Экономика Экономика

Восстановление Донбасса станет окном возможностей для России и Беларуси

Источник изображения: Константин Михальчевский / РИА Новости

Санкции, введенные Западом против России после начала специальной военной операции, привели к мировому экономическому кризису. Цены на энергоносители взлетели, уровень инфляции в странах Прибалтики бьет все рекорды и уже маячит перспектива глобального голода. Возможны ли в Европе и США социальные бунты? Есть ли выход из сложившейся ситуации? Какие выгоды получает Россия и может получить Беларусь от восстановления Донбасса? На эти и другие вопросы аналитическому порталу RuBaltic.Ru ответила доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья ЕРЕМИНА:

— Г-жа Еремина, насколько эффективны сейчас доводы, согласно которым «во всем виноваты русские», и мантры о «путинском повышении цен»?

— Чем больше людей в США и ЕС убеждается, что реально они живут все хуже и хуже, тем меньше подобные оправдания работают. На России же это особенно не сказывается — по крайней мере, пока. У нас уровень потребления никогда не был таким высоким, как на Западе, поэтому россияне не замечают процессов, которые видят граждане западных стран.

Последние должны понять, что их прежний уровень потребления был обеспечен по большей части экстенсивной позицией капитализма, когда компании, участвуя в эксплуатации других государств, расширяли рынки сбыта, получая дешевую рабочую силу и дополнительные доходы.

Мы же знаем, что Евросоюз и США очень активно развивались именно за счет разграбления постсоветского пространства в 1990-е годы. Чем хуже было бывшим советским республикам, тем лучше становилось им.

Фактически Запад действовал по принципам колониальной экономики. То же самое происходило и ранее, в XVIII–XIX веках. Мы со школьной скамьи помним: империализм — высшая стадия капитализма. И пока наши западные соседи не осознают, что они сладко ели и крепко спали во многом благодаря тому, что в других странах и регионах недосыпали и недоедали, вряд ли можно будет что-то исправить.  

— На словах-то они что-то такое всегда признавали. Помнится, организовывали всякие там концерты в помощь голодающим Африки…

— Это примерно то же самое, что и в случае с кампанией по снижению индивидуального потребления. Вопрос ведь не в том, сколько денег будет переведено на благотворительный счет для африканцев, а в мировой капиталистической системе, которая поддерживается крупнейшими финансовыми структурами с участием того же Евросоюза. И сейчас на Западе ведут речь о необходимости сохранения некого либерального миропорядка, в котором именно так устроена жизнь.

— Вы совершенно справедливо заметили, что ухудшение экономической ситуации в странах Запада началось еще до введения полномасштабных антироссийских санкций, и после этого проблемы лишь усугубились. Реален ли в ближайшей перспективе социальный взрыв?

— Да, и он обязательно последует.

— Но пока протестная активность проявляется в сравнительно скромных масштабах.

— Дело в том, что действует известный принцип: люди заняты выживанием, решением насущных проблем, и в меньшей степени готовы выходить на улицы митинговать. Вопрос в том, когда это терпение достигнет критического предела. Для одних он уже наступил, и они действуют, для других — пока еще нет.

Но я думаю, осенью, когда экономическая ситуация неизбежно еще больше ухудшится, дело дойдет и до них. И тогда в странах Европы мы увидим по-настоящему масштабные протесты.

Другой вопрос, что они пока особо не влияют на позицию правящих кругов. Протестующих просто разгоняют водометами, а выдвигаемые демонстрантами требования властью игнорируются.        

— Очень большую тревогу у здравомыслящих европейских экономистов вызывает ситуация с поставками из России нефти и особенно газа. Если Евросоюз в ближайшее время не изменит свою экономическую политику, то не приведет ли это к тому, что он просто «замерзнет» предстоящей осенью и зимой?

— Я думаю, да. Поскольку вместо того, чтобы идти с РФ на взаимодействие, происходит фактическая экспроприация принадлежащей российским энергетическим компаниям инфраструктуры, выдвигаются требования на уровне шантажа. Налицо все признаки упомянутой колониальной системы: «Мы не договариваемся — мы требуем, а вы выполняйте!»

Они явно надеются, что Россия в конце концов проиграет, ослабнет и будет вынуждена пойти на все их условия. В том числе продавать энергоносители по тем ценам, которые Запад нам будет диктовать.

Однако такая политика уже не пройдет, потому что своими санкциями они обрубили собственные возможности влиять даже на нашу «элиту», которая при другом раскладе, может, и пошла бы с ними на какой-то компромисс.    

— Помимо проблем с подготовкой к отопительному сезону ЕС озабочен возможным дефицитом продовольствия, причем прежде всего у себя, а уж потом в развивающихся странах. Конечно, вряд ли Европа будет голодать так, как Африка, но насколько все плохо на самом деле?

