Культура Культура

Эксперт: «В Латвии прекрасная железная дорога, по которой нечего перевозить»

Источник изображения: https://www.trainpix.org
0  

Аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает цикл интервью «Своими глазами», где специалисты крупных производств, предприниматели, работники сельского хозяйства и транзитной отрасли рассказывают о своей деятельности, сравнивают нынешнее положение дел с советскими временами.

Латвийская железная дорога — государственная железнодорожная компания Латвии, обслуживающая всю железнодорожную сеть страны. Компания была основана в 1919 году и восстановлена в 1994 году на базе латвийской части Прибалтийской железной дороги, работавшей в советской Латвии.

Анатолий Константинов рассказал аналитическому порталу RuBaltic.Ru, как после окончания 8-го класса, в 1960-м году, поступил в Даугавпилсский техникум железнодорожного транспорта и на всю жизнь связал себя с железной дорогой, как работал с 1983 по 1992 год инженером службы пути Прибалтийской железной дороги, а в независимой Латвии до 2009 года занимал пост начальника технического отдела ЛЖД. Но обо всем по порядку.

Анатолий Константинов / Фото: baltnews.lvАнатолий Константинов / Фото: baltnews.lv

«У меня в трудовой книжке написано, что я с 18 июля 1963 года "принят путевым рабочим 1-го разряда, опыта работы нет", — вспоминает Анатолий Иванович. — Когда я в 1964 году окончил техникум, меня распределили в Даугавпилсскую дистанцию пути, а через неполный год направили от производства на учебу в институт».

Молодой специалист, окончивший техникум с красным дипломом, поступил в институт. На четвертом курсе, в 1969 году, женился, а в 1970 году закончил обучение, получив диплом инженера путей сообщения. Тогда же выпускников распределили на работу на Прибалтийскую железную дорогу, где Анатолий Константинов трудился до выхода на пенсию.

Электровоз Н60-004, СССР / Фото: matsam.livejournal.comЭлектровоз Н60-004, СССР / Фото: matsam.livejournal.com

После окончания института Константинова поставили на должность старшего инженера технического отдела.

«Проработав год, я был назначен старшим дорожным мастером, чтобы получить опыт работы на всех должностях: такая раньше была практика».

Дальше была служба в армии в железнодорожных войсках, после которой перед Константиновым встал выбор: руководство службы пути предложило работу в Елгаве, главным инженером дистанции пути, либо в Даугавпилсе, также главным инженером ПМС.

«Начальник отдела капитального ремонта службы пути агитировал меня остаться в Даугавпилсе, говоря, что у меня там уже есть квартира, которую мне предоставила железная дорога. Ведь Прибалтийская железная дорога обеспечивала своих работников и жильем. Но моя жена была родом из Елгавы и предложила переехать в этот город, куда мы в конечном итоге и поехали».

В Елгаве квартирный вопрос решился быстро. Молодая семья поменяла даугавпилсскую «прописку» на елгавскую, тем более что местное отделение железной дороги тоже обеспечивало работников жильем.

«Вообще, по заказу Елгавского отделения железной дороги в городе было построено много жилых домов. Также строили и детские сады. Кроме этого были построены Клуб железнодорожников, кинотеатр, ныне в нем разместился шведский банк Swedbank, и многие другие необходимые обществу объекты».

Так Константинов и оказался в Елгаве. Проработал главным инженером дистанции пути на Прибалтийской железной дороге до 1983 года, далее трудился главным инженером службы пути вплоть до развала СССР, а после, уже в независимой Латвии, — начальником техотдела.

Елгава / Фото: imhoclub.lvЕлгава / Фото: imhoclub.lv

— Анатолий Иванович, говоря о Прибалтийской железной дороге в 1970–80-ые годы, скажите, каким был объем грузовых и пассажирских перевозок в то время?

— Большим, грузов перевозилось точно больше 40 миллионов тонн брутто в год, и это только в направлении Елгавы и Вентспилса, а если брать направление Рига — Валга, то там тоже было порядка 40 миллионов.

В середине 1960-ых годов на железной дороге сделали капитальный ремонт, а к середине 1970-ых она была уже «на пределе». Вообще-то есть нормы службы рельсов, по которым рельсы надо менять после пропуска по ним 350 миллионов тонн, а когда я пришел в 1974 году, говорилось, что объем грузов за десятилетие перевалил за 500 миллионов. То есть норматив был превышен почти вдвое; ясно, что пути опять требовался ремонт.

А движение-то не остановить: грузы идут — нефтепродукты, разные удобрения, лес, все это требовалось. Плюс шли и пассажирские перевозки.

Из Риги на южном направлении через Елгаву ходило порядка 15 пар поездов дальнего следования в сутки. Например, на направлении Рига — Вильнюс: дневная «Чайка», которая шла потом на Минск, и ночной поезд. Кроме этого, по Прибалтике шли поезда Рига — Клайпеда и Рига — Калининград.

