Политика Политика

Меркель заговорила о создании Совбеза ЕС. Зачем Германии альтернатива НАТО и ООН?

Источник изображения: https://deschide.md
0  

В Германии заговорили о необходимости создания европейского Совета безопасности — органа, который должен укрепить дееспособность стран — членов ЕС во внешней политике. Такую концепцию нового института обрисовала Ангела Меркель. Канцлер ФРГ подчеркивает, что Совбез должен создаваться на ротационной основе. Аналитический портал RuBaltic.Ru разбирался, что стоит за красивыми словами о реформировании Евросоюза и чего на самом деле добивается Германия.

Заявление Ангелы Меркель, конечно, не тянет на сенсацию. Госпожа канцлер тактично сглаживает острые углы и не говорит о новом формате сотрудничества ничего конкретного. Даже заявленный ротационный принцип вызывает вопросы. Предполагает ли он сменяемость всех стран-участниц в составе Совбеза? Или Германия все же намеревается застолбить за собой место в «вип-ложе» постоянных членов новой организации, которого у него нет в Совбезе ООН? Остается только догадываться.

Сама идея Совета безопасности Евросоюза не нова. Лидеры Франции и ФРГ озвучили ее в июне этого года, когда обсуждали предложения по реформированию ЕС. Судя по заявлению, опубликованному на сайте немецкого правительства, Эммануэлю Макрону эта инициатива пришлась по душе.

Эммануэль Макрон и Ангела Меркель / фото: Zuma/Global Look PressЭммануэль Макрон и Ангела Меркель / фото: Zuma/Global Look Press

Некоторые СМИ опрометчиво сообщают, что июньские межправительственные консультации были первой площадкой, на которой состоялось обсуждение концепции Совбеза ЕС. На самом деле об организации с таким названием заговорили задолго до переговоров Меркель и Макрона. Совет безопасности Евросоюза фигурирует в совместной декларации министров иностранных дел «Веймарского треугольника» (Германии, Франции, Польши), которая была опубликована в августе 2016 года.

«Мы выступаем за ежегодное заседание Европейского совета в формате "Совета безопасности ЕС" для рассмотрения стратегических вопросов внутренней и внешней безопасности, которые неразрывно связаны между собой», — сказано в документе.

То есть в представлении министров «Веймарского треугольника» новый Совбез — это всего лишь особый формат заседаний Европейского совета, который должен помочь «укреплению европейского потенциала в НАТО и реализации решений по защите территории Альянса».

Неудивительно, что в 2016 году пресса не обратила на него внимания.

С тех пор ситуация на международной арене сильно изменилась. Есть основания полагать, что в представлении Меркель Совбез ЕС — это не совсем тот проект, который в 2016 году обсуждали министры иностранных дел Германии, Франции и Польши.

Сама логика событий подталкивает канцлера ФРГ к созданию полноценного института, который займется укреплением обороноспособности Евросоюза. Пока что ни один другой орган с этой задачей не справляется. Точнее, такая задача раньше вообще не стояла, да и сегодня европейские политики не спешат ее озвучивать.

У Европы нет единой политики в сфере безопасности и оборонно-промышленного комплекса (ОПК) — она фактически отдана на откуп НАТО. Такая система утвердилась после окончания Второй мировой войны.

Вероятно, в период советско-американского противостояния Западная Европа, получив возможность не тратить огромные средства на оборонные нужды и сосредоточиться на экономике, неплохо чувствовала себя «под колпаком» американской военной машины. Вот только со временем «колпак» начал сдерживать экономический рост и конкурентоспособность Евросоюза, и сбросить его оказалось весьма непросто.

Органом координации внешней политики и политики безопасности стран —членов ЕС «занимается» Европейское оборонное агентство. На деле этот орган носит скорее совещательный и декларативный характер.

В такое же «ведомство для галочки» постепенно превращается один из шести «главных органов» ООН — Совет безопасности.

Заседание Совбеза ООН / Фото: AP Photo / TASSЗаседание Совбеза ООН / Фото: AP Photo / TASS

Трудно найти страну, которая была бы довольна результатами его работы в последние годы. Да и о каких результатах, в сущности, речь? Когда дело доходит до необходимости разрешать кризисные ситуации, Совбез ООН способен лишь «осуждать действия» и «выражать озабоченность». События 2014 года парализовали его работу.

