Экономика Экономика

США против «Северного потока»: неправильные страны дают неправильный газ

Источник изображения: smi.mirtesen.ru
 

Конгресс США принял законопроект, призванный диверсифицировать поставки газа в Европу. О подлинных мотивах действий американских конгрессменов и их борьбе с Россией за газовый рынок Европы аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь ЮШКОВ.

Г-н Юшков, в Палате представителей конгресса США приняли законопроект, который призван диверсифицировать источники энергии, увеличивать конкуренцию на рынке и маршруты поставок энергоносителей в Европу. Какие на самом деле цели у данного законопроекта, и кто в нем наиболее заинтересован?

— Этот законопроект является продолжением попыток давить на Россию, воздействовать на ее газовые проекты. Речь в нем идет об энергопоставках, об их диверсификации, о конкуренции и о том, что американцы должны помогать в этом европейцам. Смысл понятен всем: речь идет исключительно о газе.

Посыл законопроекта простой — не стройте новый газопровод и отказывайтесь от закупок российского трубопроводного газа. А мы вам пришлем свой СПГ, и вы вынуждены будете волевым решением покупать газ американского происхождения.

В законопроекте это все очень завуалированно и мягко описано и ни к чему не приводит. Документ во многом носит декларативный характер. В нем нет прямого запрета на участие в российских газопроводных проектах, нет запрета на покупку российского газа.

Меры поддержки, которые прописаны в документе, довольно странные. Во-первых, Соединенные Штаты выделят 1 млрд долларов на долгий срок (более чем на год) на инфраструктурные проекты. Ведь для закупок американского газа по данному законопроекту не хватает приемных мощностей, газопроводов от терминалов вглубь континента. Но этого миллиарда не хватит даже на строительство одного СПГ-терминала или интерконнектора.

Во-вторых, такой инфраструктурной проблемы, в общем, нет. Есть определенные узкие места в Европе, где нужно расширять газопроводы. Но в целом, например, приемных СПГ-терминалов достаточно.

Суммарная мощность СПГ-терминалов в Европе — 200–220 млрд кубов. Можно было бы поставлять огромные объемы СПГ на европейский рынок.

При этом мощности загружены на 20–30%. В основном они стоят пустые, и никто ими не пользуется. Недозагруженность СПГ-терминалов наблюдается в Польше и Литве.

Проблема в том, что инфраструктуры достаточно, но ценовая конъюнктура львиную долю времени такова, что газ уходит в Южную Америку, в Мексику, в Азию.

Большую часть года мы не видим экономически привлекательных условий для прихода СПГ в Европу. Сколько денег ни выделяй на инфраструктуру, это не поможет американцам продавать больше СПГ на европейском рынке.

Европейцы считают основным поставщиком газа Россию. Именно она таковым и является. У России поставки газа составляют около 200 млрд кубов в год.

Как, по заокеанскому замыслу, будет выглядеть реализация данного проекта на практике?

— В Америке становится все больше и больше проектов по экспорту СПГ. Сейчас они уже экспортируют порядка 20 млрд кубов в год. В 2019 году откроется еще 3–4 завода по сжижению газа. В целом, американцы становятся одними из крупных поставщиков СПГ на мировой рынок. В конце 2016 года они начали экспортировать в Европу. Но в основном все уходит на азиатские рынки и в Мексику, плюс в Южную Америку. Это тоже довольно крупный рынок.

В Европу СПГ поставляется по остаточному принципу. Пока что американцы не могут утвердиться на европейском рынке.

Особенностью экспорта является то, что американцы не сами продают СПГ. Газовые заводы строились под следующие условия: американские компании предоставляют газ на СПГ-завод, а его владелец продает мощности по сжижению. По сути, он дает долгосрочную аренду на часть своего завода покупающим компаниям.

Компании, являющиеся покупателями СПГ, — это трейдеры, как правило, международные. Они уже купили мощности по сжижению, загрузили танкер, а дальше смотрят, где сегодня цены выше. «Я получу максимальную прибыль, если отправлю его в Азию», думает, например, трейдер, и, исходя из сиюминутной конъюнктуры, решает, куда поставлять газ.

В Америке нет государственной газовой корпорации, поэтому власти не могут указывать компаниям, куда поставлять СПГ. Другой вопрос, что США, не имея возможности руководить политикой компаний, пытаются для них расчистить рынок от конкурентов, чтобы производители СПГ сами пришли в Европу.

Поэтому они выбивают конкурентов с этих рынков политическими инструментами, такими как закон 2017 года о санкциях против участников «Северного потока — 2» и новых газопроводных проектов.

Множащиеся санкции создают некий базис для того, чтобы в дальнейшем вводить конкретные меры. Например, запрет на участие в российских СПГ-проектах. Потому что СПГ с Ямала идет в Европу и вытесняет там американские поставки. Хотя сам по себе закон не может запретить реализацию каких-либо российских проектов.

Американские конгрессмены считают, что Россия использует свои природные ресурсы для шантажа европейских партнеров. Имеет ли данное утверждение реальные основания?

