Энергетика и транспорт Энергетика и транспорт

Ибо абсурдно: в странах Балтии теряют веру в инфраструктурные проекты

Источник изображения: sumin.lt
  3992 0  

Министр экономики и коммуникаций Эстонии Юхан Партс заявил, что Литва не выполняет своих соглашений с соседними странами по реализации железнодорожного проекта Rail Baltica. Ранее в Латвии и Эстонии звучала критика из-за продолжающейся неопределенности с Висагинской АЭС, а недавно ситуацию с Висагинским проектом раскритиковал председатель комиссии по энергетике Сейма Литвы Кястутис Даукшис (Партия труда). Веру в возможность реализовать инициируемые Литвой грандиозные прибалтийские стройки в сфере энергетической и транспортной инфраструктуры утрачивают как в самой Литве, так и в странах – партнерах.

Сомнения в экономической целесообразности проекта Rail Baltica существуют столько, сколько существует сам проект.

Во-первых, эти сомнения связаны с пагубной для любого бизнеса крайней неопределенностью по срокам реализации (руководитель проекта Индрек Сирп, например, заявлял, что при самом оптимистичном сценарии поезда по Rail Baltica начнут ходить в Европу не ранее 2023-2024 гг.).

Во-вторых, с элементарным отсутствием финансирования. По мнению бывшего министра транспорта Латвии Улдиса Аугулиса, проект Rail Baltica становится реалистичным только при условии софинансирования ЕС на 60%, тогда как стандартное софинансирование Брюсселем инфраструктурных проектов в рамках программы TEN-T не превышает 10-12%.

В-третьих, и главных, с сомнением в окупаемости и рентабельности железнодорожной колеи. «Понятно, что такой проект окупиться не может, поскольку на этом направлении нет грузов. Нужно серьезно взвесить, если ли смысл тратить 1,2 миллиарда на одну остановку для поезда в Риге», - заявил У. Аугулис о планах строительства общей «узкоколейки» от Хельсинки до Варшавы.

Тем не менее, вопреки всем сомнениям, министры транспорта Литвы, Латвии, Эстонии, Польши и Финляндии подписали 16 сентября декларацию о создании совместного предприятия для реализации проекта «Rail Baltica».

Более того, Литва единственная из стран – участниц проекта, которая уже прокладывает колею Rail Baltica от границы с Польшей до Каунаса. Колея должна быть завершена до конца 2015 года.

Именно это обстоятельство стало причиной очередного конфликта между странами-партнерами. Министр экономики и коммуникаций Эстонии Юхан Партс о литовском строительстве отозвался с нескрываемым раздражением. «Коллеги в Литве уже объявляют, что начались работы между Польшей и Каунасом, но на самом деле то, что делается - это не то, о чем мы договорились много лет назад. Говорят, что уже идет оборудование инфраструктуры для европейской железной дороги между Каунасом и Мариямполе, однако это не инфраструктура, которая позволит поездам ездить со скоростью 240 км в час, а на скорости наполовину меньше», - заявил министр.

Далее Юхан Партс сказал ключевую фразу: при реализации проекта Rail Baltica больше всего времени отнимает решение проблем, которые возникают из-за Литвы.

«Не спрашивайте, почему. Иногда очень трудно понять», - огрызнулся на журналистов эстонский министр.

Вырисовывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, единственная из стран Балтии, начавшая, наконец, строить железную дорогу, Литва является главным вдохновителем, драйвером проекта. С другой стороны, именно на Литву другие страны Балтии возлагают ответственность за то, что проект Rail Baltica стопорится.

Уж не тенденция ли это? Потому что ситуация знакома: по той же модели развивались отношения Литвы со странами – партнерами по проекту Висагинской АЭС.

В Висагинском проекте Литва была инициатором и вдохновителем. Литва пригласила в проект Латвию с Эстонией. Литва лоббировала софинансирование проекта из Брюсселя и искала внешнего инвестора. При этом в той же Литве сперва одно правительство сформировало для Висагинского проекта национального энергетического инвестора LEO LT, затем второе правительство его распустило и предложило проект с привлечением японской компании Hitachi Nuclear. Потом против Висагинской АЭС проголосовал народ на референдуме, а после референдума нынешнее третье правительство заявило, что референдум носил совещательный характер и ничего еще окончательно не решено. В общем «все смешалось в доме Облонских».