— На мой взгляд, действительно серьезной продовольственной угрозы для них нет, хотя по некоторым позициям возможны затруднения. Известно, что уже возникла проблема с растительным маслом, могут последовать ограничения по муке, по зерновым… Не то чтобы эти продукты совсем пропадут с прилавков, но, возможно, будут наличествовать в меньших объемах и ассортименте. То есть прежнего изобилия не будет. Ну а так за все издержки европейцев, как обычно, заплатят Азия и Африка.  

— Давайте перейдем к нашим проблемам. Сегодня кое-кто в России считает, что восстановление Донбасса ляжет непомерно тяжким бременем на отечественную экономику. Насколько верно такое суждение?

— Это необходимо рассматривать не как бремя, а как потенциальную точку экономического роста. Россия получает новые территории для освоения, для инвестиций.

Нужно понимать, что Причерноморский регион в свое время имел критически важное значение для экономики Российской империи, которая очень бурно стала развиваться именно после закрепления на данной территории.

Это благодатный край с огромными портовыми мощностями, прекрасными сельскохозяйственными угодьями, обладающий великолепным человеческим потенциалом, трудовыми ресурсами. Причем большая часть местного населения мотивирована усиленно трудиться для его восстановления.

Это тот самый отскок, который всегда происходит после крупных потрясений, и в этот период времени удается реализовать какие-то масштабные инфраструктурные, энергетические проекты, достичь таких целей, которых в иных условиях было бы просто невозможно реализовать. Думаю, этот период представляет собой окно возможностей.

И здесь очень многое зависит от инициатив гражданских активистов, которые должны генерировать идеи развития. Рядовые граждане не хуже правительства понимают, что происходит не просто локальный конфликт на территории Украины, а прекрасная возможность изменить в целом всю существующую международную систему, основанную на колониализме.

Эти чаяния созвучны с мыслями, которые высказал Президент. Но не совсем ясно, насколько среднее и высшее властные звенья осознают, что происходят глобальные сдвиги.

Это уже не просто вопрос перенаправления финансовых потоков — это задача формирования совершенно новых принципов экономической деятельности.

Инициативные люди есть, они придут и сделают все сами, им только не надо мешать, а если есть возможность — лучше помочь. Наши предприниматели сейчас активно себя проявляют, и заметно, что подъем патриотизма повлиял на их позицию.

Я говорю сейчас не о крупных корпорациях, а о тех, кто живет рядом с нами, кто знаком со всеми проблемами «на земле» — о малом и среднем бизнесе, который может и хочет быть опорой России. На этих людей и нужно делать ставку. От государства требуется выработать стратегию развития — не локальную, а в масштабах всей страны. И тогда встраивание новых регионов в российскую экономику принесет всем только пользу.    

— Насколько целесообразно привлечь к этому процессу наших партнеров по Союзному государству? Я имею в виду прежде всего Беларусь.

— Конечно, белорусские предприниматели тоже могли бы поучаствовать. Мир неизбежно будет регионализироваться по новым принципам.

И это очень способствовало бы укреплению нашего евразийского вектора интеграции за счет причерноморских территорий, а также центрально-азиатского вектора с выходом на Турцию и Ближний Восток.

Появляется возможность взаимодействовать с самими разными партнерами, а не только с западными.

— А белорусский бизнес выражает заинтересованность в приходе в Донбасс?

— Любой бизнес проявляет такое стремление при определенных условиях. Но здесь важно, насколько понятной будет общая картина.

Наше правительство, та же Евразийская экономическая комиссия, должны четко обозначить, что, как и когда.

По каким правилам идет торговля, какими валютами расплачиваться, какие фондовые биржи и свободные экономические зоны будут функционировать, на каких стратегических направлениях развития можно будет получить поддержку, рассчитывая на инвестиционные программы.

Необходима открытая информационная повестка: нужно общаться с предпринимателями, снимая все вопросы, которые у них могут возникать.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Литовская общественница рассказала об усталости от украинских беженцев
21 июля
Литовцы устали от того, что украинские беженцы живут лучше их самих.
Экономист оценила способность Союзного государства обеспечить себя продовольствием
21 июля
Всемирный голод не грозит Беларуси и России, так как совместный сельскохозяйственный рынок Союзного государства способен обеспечить потребности двух стран в продовольствии.
Лукашенко призвал Киев сесть за стол переговоров с Москвой
21 июля
Украина должна сесть за стол переговоров с Россией и согласиться, что больше не будет угрожать РФ. Об этом заявил президент Беларуси Александр Лукашенко.
В Харьковской области начали выплачивать пенсии в рублях
21 июля
Военно-гражданская администрация (ВГА) Харьковской области получила первый транш российских рублей для выплаты пенсий на освобожденных территориях региона. Об этом заявил глава ВГА Виталий Ганчев.
Новости партнёров
×