Еще были три поезда на Украину: Рига — Киев, Рига — Львов и Рига — Одесса. Также два поезда шли на юг: Рига — Симферополь и Рига — Адлер. И билеты на эти поезда достать было трудно.

С 1983 года я стал работать главным инженером службы пути, и мне постоянно приходилось ездить в командировки по всей Прибалтийской железной дороге. Помню, надо было срочно ехать в Вильнюс; я иду за билетами, а мест нет. Однако у меня был проездной, дающий право проезда не только в поезде, но и в кабине машиниста. Ну что же — поехал там, зато весь путь видел.

Паровоз Л-0312 с туристическим поездом Baltic Express перед отправлением / Фото: Беседы о РигеПаровоз Л-0312 с туристическим поездом Baltic Express перед отправлением / Фото: Беседы о Риге

— Однако в 90-е все это прекратилось. Сейчас из названных Вами маршрутов нет ни одного, да и многие пассажирские маршруты по Латвии оказались закрыты. В чем причина таких решений?

— Пассажиров стало меньше, их не набирается достаточно, чтобы они окупали эти маршруты, а убыточные направления без дотаций от государства держать никто не будет. Ведь железная дорога должна поддерживать соответствующую инфраструктуру: не только рельсы и шпалы, но и многое другое, а это большие расходы.

Кроме того, в Прибалтике был один фактор, объединявший все страны, — русский язык. Сейчас этого нет — каждая республика говорит на своем языке, а скажите, что делать в Эстонии литовцу, который знает только литовский язык, или эстонцу в Латвии, если он не знает латышского?

Хотя должен отметить, что многие изменения на железной дороге не были в 1990-х столь быстрыми. Первые правительства Латвии старались не вмешиваться в работу железной дороги, да и первым начальником Латвийской железной дороги стал белорус Станислав Бойко, до тех пор работавший главным инженером Прибалтийской железной дороги.

Перемены начались, когда стали делить общегосударственную собственность. Все, что могли, поделили, а железная дорога осталась. Вот и разделили грузовые и пассажирские перевозки, что, мне кажется, было навязано Европой. У них же там это разделено, ну и ввели что-то подобное и у нас.

Правда, если на Западе железной дорогой пользуется много людей, то в Латвии этот пассажиропоток несравнимо меньше, поэтому многие местные направления пришлось закрыть, как, например, направления Рига — Эргли, Рига — Реньге, да и Рига — Вентспилс.

Карта Латвийской железной дороги / Фото: Туристер.руКарта Латвийской железной дороги / Фото: Туристер.ру

— А каково, по Вашему мнению, нынешнее состояние железной дороги?

— Техническое состояние ее довольно хорошее. За счет средств Европейского союза были выполнены многие проекты по реконструкции. Некоторые из них осуществлялись еще во времена моей работы. Я помню, как мы подавали заявки на реконструкцию железнодорожных путей, замену стрелочных переводов, модернизацию устройств управления движения поездов и многое другое.

Так что в целом нельзя сказать, что у нас все плохо, — пути в хорошем состоянии, перевозить по ним грузы можно. Кончено, жаль, что этих грузов стало меньше и объем сокращается.

— В таком случае, как Вы считаете, что ожидает нашу железную дорогу?

— Латвийская железная дорога настроена на то, чтобы перевозить транзит, на 85–90%, местных грузовых перевозок у нас практически нет. Естественно, если рядом с нами находится такой сосед, как Россия, для которой 50–80 миллионов тонн грузов — это мелочи, то наше сотрудничество явно должно развиваться в восточном направлении.

В то же время я считаю, что нужно продолжать модернизацию дороги и улучшать состояние пути именно на этом участке; например, на пути Санкт-Петербург — Варшава, связывающем северную часть России с Евросоюзом.

В свою очередь, то решение, которое принято нашим правительством, а также ЕС по проекту Rail Baltica, не учитывает развитие перспективного китайского проекта «Шелковый путь» и ни к какому улучшению транзита с востока не приведет.
Читайте также
Еврокомиссия обрекла себя на поиски новых покупателей российского газа
24 июля
Строительство «Северного потока — 2» при одновременном вводе в эксплуатацию обеих очередей «Турецкого потока» сводит потребность «Газпрома» в транзитных услугах Украины до 10–15 млрд кубометров природного газа в год.
Клайпеда начинает терять нефтетранзит
23 июля
При общем росте грузооборота в Клайпедском порту началось сокращение перевалки нефтяных грузов.
Украинские мечты разбились о хельсинский лед
20 июля
Не первый день украинские политики и «эксперты» комментируют итоги встречи президентов США и России Дональда Трампа и Владимира Путина, гадая, какими последствиями для Украины она обернется.
«Врач для бедных»: почему Борис Стинский не покинул Донбасс ради карьеры на Западе
17 июля
О донбасском травматологе, заслуженном враче Украины Борисе Стинском часто рассказывали местные СМИ. С его именем связаны разработки новых медицинских методик и великое множество простых человеческих историй. В рубрике «Своими глазами» рассказываем о жизни этого удивительного человека.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...