По мере возрастания энтропии в Висагинском проекте, государства-партнеры смотрели на действия Литвы с все большим недоумением, а на сам проект с возрастающим скепсисом.

Ректор Таллинского Института экономики и управления ECOMEN Ханон Барабанер в интервью RuBaltic.ru сообщал ранее, что противоречия между странами оттолкнули от участия в Висагинском проекте Польшу и лишили энтузиазма других его участников, включая и саму Литву. «Речь зашла о том, сколько должен вложить каждый, потому что станция планировалась общая, а денежки каждый должен был вкладывать свои. Второе – вопрос распределения прибыли и тарификации электроэнергии, которая идет в ту или иную страну. По этому вопросу договориться тоже не удалось», - сказал эксперт.

Депутат Сейма Латвии Николай Кабанов (Центр Согласия), выступая на конференции в Калининграде, подтвердил мнение эстонского экономиста, сравнив участников Висагинского проекта с лебедем, раком и щукой из басни.

Единая энергетическая политика ЕС на практике в странах Балтии не работает, потому что вместо сотрудничества в данной сфере имеет место соперничество между государствами.

К этому обстоятельству добавляется специфическая политика Литвы, которая сперва инициирует грандиозную общебалтийскую стройку, затем проводит референдум, который ее отменяет, а после ставит под сомнения итоги референдума. «Литва имеет инфраструктуру и опыт производства атомной энергии. Другое дело, что этот проект Висагинской АЭС уж слишком затянулся. Очень долго принимается решение», - заявил в интервью председатель Союза инженеров Эстонии декан факультета энергетики Таллинского технического университета Арви Хамбург.

Политолог из Эстонии Леонид Карабешкин отмечал: «Перед референдумом прошлого года в Литве представители Латвии и Эстонии поставили перед своими литовскими коллегами два условия. Во-первых, в самой Литве должен быть общественный консенсус и твердое политическое решение о реализации проекта строительства данного объекта. Во-вторых, Литва должна была представить доказательства рентабельности Висагинского проекта».

Последнего Литва не могла предоставить изначально, а после референдума не может предоставить и общественного консенсуса. О твердом политическом решении также и речи нет.

В результате партнерские государства практически полностью утратили веру в продвигаемые Литвой великие прибалтийские стройки. Сделать с этим литовское руководство ничего не может: это ведь не внутренние «еретики», к которым можно применять карательные санкции за «покушение на веру». Публичное покушение на экономическую «священную корову» Висагинской АЭС в начале года вызвало открытый конфликт между министром экономики Литвы Бируте Весайте и президентом Далей Грибаускайте. В результате министра экономики отправили в отставку под предлогом того, что она летала в командировку чартерным рейсом.

Однако даже репрессии против инакомыслящих политиков внутри самой Литвы поддерживать веру в прибалтийские инфраструктурные проекты уже не помогают.

Председатель парламентской комиссии по энергетике Кястутис Даукшис (Партия труда), не убоявшись судьбы Бируте Весайте, заявил на прошлой неделе: «Если каждый раз со сменой правительства мы будем менять проект, то ничего не построим», затем добавил: «Если мы в этом году не определимся, об атомной электростанции можно забыть». Попутно политик подтвердил, что к реализации проекта «латвийцы и эстонцы не готовы, как и само общество Литвы, это показал референдум».

За такие слова депутата Даукшиса, конечно, можно лишить мандата, а заодно объявить его агентом. скажем, Газпрома, препятствующим обретению Литвой энергетической независимости, возбудить против него уголовное дело и вызвать на дом с обыском Службу спецрасследований. Но веру в эффективность, адекватность и рациональность поддерживаемых литовским руководством грандиозных прибалтийских строек это уже не вернет.

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up