Экономика Экономика

Ведущий химик «Олайнфарм»: завод пережил приватизацию благодаря терпению сотрудников

Источник изображения: https://lv.olainfarm.com
0  

Аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает цикл интервью «Своими глазами», где специалисты крупных производств, предприниматели, работники сельского хозяйства и транзитной отрасли рассказывают о своей деятельности, сравнивают нынешнее положение дел с советскими временами.

АО «Олайнфарм» (AS Olainfarm) — одна из крупнейших фармацевтических компаний в странах Балтии, находящаяся в небольшом латвийском городе Олайне, где в 1972 году начал работу Олайнский химико-фармацевтический завод. За прошедшие более чем сорок пять лет завод пережил много взлетов и падений, но во многом благодаря своим работникам смог удержаться на плаву и продолжает приносить прибыль. О прошлом и настоящем АО «Олайнфарм» RuBaltic.Ru рассказала сотрудник предприятия с тридцатипятилетним стажем, ведущий химик центральной заводской лаборатории Ирина НОВОХАТЬКО:

— Г-жа Новохатько, скажите, пожалуйста, каким Вам показался завод, когда Вы пришли на него в первый раз?

— Моя жизнь тесно и неразрывно связана с Олайне. После окончания школы я поступила в Рижский политехнический институт (РПИ) и в первый раз пришла на завод в 1978 году. Нам, пришедшим на практику студентам, тогда сразу сказали, что после окончания учебы, через четыре года, нас всех могут взять на работу.

Правда, диплом я делала на соседнем предприятии Biolar, так как там я была ближе к моей непосредственной специализации, и именно там я собиралась потом продолжать свою деятельность. Но так сложились обстоятельства, что по окончании учебы в РПИ я получила направление на Олайнский химико-фармацевтический завод (ОХФЗ). Причина банальная: у ОХФЗ не только были свои общежития, но и, помимо этого, завод строил в городе новые дома, в которых работникам давали квартиры. Естественно, это тоже был довольно важный фактор.

Молодому специалисту требовалось отработать на предприятии 3 года, и после этого срока я осталась работать на заводе. Свою квартиру я получила в 1989 году, отработав на предприятии 7 лет.

Вообще завод, как и город Олайне, тогда усиленно строился и развивался, и у меня были ощущения, что здесь одна сплошная стройка. В ту пору завод считался одним из самых передовых предприятий по производству лекарств, строились новые корпуса, на заводе работало очень много людей.

1968 год - завод строится / Фото: rus.db.lv1968 год - завод строится / Фото: rus.db.lv

В 1985 году я оказалась на курсах повышения квалификации в Ленинграде, где преподаватели, зная структуру фармацевтической промышленности всей страны, всегда отмечали ОХФЗ как развивающееся предприятие с современными и прогрессивными технологиями производства.

— Кем Вы начинали работать на заводе, что входило в Ваши обязанности?

— В августе 1982 года я пришла на работу в шестой корпус, где производились субстанции лекарственных препаратов. Моя квалификация «инженер-химик-технолог» позволяет работать как в лабораториях, так и в цехе, то есть у нас был довольно широкий профиль.

Начинала я мастером в цехе, хотя председатель государственной экзаменационной комиссии, главный инженер ОХФЗ Георг Фридрихович Кумеров, нам обещал, что мы будем заниматься наукой. Поэтому, когда меня направили в цех мастером, я была очень удивлена, ведь думала, что буду работать в лаборатории. Пришлось снова обращаться к главному инженеру Кумерову. Но он указал на производственную необходимость — кто-то должен выпускать лекарственные субстанции: «Иди, поработай в цеху, через год посмотрим».

Фото: rus.db.lvФото: rus.db.lv

Правда, год растянулся на три. Это были непростые три года: сменная работа, ответственность за людей, их правильную и безопасную работу, за производство… Эти годы работы в цехе много значили для моего и профессионального, и житейского опыта. Но потом я все же перевелась в лабораторный корпус, где стала работать в хроматографической лаборатории, анализируя свойства и качество сырья, полупродуктов и лекарственных препаратов, что для меня было очень интересно.

