×
Экономика Экономика

Эмиграция или освещение лучиной: какие перспективы маячат перед населением Прибалтики

Источник изображения: glasprobleemkwijt.nl

Антироссийские санкции больно бьют по экономикам Литвы, Латвии и Эстонии. Республики уверенно лидируют по темпам инфляции среди стран Евросоюза, население эмигрирует, а производство становится нерентабельным. Как будут выкручиваться из сложившейся ситуации официальные Вильнюс, Рига и Таллин? Насколько местные руководители соответствуют занимаемым ими постам? Приведет ли в обозримом будущем снижение уровня жизни людей к социальным взрывам? На эти и другие вопросы ответил доктор экономических наук, профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, ведущий научный сотрудник Института проблем региональной экономики Российской академии наук Николай МЕЖЕВИЧ в продолжении интервью (первая часть — Расплата за антироссийскую политику: экономика Прибалтики рушится).

— Электроэнергию (да и нефть с газом, думаю, тоже) прибалты у нас пусть опосредованно, но продолжают покупать. Российские грузы, как выясняется, тоже не все идут через Усть-Лугу. Но вот что с такой важной что для Эстонии, что для Латвии с Литвой статьей доходов, как туризм? Ведь все три маленькие, но гордые державы запретили россиянам въезд по туристическим визам. Говорят, это может стоить каждой из них от 3% до 5% ВВП.

— Да, они это сделали. И действительно, для их экономик это будет серьезнейший удар. Особенно учитывая, что как в СССР, так и сразу после его распада это были республики с высокоразвитым туристическим сектором. Для столичной интеллигенции отдохнуть на литовском хуторе, походить по улочкам Риги или Таллина было почти как посетить настоящую заграницу. Отсюда и мой любимый анекдот про баскетбольную команду из Улан-Уде, которая приехала на соревнования в столицу Эстонии, разместилась в гостинице «Олимпия», походила по магазинам, выпила ликерчика Vana Tallinn в Девичьей башне, после чего отправилась в отделение милиции и попросила политического убежища.

Российские туристы обеспечивали половину доходов профильной инфраструктуры Эстонии, Латвии и Литвы. А теперь этого не будет, и, соответственно, каждая вторая гостиница, кафе, ресторан, пивная станут работать себе в убыток.

Но эстонцам (а вместе с ними латышам с литовцами) придется с этим смириться, раз уж они приняли такое решение.

— Какие еще производства и сферы экономики, кроме уже перечисленных, пострадают в Прибалтике из-за надвигающегося кризиса?

— Кое-какие из доставшихся по наследству от СССР крупных предприятий еще сохранились, но многие уже остановлены. Например, вплоть до 24 февраля этого года крупнейший НПЗ в Мажейкяе получал сырье из России. Предприятие ориентировано исключительно на российскую нефть, и как оно станет выкручиваться из ситуации, я не знаю. Возможно, там будут делать коктейли из нефти иностранных сортов, возможно, попробуют найти какие-то обходные пути для продолжения наших поставок. В любом случае издержки неизбежно возрастут, а значит, прибыль уменьшится.

Или другой крупнейший производитель в странах Балтии — литовская Achema. Азотные удобрения она же не из ослиной мочи будет делать, а по-прежнему с использованием природного газа.

Но при нынешних ценах на него, а также на электроэнергию, по себестоимости производство этих удобрений приблизится к золотым слиткам.

Взять даже обычный эстонский свиноводческий комплекс. Эстония ведь северная страна, в необогреваемом помещении свинка элементарно замерзнет! С учетом необходимых затрат по цене это уже получается не свинина, а в лучшем случае баранина. И все это лишь начало, поскольку экономические последствия имеют свойство накапливаться. В цепочке производственных связей будет плохо всем.

— А есть ли у какой-то из трех Прибалтийских республик шансы хоть немного смягчить последствия кризиса?

— Сегодня модели хозяйства у них в общем похожи. Но в Эстонии есть сланец и сланцевые электростанциии еще советской постройки. Поэтому ей будет немного легче. Но лишь немного. 

Однако тут еще важно качество управления, и в этом смысле идет страшная конкуренция между абсолютно неэффективными лидерами Литвы, Латвии и Эстонии.

Когда меня спрашивают, какое из прибалтийских правительств наименее эффективно, я отвечаю, что в этом конкурсе все три занимают первое место. Достаточно посмотреть на их министров иностранных дел — это же просто какая-то кунсткамера! 

— На таком негативном фоне что будет с трудовой миграцией? С начала января до конца августа 2021 года из Литвы на заработки в ЕС уехало свыше 11 тысяч человек. По предварительным данным, за аналогичный период 2022 года — еще 18 тысяч. Тенденция будет нарастать, эмигрируют последние трудоспособные граждане?

— Последние — не последние, но, безусловно, уедут многие. В Евросоюзе тоже будет кризис, но там он будет несколько мягче. Потому что нельзя сравнивать лимитрофные экономики с экономикой Германии, у которой возможностей на порядок больше.

