Контекст

«За Ленинград»: как Маринеско потопил немецкий лайнер «Вильгельм Густлов»

 

К началу 1945 года крах Германии предрешён, Красная Армия неудержимо продвигается на запад. В Готенхафене и окрестностях скопилось огромное количество беженцев из Восточной Пруссии; они стремились попасть в западную часть Германии не сушей, где неминуема встреча с советскими войсками, а морем. 21 января гросс-адмирал Дениц дал команду приступить к выполнению операции «Ганнибал» — крупнейшей эвакуации населения морским путем всех времен: более двух миллионов человек переправили на Запад все имевшиеся в распоряжении немецкого командования суда.

В рамках операции «Ганнибал» Густлов принял более 10000 человек — около тысячи военнослужащих, остальные — беженцы, преимущественно дети и женщины. 

Капитану Густлова Петерсону 63 года, он не водил корабли уже много лет и поэтому просил придать ему в помощь двух молодых капитанов-мореходов. Военное командование кораблем поручено опытному подводнику корвет-капитану Цану. Создалась уникальная ситуация: на командном мостике корабля — четыре капитана с неясным распределением полномочий, что станет одной из причин гибели Густлова.

30 января в сопровождении единственного корабля, торпедоносца Лев, Густлов покинул порт Готенхафен, и сразу же среди капитанов разгорелся спор. Цан, знавший об опасности атак советских подводных лодок больше, чем остальные, предлагал идти зигзагом с максимальной скорость в 16 узлов, в таком случае более тихоходные лодки не смогут их догнать. «12 узлов, не больше!» — возразил Петерсон, напомнив о ненадежном сварном шве в бортовой обшивке, и настоял на своем.

Густлов шел коридором в минных полях. В 19 часов поступила радиограмма: на встречном курсе находится соединение тральщиков. Капитаны дали команду включить, во избежание столкновения, опознавательные огни. Последняя и решающая ошибка. Злосчастная радиограмма осталась навсегда загадкой, никакие тральщики не появились.

Между тем С-13, безуспешно пробороздив воды предписанного маршрута патрулирования, 30 января направилась к Данцигской бухте — там, как подсказывала Маринеско интуиция, должен быть враг. Температура воздуха — минус 18, метет снег.

Около 19 часов лодка всплыла, как раз в это время на Густлове зажглись огни. В первые секунды вахтенный офицер не поверил своим глазам: вдали светится силуэт гигантского судна! Появился на мостике Маринеско, в известном всем балтийцам-подводникам неуставном замасленном овчинном полушубке.

В 19:30 капитаны Густлова, так и не дождавшись мистических тральщиков, приказали выключить огни. Слишком поздно — Маринеско уже вцепился в заветную цель мертвой хваткой. Он не мог понять, почему гигантское судно не идет зигзагом и сопровождается всего одним кораблем. Оба эти обстоятельства облегчат проведение атаки.

На Густлове воцарилось радостное настроение: еще несколько часов, и они покинут опасную зону. Капитаны собрались в кают-компании к обеду, стюард в белой куртке принес гороховый суп и холодное мясо. Некоторое время отдыхали после споров и волнений дня, выпили по рюмке коньяка за успех.

На С-13 приготовлены к атаке четыре носовых торпедных аппарата, на каждой торпеде надпись: на первой — «За Родину», на второй — «За Сталина», на третьей — «За советский народ» и на четвертой — «За Ленинград». До цели 700 метров.

 В 21:04 выпускается первая торпеда, следом остальные. Три из них поражают цель, четвертая, с надписью «За Сталина», застревает в трубе торпедного аппарата, готовая взорваться при малейшем сотрясении. Но и тут, как часто у Маринеско, умение дополняется везением: двигатель торпеды по неизвестной причине глохнет, и торпедист быстро закрывает наружную крышку аппарата. Лодка уходит под воду.

Одна торпеда разрушила борт корабля в районе плавательного бассейна; в нем размещались 373 девушки из вспомогательных служб флота. Хлынула вода. Спасшиеся — их немного — рассказывали, что в момент взрыва по радио звучал немецкий гимн, завершивший речь Гитлера в честь двенадцатой годовщины его прихода к власти.

Капитан Петерсон покинул судно одним из первых. Находившийся с ним в одной спасательной лодке матрос позже расскажет: «Недалеко от нас барахталась в воде с криками о помощи женщина. Мы втащили ее в лодку, невзирая на крик капитана «отставить, мы и так перегружены!»

Более тысячи человек были спасены кораблем сопровождения и семью судами, подоспевшими к месту катастрофы. Через 70 минут после взрыва первой торпеды Густлов начал тонуть. При этом происходит нечто невероятное: во время погружения неожиданно включается вышедшее из строя при взрыве освещение, и раздается вой сирен. Люди с ужасом взирают на дьявольский спектакль.

С-13 повезло еще раз: единственный корабль сопровождения был занят спасением людей, а когда он начал бросать глубинные бомбы, торпеда «За Сталина» была уже обезврежена, и лодка смогла уйти.

Все четыре капитана спаслись. Самый молодой из них, по фамилии Колер, вскоре после окончания войны покончил с собой — его сломала судьба Густлова.

В 1990 году, через 45 лет после окончания войны, Маринеско присвоили звание Героя Советского Союза. Позднее признание пришло благодаря деятельности «Комитета Маринеско», действовавшего в Москве, Ленинграде, Одессе и Калининграде. В Ленинграде и Калининграде командиру С-13 установили памятники. Имя Маринеско носит небольшой музей подводных сил России в северной столице.

Некоторые немецкие публицисты считают потопление Густлова преступлением против мирного населения, таким же, как бомбардировка Дрездена. Однако вот какое заключение вынес Институт морского права в Киле: 

«Вильгельм Густлов являлся законной военной целью, на нем находились сотни специалистов-подводников, зенитные орудия…

 Имелись раненые, но отсутствовал статус плавучего лазарета. Правительство Германии 11.11.44 объявило Балтийское море районом военных операций и приказало уничтожать все, что плавает. Советские вооруженные силы имели право отвечать тем же».


Источник: Слуцкин В. Вильгельм Густлов, человек и теплоход // Вестник. — 2003. — № 10(321) (14 мая).

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«После акции из закопанных ям все еще выползали раненые»: как литовские полицейские батальоны Беларусь от коммунизма «освобождали»
29 января
В Литве  на данный момент сформирован миф, согласно которому литовские полицейские формирования героически боролись исключительно против «советской оккупации». Между тем исторические источники позволяют нам иначе взглянуть на освободительную борьбу литовских коллаборационистов.  
«Обычно они питались мертвечиной, но могли нападать и на живых»: крысы в блокадном Ленинграде
25 января
После начала блокады крысы очень быстро расплодились в квартирах ленинградцев. Ели они всё, что имело растительное или животное происхождение, даже машинное масло и мыло. Людей они избегали, но не боялись.
«Советская Литва очищена от немецких захватчиков»: как советские войска освободили Клайпеду
28 января
С 19 января по 21 февраля 1945 года 16-я стрелковая Литовская Клайпедская Краснознаменная дивизия в составе войск 4-й ударной армии участвовала в Мемельской наступательной операции, в боях за Клайпеду.
«Я счастлив, что моя коллекция осколков, извлеченных из нежных тканей детей, более не пополнится»: 27 января 1944 г. в воспоминаниях ленинградцев
25 января
«Сегодня, 27 января, в двадцать часов город Ленина салютует доблестным войскам Ленинградского фронта двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий...».
Обсуждение ()
Новости партнёров