В хроматографической лаборатории я отработала более пяти лет и считалась вполне неплохим специалистом.

В конце восьмидесятых руководство завода имело план развития лаборатории, где как раз нужна была моя дипломная специальность по пептидному синтезу. И на полтора года меня отправили в научную среду — на стажировку в Институт органического синтеза (ИОС).

Зарплату я получала на заводе, но ездила на работу в Ригу в ИОС и осваивала новые знания.

К сожалению, моим планам сбыться не удалось. После распада СССР множество работников завода уехало, в том числе и из моей аналитической лаборатории, и мне пришлось, не окончив основную программу стажировки, вернуться на завод, так как банально не хватало рабочих рук.

1980 год - освоен синтез 15 продуктов. Принято решение производить и готовые лекарственные формы / Фото: rus.db.lv1980 год - освоен синтез 15 продуктов. Принято решение производить и готовые лекарственные формы / Фото: rus.db.lv

— Да, интересно, как завод пережил 1990-е годы, что происходило на нем в то время?

— Естественно, в те годы объемы производства резко уменьшились, но завод поддерживали в рабочем состоянии. Ведь если бы производство остановили и законсервировали, то его бы потом не запустили. Можно сказать, что благодаря специалистам, оставшимся на заводе в то время, фактически патриотам производства, завод и выжил.

У нас был период, когда работать на нем оставалось где-то 400 человек, тогда как раньше здесь работало несколько тысяч (сейчас на предприятии работает около 800 сотрудников – прим. RuBaltic.Ru).

У завода стали накапливаться долги по налогам, ведь начались проблемы и со сбытом продукции. В советское время не надо было думать о том, что делать с продукцией, куда ее продавать, а теперь пришлось решать и этот вопрос, от которого как раз и зависела зарплата работников.

До приватизации завода в 1997 году было всякое, а потом еще появились опасения, что после приватизации развивать завод не будут, оборудование вывезут на металлолом, а нас всех отправят на биржу труда…

После приватизации государственного предприятия оно было реорганизовано и стало акционерным обществом Olainfarm. Хотя после приватизации жизнь на заводе тоже не сразу наладилась. Да, работа у нас была, тогда как зарплата — не всегда регулярно. У завода в то время были большие задолженности по налогам, не хватало средств на сырье и энергоресурсы.

И можно сказать, что мы, работники, согласившиеся затянуть пояса, своим долготерпением кредитовали завод, чтобы он жил и продолжал работать.

Естественно, если у нас не было зарплаты, то мы не могли платить за квартиру и коммунальные услуги. В то же время олайнская городская администрация испытывала сложности с оплатой за очистку городских бытовых сточных вод заводскими очистными сооружениями. И администрация завода договорилась с городской администрацией о взаимных расчетах, что позволило работникам завода — жителям города Олайне регулярно и безналично оплачивать счета и уменьшать долги за коммунальные услуги.

И лишь в 2002 году нам стали платить зарплату регулярно, без задержек, по договоренности профсоюзного комитета с администрацией завода 20-го числа каждого месяца. И до сих пор эта дата соблюдается.

Фото: olainfarm.comФото: olainfarm.com

— То есть сейчас завод стабилен, можно сказать, что самые тяжлые годы кризиса преодолены?

— Да, можно сказать, кризис 1990-х и кризис 2008 года завод пережил, и сейчас, в основном, АО «Олайнфарм» специализируется на рецептурных препаратах, которые являются продуктами органического синтеза.

В 2004 году, с получением сертификата соответствия Хорошей практики производства Европейского союза (GMP), начался новый этап в истории предприятия.

В 2017 году АО Olainfarm получало приз Латвийской конфедерации работодателей (LDDK) как лучший работодатель в Рижском регионе. Такую награду предприятие получило и в 2015 году.

