Контекст

«Иваны бросили броневик и убежали. Немец влазит внутрь и раздается выстрел»: о ловушке для немецких солдат

 

Воспоминания унтерштурмфюрера СС Эриха Керна, 22 июня 1941 г.:

Мы проехали один километр, два, три... Сзади успокаивающе слышался шум шедшего за нами полным ходом батальона. Вдруг лейтенант приказал остановиться. Перед нами лежала развилка, а справа, наполовину в канаве, — броневик, русский.

— Наши танки ловко расправились с ним. Иваны бросили его и сбежали, — проговорил, улыбаясь, лейтенант, не спеша закуривая сигарету и указывая на распахнутую дверцу, затем, проведя рукой по заклепкам, добавил:

— Дрянная работа...

Тем временем я тоже подошел к броневику и заглянул через открытую дверцу внутрь.

— И все-таки ощущение не из приятных, — заметил я, отступая.

Лейтенант рассмеялся и захотел основательно проинспектировать внутренность вражеской боевой машины. А я тем временем отошел в сторону, желая установить, догоняет ли нас батальон во главе с командиром. В этот момент раздался выстрел. Лейтенант повернулся, на лице застыло выражение крайнего изумления, и тут же упал. Через секунду броневик пришел в движение и выехал на дорогу.

В мгновение ока, повинуясь инстинкту самосохранения, я и водитель мотоцикла скатились в кювет, длинная пулеметная очередь прошила воздух над нашими головами.

Прежде чем мы успели что-либо сообразить, вражеская машина исчезла во мраке ночи.

— Вы в порядке? — потряс водитель лейтенанта за плечо.

Никакого ответа. Я попробовал приподнять его голову, но моя ладонь ощутила что-то влажное. Несмотря на опасность, я рискнул коротко включить карманный фонарик, секунды хватило, чтобы разглядеть аккуратную дырочку посредине лба юного лейтенанта.

— Готов! — прошептал водитель и грязно выругался.

Мы поспешили назад, но неожиданно в той стороне, где, по нашим предположениям, должен был находиться батальон, поднялась неистовая беспорядочная стрельба.

Совершенно сбитые с толку, мы в недоумении смотрели друг на друга.

— Самое лучшее для нас — оставаться на месте, — заметил водитель.

Стрельба оборвалась так же внезапно, как и началась.

С большим облегчением мы услышали шум приближавшегося батальона. Через несколько минут автомашина командира затормозила рядом со мной. Когда я, все еще не пришедший в себя от потрясения, доложил ему о случившемся, он начал кричать на меня во весь голос; какие слова он при этом произносил, мне неведомо и по сей день.

Из воспоминаний немцев о войне с русскими.

Источник: Керн Э. Пляска смерти. Воспоминания унтерштурмфюрера СС. 1941–1945 / Пер. с англ. Г.П. Бляблина. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2008

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Они убивали пионеров из-за красных галстуков, а советских солдат — боялись»: воспоминания ветеранов о «лесных братьях»
17 сентября
Представляем вам воспоминания советских военных, столкнувшихся лицом к лицу с «лесными братьями» в советской Прибалтике.
Вначале молчали, а потом сдавали все по полной: как советские спецслужбы «раскалывали» бандеровских руководителей
23 сентября
Сидим в укрытии. Наконец появился объект. Ему навстречу вышел наш агент.
«Мы передадим Вильнюс Белорусской ССР»: как Советский Союз обвел вокруг пальца Литву в 1939 г.
20 сентября
Как только СССР и Германия договорились о передаче Литвы в сферу советских интересов, Молотов 29 сентября 1939 г. вызвал ее посланника в Москве Л. Наткевичуса.
Они сражались за Таллин: 75 лет изгнанию нацистов из столицы Эстонии
17 сентября
Ровно 75 лет назад началось освобождение Таллина от нацизма силами Красной Армии. 17 сентября 1944 года подразделения Ленинградского фронта приступили к операции по изгнанию оккупантов из столицы Эстонии.
Обсуждение ()
Новости партнёров