Но в целом результат предопределен. Хотя эмигрируют, разумеется, не все, ведь в любой из прибалтийских стран есть патриотически настроенные граждане, готовые в случае чего есть даже картофельную кожуру, по примеру прадедов освещать свои дома лучиной и в качестве туалета пользоваться выгребной ямой. Но это их выбор, мы тут абсолютно ни при чем!

— Помнится, когда-то прибалты заявляли, что смогут легко найти замену как поставкам российского сырья, так и российскому рынку сбыта. Правда, в последнее время они об этом как-то перестали говорить…

— Наши украинские братья тоже попробовали возить уголь из ЮАР вместо донбасского. Но, во-первых, это оказалось «чуть-чуть» дороже, во-вторых, «чуть-чуть» сложнее в плане логистики, а в-третьих, полученный наконец южно-африканский уголь не хотел гореть. Так что, конечно, и в Эстонию можно привезти газ, к примеру, из Австралии — сейчас там как раз строится новый завод СПГ. Но это будет опять-таки «немножко» дороже.

— О реальности идеи смены рынков сбыта, наверное, можно судить по истории с латвийскими шпротами, которыми собирались завалить Европу, а в итоге все заводское оборудование пришлось продать в Россию, и теперь оно успешно работает у нас в Калининградской области.

— Абсолютно верно. Мы лишь из определенной экономической жалости не использовали эти «уникальные» технологии. Хотя, учитывая, что квоты на вылов рыбы в Балтии есть у всех, могли бы и раньше прекрасно обойтись без прибалтов. Но у нас опять же ностальгия: шпроты непременно должны быть «Рижские»! На деле же оказалось, что это совсем не обязательное условие, шпроты калининградского производства не хуже.

—  Инфляция в Прибалтике — самая высокая в ЕС: в Эстонии — 24,2%, в Литве — 22,5%, в Латвии — 22,4%. И это еще не самые последние данные.

— В Эстонии инфляция уже перевалила за 25%.

— Тем более. Возможно ли, что резко выросшие цены на товары и услуги спровоцируют социальный взрыв, который, в свою очередь, приведет к изменениям в политической системе? 

— Вопрос хороший, но в то же время очень непростой. И на него я точного ответа не знаю. Один мой эстонский друг лет 30 назад сказал мне, что если я как специалист по Эстонии хочу понять эстонцев, то все равно не получится, пусть я и живу там месяцами и меня самого повсюду принимают за эстонца, пока я не открываю рот. «Понимаешь, требуется 20 поколений эстонских предков, которые жили здесь при датчанах, при немцах, при шведах, при русских. Вот тогда, может быть, получится».

Окажись русские, поляки, немцы, японцы или какие-нибудь американцы в той ситуации, которая непременно сложится в Прибалтике к будущей весне, они обязательно восстали бы.

А вот произойдет ли это с эстонцами и латышами, я не уверен. Литва — это другая история, это другие люди. Исторически именно Эстония с Латвией всегда пребывали в суперподчиненном положении, в то время как у литовцев было свое, пусть и квазигосударство. Да, в Великом княжестве Литовском собственно будущие литовцы составляли где-то 15%, но все-таки… У эстонцев и латышей и такого не было. Они просыпаются и смотрят в окно — чья на дворе власть? И дальше живут в соответствии с узнанным результатом.

Я абсолютно не уверен, что литовцы по весне способны взбунтоваться. Но, во всяком случае, в Литве эта вероятность наибольшая среди трех прибалтийских стран. Вместе с тем думаю, что ожидать каких-то кардинальных социальных потрясений в Прибалтике не стоит. Во всяком случае, пока: давайте посмотрим на ход специальной военной операции России на Украине.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Энергетический разворот: БелАЭС стала локомотивом экономики Беларуси
5 ноября
В начале ноября исполняется два года с того дня, как был официально запущен первый блок Белорусской АЭС. Изначально проект критиковался как местной националистической оппозицией, так и соседями, в первую очередь Литвой. Тем не менее станция стала реальностью: первый энергоблок уже функционирует, а второй готовится к вводу в эксплуатацию. Несмотря на все препоны со стороны Запада, Беларусь получила в свое распоряжение новую высокотехнологичную отрасль, которая не только создает рабочие места для квалифицированных специалистов, но и играет важную роль в укреплении интеграционных связей в рамках Союзного государства.
Активисты в Молдове пикетировали госучреждения из-за роста цен в республике
4 ноября
Более ста сторонников оппозиционной Партии социалистов Молдовы пикетировали здание Национального агентства по регулированию в энергетике (НАРЭ) после повышения стоимости электроэнергии на 50%.
Эстония закроет погранпункт «Нарва-2» на границе с Россией
4 ноября
Власти Эстонии решили закрыть пункт пропуска «Нарва-2» на границе с Россией, соединяющий Нарву и Ивангород. Об этом заявила советник министра внутренних дел балтийской республики Воотеле Пяй.
В Приднестровье признали невозможным решение проблем поставок газа без участия России
5 ноября
Проблему с поставками газа в Приднестровье невозможно решить без участия России. Об этом заявил глава МИД непризнанной республики Виталий Игнатьев.
Новости партнёров