Культура Культура

Уже не Германия, еще не Австрия: жив ли баварский сепаратизм

Источник изображения: commons.m.wikimedia.org
 

Миграционный кризис в Германии активизировал региональные противоречия между федеральными землями ФРГ, казавшиеся раз и навсегда решенными. Помимо разногласий с восточными землями бывшей ГДР, конфликт Христианско-демократического союза Ангелы Меркель с баварским партнером по коалиции — Христианским социальным союзом — из-за мигрантов заставил напомнить о длительной истории сепаратистских настроений в Баварии. Аналитический портал RuBaltic.Ru вспомнил, откуда растет баварский сепаратизм и есть ли у него сейчас потенциал в регионе, про который Гете говорил, что это еще не Австрия, но уже не Германия.

В торжественной атмосфере Версальского дворца 30 января 1871 года была провозглашена Германская империя. На смену лоскутному одеялу из десятков княжеств, герцогств и вольных городов пришло единое государство с мощной экономикой и вооруженными силами. Однако рожденное «железом и кровью» новое Германское государство с центром в Пруссии старалось действовать в отношении новых земель с осторожностью, не слишком навязывая им унификационные принципы. Прежде всего это касалось крупнейшей южногерманской земли — Баварии.

Правящая династия Виттельсбахов получила в новой империи широкую автономию. Баварцы сохранили собственную армию, систему налогообложения, почтовую службу, железнодорожное сообщение и другие атрибуты государственности. Незадолго до образования Германской империи Бавария поддерживала Вену в борьбе за объединение германских земель, и канцлер Отто фон Бисмарк не хотел без лишнего повода раздражать недавнего противника.

В итоге Берлин и Мюнхен оформили свой союз тонкими нитями, иногда едва заметными для обывателя, но сохраняющими ощущение германского единства перед лицом внешних угроз.

Конечно, никуда не делись традиционные внутригерманские противоречия и предрассудки, основанные на религиозном дуализме и культурной самобытности. Впрочем, отныне они перешли скорее в пространство повседневного юмора, почти полностью устранившись из политической практики.

Более того, для многих баварцев Пруссия стала образцом для подражания. В северном соседе видели источник силы и порядка. Особенно это касалось баварской армии, которая считалась одним из главных проводников «опруссачивания» на юге страны.

После поражения Германии в Первой мировой войне Бавария стала источником нестабильности в агонизирующей империи.

Революционное правительство в Берлине едва было в состоянии обеспечить собственную безопасность. Баварские города были переполнены военнослужащими, которые находились здесь на излечении в многочисленных госпиталях или только недавно вернулись с фронта, не до конца понимая, в какой стране они оказались. Правящий дом Виттельсбахов ушел с исторической и политической арены вслед за Гогенцоллернами.

В первые послевоенные годы Бавария оставалась особым пространством в Германском государстве, где хаос и милитаризированный порядок сменяли друг друга с головокружительной скоростью. Здесь прошел западный рубеж революционной волны, поднятой советской Россией. Баварская советская республика стала смелым экспериментом, финал которого превратился в кровавую драму.

В Мюнхене впечатленный «красной анархией» ветеран войны и осведомитель рейхсвера Адольф Гитлер возглавил крошечную партию, с которой начал свой путь к власти.

В это время сепаратистские тенденции были сильны как никогда. После распада Австро-Венгерской империи соседом Баварии стало государство Австрия с преобладающим немецкоязычным населением. Проект объединения двух германоязычных территорий активно обсуждался баварскими и австрийскими элитами. Только запрет держав Антанты, трактовавших право народов на самоопределение по собственному усмотрению, не позволил Баварии и Австрии начать предметный диалог о едином государстве.

После Второй мировой войны Бавария вошла в американскую оккупационную зону и затем в состав ФРГ.

Баварский парламент отказался подписывать Основной закон ФРГ, не без оснований считая, что создание западногерманского государства отодвинет перспективу объединения страны на неопределенный срок.

Кроме того, парламентарии хотели видеть в документе больше полномочий для земельных правительств. И все же, не желая торпедировать процесс формирования нового немецкого государства, баварские депутаты согласились распространить положения Основного закона в Баварии, если его текст будет ратифицирован двумя третями германских земель. Поскольку документ получил абсолютную поддержку, его действие распространилось и на Баварию.

Положение ФРГ в годы «холодной войны» оставляло мало возможностей для развития полноценных сепаратистских движений в Баварии.

Репутацию главных глашатаев баварской независимости заслужила «Баварская партия», позиционировавшая себя наследницей «Баварской народной партии» веймаровских времен.

На пике своей популярности в 1950-е годы ей удавалось провести своих депутатов в местный ландтаг и даже войти в состав правящей коалиции. Однако вскоре популярность партии начала падать, и после 1966 года ей ни разу не удалось добиться представительства в баварском ландтаге. Не стали исключением и последние выборы, на которых впервые депутатские мандаты получили представители правопопулистской «Альтернативы для Германии», а не сепаратисты.

«Баварская партия» остается маргинальной политической силой без широкой общественной поддержки. Ее руководство с энтузиазмом поддерживало европейских сепаратистов в Каталонии и Шотландии. Однако единого фронта между сторонниками независимости регионов пока не просматривается.

В Берлине на сепаратистские движения в Баварии смотрят без особой тревоги. Богатая южногерманская земля обладает достаточным количеством полномочий и прав для того, чтобы сбить возможный накал сепаратистских настроений.

Правящий Христианско-социальный союз хотя и вынужден работать в коалиции со «Свободными избирателями», все же обладает достаточным большинством голосов, чтобы считать себя выразителем настроений большинства жителей Баварии. Считается, что ХСС идеологически расположен правее «сестринского» ХДС, но в действительности их программные разночтения незначительны. Тандем двух партий, которые сложно представить в отрыве друг от друга, остается надежным гарантом защиты от неожиданностей в баварской политике.

Баварский сепаратизм «снизу» также вряд ли возможен в современных условиях. Среднестатистический житель одной из богатейших земель ФРГ в целом доволен своей жизнью и в лучшем случае готов выйти на митинг против изменения климата.

Идея независимой Баварии лишена широкой эмоциональной поддержки.

Протестные же настроения баварцев собрала АдГ, далекая от идеи устроить новый германский раскол.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Продают детей и убивают пенсионеров: зверские преступления беженцев в Германии
10 сентября
Миграционные службы Германии заявляют о том, что приток беженцев в страну снижается третий год подряд. Несмотря на это, сообщения о преступлениях, совершенных мигрантами из Азии и Африки, продолжают поступать.
Путин и немцы: в Германии меняется взгляд на президента России
15 августа
Весной 2019 года на телеканале ZDF в прайм-тайм вниманию немецких зрителей был представлен документальный фильм «Путин и немцы». Лента рассказывала о политическом становлении российского лидера, акцентируя внимание на страницах его биографии, связанных с Германией. Таких страниц оказалось немало.
Личное дело Ангелы Меркель и Гельмута Коля: зачем Германии скрывать архивы Штази
8 августа
После падения Берлинской стены и объединения Германии основные государственные институты ГДР — бюрократический аппарат, армия, полиция и так далее — вступили в период расформирования и ликвидации.
Новый проект для Европы: ЕС преодолеет кризис только вместе с Россией
14 августа
Интервью с руководителем Центра политэкономических исследований Института нового общества Василием Колташовым.
Обсуждение ()
Новости партнёров