«Спор России и США по конфликту на Украине заблокировал работу главных учреждений ООН. Это вызывает серьезную озабоченность. Никогда еще за последние десятилетия Совет безопасности не играл более важную роль, чем сейчас, никогда не был более важен, чем сейчас, но при этом никогда еще не был столь недееспособным, как сейчас», — с сожалением говорил министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

Реформировать Совбез ООН сегодня предлагают Япония, Ливия, Ирландия, Турция, Украина, Эстония и другие страны. Германия, разумеется, тоже не остается в стороне: нынешний министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас призывает к немедленной реформе Совбеза. Во время выступления на Генеральной Ассамблее ООН он подчеркнул, что после Второй мировой войны население планеты увеличилось в три раза, а число государств — в четыре. Баланс сил изменился, и это больше нельзя игнорировать.

Нетрудно догадаться, на что именно намекает немецкий министр.

Германия не является постоянным членом Совбеза, хотя уже давно претендует на эту роль. Учитывая политическое и экономическое лидерство ФРГ на европейском континенте, амбиции немцев вполне можно назвать здоровыми.

Вопрос членства Германии в Совбезе ООН на постоянной основе должен был решиться еще в 2003 году, но этому помешали США, недовольные позицией Берлина по поводу войны в Ираке.

Как известно, Германия отказалась поддерживать американское вторжение на территорию суверенного государства без санкций ООН. С тех пор правительство ФРГ безуспешно пытается добиться статуса постоянного члена Совбеза.

Вероятно, не случайно Ангела Меркель задумалась о создании органа с аналогичным названием. Чтобы Совет безопасности Евросоюза не превратился в очередную «говорильню», страны-участницы должны будут в той или иной мере делегировать ему функции, которые сегодня находятся в компетенции ООН и НАТО. На первый план выходит вопрос политической воли: американцы такую политику явно не оценят...

Еще один немаловажный момент — создание собственной армии и оборонно-промышленного комплекса, то есть тех мощностей, которые позволят Европе самостоятельно отвечать за свою безопасность. О концепции единой европейской военной структуры, не подчиненной американцам, в мире заговорили еще весной 2015 года, задолго до избрания Трампа и появления серьезной напряженности в отношениях между Берлином и Вашингтоном.

Немецкие танки Leopard / Фото: bundesheer.at Немецкие танки Leopard / Фото: bundesheer.at

Генсек НАТО Йенс Столтенберг вроде бы ничего против создания такой структуры не имел, только предупреждал, что перспектива дублирования функций Североатлантического альянса ему не улыбается.

«Не вполне понятна зона применимости европейской армии, — отмечал тогда глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков. — Где она будет действовать? Она же не будет воевать на Украине. Значит, она должна исполнять оборонительную функцию. И здесь Столтенберг совершенно прав — она начинает дублировать НАТО, брать на себя те же функции, что выполняет НАТО».

Политика Дональда Трампа укрепляет позиции тех, кто выступает за создание полноценной европейской армии. Маргиналами их уже не назовешь — таковыми скорее становятся апологеты американского протектората.

В ноябре прошлого года Европа, по сути, уже сделала своеобразное заявление о намерениях: 23 страны Евросоюза подписали документ о вхождении в оборонный блок PESCO (Перманентное структурное сотрудничество). Заявление Меркель тоже можно расценивать как шаг в этом направлении.

Подписанты, конечно, подчеркивали, что PESCO не будет дублировать функции НАТО. В случае с Совбезом ЕС (если дело все же дойдет до его создания) ситуация наверняка окажется аналогичной: представители ФРГ будут заявлять, что новый орган призван способствовать развитию уже существующих международных органов и военного блока НАТО. Но это не означает, что рычаги управления системой европейской безопасности не будут постепенно перемещаться из Вашингтона в Брюссель.

Впрочем, говорить об этом пока рано. Вполне возможно, что Меркель не смотрит так далеко вперед и хочет всего лишь найти противовесы, которые позволят Германии балансировать между собственными и американскими интересами. Это в ее стиле.
Читайте также
Европа правых сил: «Движение» Бэннона разрушает Евросоюз
27 сентября
Правые националисты постепенно берут власть в европейских столицах в свои руки. Если раньше это касалось только стран Восточной Европы, таких как Польша и Венгрия, то сегодня усилением правых партий в парламенте могут похвастаться Дания, Австрия, Италия и даже Германия.
Паксас предложил создать демилитаризованную зону в Прибалтике
27 сентября
Бывший президент Литвы Роландас Паксас, объявивший о планах баллотироваться в президенты в 2019 году, предложил создать демилитаризованную зону в Прибалтике и Калининградской области.
Литва и Латвия вошли в тройку лидеров ЕС по смертности от сердечных заболеваний
1 октября
Литва и Латвия вошли в тройку лидеров Евросоюза (ЕС) по смертности от сердечных заболеваний.
МИД России счел угрозой возможное создание американской базы в Польше
26 сентября
Постоянная американская военная база, на создании которой в Польше настаивают власти страны, несет в себе угрозу для России.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...