Хорошим показателем стабильно работающего предприятия, на мой взгляд, является так же то, что на АО «Олайнфарм» уже есть немало рабочих династий, люди работают на предприятии семьями, а трудовой стаж у многих – с первых дней работы завода. Немало ветеранов, отдавших заводу 20, 30 и более лет.

Продукция завода идет в более чем 60 государств мира, крупнейшие экспортные рынки — Россия и страны СНГ, Нидерланды, Казахстан, Узбекистан и Германия, самый отдаленный рынок — Австралия.

Кроме этого, с 2011 года завод поставляет противотуберкулезные средства Всемирной организации здравоохранения.

Фото: olainfarm.comФото: olainfarm.com

На данный момент АО «Олайнфарм» преимущественно занимается экспортом — в Латвии распространяется около четверти всей производимой на заводе продукции, и АО «Олайнфарм» является одним из крупных латвийских налогоплательщиков.

Конечно, возникает вопрос: что будет дальше? Сейчас завод прочно стоит на ногах, и я надеюсь, что наследники Валерия Малыгина продолжат развитие производства и пакет нашей основной продукции не только сохранится, но и расширится.

Валерий Малыгин / Фото: Рамблер/новостиВалерий Малыгин / Фото: Рамблер/новости

Прим.: Валерий Малыгин (1965–2017) — многолетний председатель правления и крупнейший акционер АО Olainfarm, стал председателем правления АО Olainfarm после приватизации предприятия в 1997 году. Под его руководством АО Olainfarm развивалось, став одним из ценнейших латвийских предприятий с оборотом более 100 миллионов евро и экспортом более чем в 50 стран.

— Что нужно знать современному молодому специалисту, желающему прийти работать на АО «Олайнфарм», и насколько изменились эти требования за прошедшее время?

— Естественно, на первом месте — знания своей специальности, химии, а также мотивация и желание работать на химико-фармацевтическом предприятии. Наш завод поддерживает студентов химических специальностей, выплачивая лучшим из них стипендию, ведь завод заинтересован в молодых сотрудниках.

Если мы говорим о том, что изменилось, то сейчас молодые ребята более продвинуты в двух вещах — это компьютерная грамотность и знание иностранных языков (чаще — английского). В этих сферах они порой сильнее многих старых специалистов, тогда как в практической работе и теоретической подготовке часто не дотягивают до среднего уровня, но первыми торопятся обратиться к руководству с просьбой о повышении зарплаты. Бывали у нас на практике и те, кто все схватывал на лету, а были и те, кому потом приходилось говорить, что лучше, пока не поздно, сменить профессию.

К сожалению, в конце 1990-х и начале 2000-х престижность профессии химика серьезно упала, и молодые люди в те годы просто не шли учиться и работать по этой специальности. Однако сейчас я вижу, что опять стала приходить толковая молодежь, у нас есть много талантливых и заинтересованных ребят. Поэтому за будущее АО «Олайнфарм» и фармацевтической отрасли в Латвии я спокойна: мы вырастим вполне достойную смену.
Читайте также
Ночь в Музее оккупации: Узбекистан
14 июня
Нашу многосерийную виртуальную экскурсию по специфическим музеям бывших республик СССР мы завершаем куда южнее, чем начали, а именно в солнечном Ташкенте — столице Узбекистана.
Провал декоммунизации: власти Украины воспроизводят худшие советские практики
10 июня
Глава Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович заявил, что декоммунизация страны почти завершена.
Отец польского премьера назвал ошибкой снос советских памятников
3 июля
Старейший депутат Сейма Польши, отец премьер-министра Корнель Моравецкий считает ошибочным и мелочным решение о сносе советских памятников.
Сейм Литвы запретил «советскую ностальгию» на ТВ
28 июня
Сейм Литвы принял поправки к закону об общественной информации, обязывающие переводить на государственный язык теле- и радиопередачи продолжительностью свыше 90 минут.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...