолет, чтобы вывезти генерала из окруженной армии и спасти его жизнь, однако Ефремов отказался бросить солдат. Он отправил на самолете знамена армии, чтобы они не достались врагу, а офицеру связи сказал:

«Командовал войсками армии в окружении, и если случится, то и умирать буду с бойцами».

13 апреля 1942 г. штаб фронта дал 33-й армии разрешение на выход из окружения. Однако полученное разрешение запоздало — личный состав к этому времени совсем обессилел. Боеприпасы иссякли. Снег растаял, а солдаты были обуты в валенки. Разлилась Угра. К 18 апреля под личным командованием Ефремова осталось примерно 2000 человек. Лишь небольшим группам удалось прорваться на другой берег Угры и добраться до своих. При выходе из окружения генерал Ефремов получил ранение и потерял возможность идти самостоятельно. Солдаты, уважавшие и любившие командира, несли его на своих плечах.

Не желая попасть в плен, и когда обстановка стала критической, он вызвал свою жену, служившую у него мединструктором, застрелил её, а затем пустил пулю в себя. Вместе с ним погибли командующий артиллерией армии генерал-майор П.Н. Офросимов и практически весь штаб армии. Тело Ефремова первыми нашли немцы, которые, испытывая глубокое уважение к мужественному генералу, похоронили его с воинскими почестями в селе Слободка 19 апреля 1942 г.

Сразу после освобождения района в марте 1943 г. в село Слободку, где был похоронен генерал, приехал сын командарма, капитан Ефремов. Могилу вскрыли, и капитан опознал отца. Под ружейные залпы его снова предали весенней земле. А потом сельчане поведали о том, как хоронили командарма.

«…Когда тело Ефремова принесли из леса, в гибели русского генерала пожелал удостовериться высокопоставленный представитель германского командования, пожаловавший в село в сопровождении многочисленной охраны. У сельской церкви вырыли глубокую могилу. По одну сторону построили немецких солдат, по другую – советских военнопленных. Немецкий генерал сказал, что солдатам фюрера нужно сражаться за великую Германию так же, как русский генерал сражался за Россию. Немцы отдали ему воинские почести».

Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 1996 г. «за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» генерал-лейтенанту Ефремову Михаилу Григорьевичу посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

Немцы хоронили его как героя: советский генерал Михаил Ефремов.

Источник: Азясский Н.  Ефремов Михаил Григорьевич; Суржик Д. В. Ефремов Михаил Григорьевич

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«У меня обгорело тело и руки»: из сожженного в Хатыни сарая живым выбрался лишь один человек. Он рассказал, кто на самом деле сжег деревню
22 марта
Я, будучи раненым, чтобы не стрелял больше по мне каратель, лежал без движения, прикинувшись мертвым, но часть горевшей крыши упала мне на ноги и у меня загорелась одежда.
В 1974 г. состоялся суд над полицаем, отдавшим приказ уничтожить Хатынь. Скрывался во французском легионе, был восстановлен в звании в СССР, но его все равно нашли
23 марта
Мелешко надеялся, что в послевоенное время, когда огромные людские массы перемещались через границы, трудно будет установить, чем в действительности он занимался в годы войны. И некоторое время ему действительно удавалось это скрывать. Все проверки прошел удачно. Обзавелся новой семьей. Его восстановили в воинском звании. А в декабре 1945 года уволили в запас.
В 1942 г. партизаны в Белоруссии освободили целый район, они даже успешно штурмовали город
20 марта
Весть о существовании свободного от врага региона моментально разлетелась по округе, и не только. Поэтому вполне естественно, что сюда в надежде найти спасение потянулись жители из соседних районов. Тех, кто мог держать оружие, направляли в партизанские отряды, а женщин, стариков и детей размещали в деревнях, семейных лагерях в лесу. По приблизительным подсчетам, под защитой 18 тыс. партизан в Кличевской партизанской зоне размещалось свыше 70 тыс. человек (до войны здесь проживало немногим более 46 тыс.).
Бывший эсэсовец Оберлендер попросил прекратить дело о своей депортации
19 марта
Адвокаты запросили прекращения дела о депортации пособника нацистов Гельмута Оберлендера, подозреваемого в причастности к убийствам мирных жителей СССР в годы Второй мировой войны.
Обсуждение ()
Новости партнёров