— Это из серии то ли воспроизведения баек и мифов, то ли некомпетенции. Они уже заявляли, что Россия вторглась на Украину с целью захватить ее энергоресурсы. Но это же бред. Украина ведет добычу на западе и в центре страны. На востоке страны газ не добывался. В 1980-е годы они прошли пик добычи, и она постепенно падает и падает. Энергоресурсы Украины России не нужны.

То же и с самой старой, даже заплесневелой байкой о российском энергетическом оружии. Хочется попросить привести пример, когда Россия шантажировала европейцев энергетическими вопросами. Я понимаю, если бы мы сказали: «Товарищи, если вы завтра не отмените санкции, то мы отключаем газ». Это шантаж, грубый шантаж. Но Россия так не делает.

Никогда Россия не использовала вопрос поставок энергоресурсов в качестве торга по каким-то политическим мотивам. Россия уже пятьдесят лет поставляет газ в Европу. Когда были огромные идеологические разногласия, холодная война, поставки все равно не прекращались.

В 2008 году, когда между Москвой и Тбилиси была война, были поставки в Грузию. Газ тогда продолжал идти. О какой политизации со стороны России можно говорить?

А вот со стороны США это и есть то самое давление на европейцев. Когда президент Дональд Трамп приезжает в Европу и отчитывает европейских политиков и чиновников, как детей: «Вы что там, совсем с ума сошли, мы единственные, кто выполняет обязательства по финансированию НАТО, а вы умудряетесь покупать у России газ. Как же так, недоплачиваете в бюджет НАТО и при этом закупаете у России газ!»

Даже если мы оставим в стороне его непонимание того, что газ покупают коммерческие компании, а не государство, а бюджет НАТО пополняется на государственные средства, все равно — вот она, привязка газового вопроса к политике.

Трамп говорит, что у политических оппонентов США газ покупать нельзя. Европейцы должны покупать энергоресурсы только у политически лояльных стран. Документ, который сейчас принимается, это разве не давление на европейских лидеров?

Там четко указано, что есть плохие поставщики — это Россия, а есть хорошие — это США. Почему Россия плохая? Потому что ведет неправильную политику. Поэтому, будьте добры, перестройте свою энергосистему так, чтобы мы поставляли вам наш политически правильный газ.

Это и есть то самое давление, о котором говорят американские политики.

Когда Трамп отчитывал Меркель за то, что Германия покупает политически неправильный газ, и когда министр энергетики США приезжает на Украину, в страны Восточной Европы и Прибалтику и навязывает везде закупку американского СПГ. Польша прямо при нем подписывала договор о том, что она будет покупать СПГ.

Госсекретарь США ездил по прибалтийским странам, которые должны были выдавать разрешение на прокладку «Северного потока — 2». Было понятно, что он едет с целью всех их запугать.

Шведы выпустили доклад к визиту госсекретаря США о том, что русские хотят захватить их остров Готланд, и тем самым внесли свою лепту в политизацию проекта. Там было написано, что первая группа спецназа высадится под видом ремонтников «Северного потока — 1». Была четкая привязка, что Россия использует газопроводы в политических целях.

В Америке были публикации о том, что Россия, как только построит «Северный поток — 2», расставит вдоль него по Балтийскому морю военный флот. Спрашивается, а почему по «СП-1» не расставили военный флот. Были публикации американских исследователей, что якобы «СП-2» это вообще не газовая труба, и по ней поползут русские солдаты для захвата Европы. Разве это не давление? Сама политизация проекта — это и есть давление.

Со стороны США мы прекрасно видим, что они давят на европейских партнеров, заставляя их покупать американский СПГ и отказаться от российского газа.

Последний, самый откровенный пример, когда решался вопрос о строительстве «Южного потока». На болгар давили просто чудовищно. Все закончилось тем, что приехала группа американских сенаторов во главе с покойным Маккейном. После их беседы с болгарским руководством София отозвала разрешение на строительство. Это ли не политическое давление на европейцев? И эти люди запрещают нам ковыряться в носу!

Могут ли американские газовые компании потеснить на европейском рынке Россию?

— С экономической точки зрения, им будет сложно. Пока американский СПГ не очень-то идет в Европу. С 2016 года, когда американцы начали экспортировать СПГ в Европу, пришло менее 20 млрд кубов. Учитывая, что Россия в год поставляет около 200 млрд кубов, о большой конкуренции речи не идет. Говорить о том, что американцы выгонят Россию с европейского рынка, не приходится.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Налогоплательщики Литвы хотят избавиться от СПГ-терминала
1 апреля
Одно из крупнейших предприятий Литвы — завод химических удобрений Achema — предлагает поменять СПГ-терминал в Клайпеде на меньший по размеру.
Литва снизила объем закупок СПГ
1 апреля
Литва сократила объем импорта сжиженного природного газа в 2018 году, следует из отчета Международной группы импортеров СПГ (GIIGNL).
Глава «Газпрома» опроверг сообщения о препятствиях для «Северного потока — 2»
31 марта
Глава правления компании «Газпром» Алексей Миллер заявил, что строительство газопровода «Северный поток — 2» завершится в 2019 году.
«Определить будущее страны»: посол США призывает украинцев прийти на избирательные участки
31 марта
Посол США на Украине Мари Йованович призвала украинцев к активному участию в выборах президента страны.
Обсуждение ()
Новости партнёров