Политика Политика

Кому в ДНР жить хорошо?

Источник изображения: wordpress.com
0  

В марте интернет-издание DNR‑live провело соцопрос среди жителей Донецкой республики. Респондентам предлагалось ответить на вопрос: «Покинули бы Вы территорию ДНР, если бы была такая возможность?» Выяснилось, что отправиться в Россию готов приблизительно каждый пятый (21%), в Украину предпочитают переехать 7,6% опрошенных, еще 14,6% переехали бы в другую страну. То есть исходя из результатов опроса покинуть территорию республики в общей сложности готовы порядка 43% — это на 8% больше, чем количество людей, которые твердо намерены здесь остаться.

«Наиболее сильные эмиграционные настроения среди молодежи — 18–25 лет, — отмечает DNR‑live. — Причем большинство молодых людей хотят переехать в страны дальнего зарубежья. На Украину хотят переехать, как правило, пенсионеры. Менее подвержены эмиграционным настроениям респонденты в возрасте 36–45 лет». Как бы то ни было, результаты соцопроса свидетельствуют о тяжелом финансовом положении местных жителей и о том, что многие уже не надеются найти свое место под солнцем в Донецкой республике. Тем не менее определенные слои населения ДНР чувствуют себя весьма неплохо. Аналитический портал RuBaltic.Ru разобрался, кому в ДНР жить хорошо, а кому — не очень.

Кто получает больше всех?

По состоянию на октябрь 2017 года, если верить сообщениям Министерства труда и социальной политики, средняя зарплата в ДНР составила 10,13 тыс. рублей. По сравнению с августом 2016 года она увеличилась на 22%. Многие жители республики на эти цифры наверняка посмотрят с недоумением, ведь зарплата в 10 тыс. считается здесь скорее хорошей, а не средней. Но это тот самый случай, когда мы говорим о средней температуре по больнице.

Мониторинг зарплат в ДНР демонстрирует, что самые высокие оклады сегодня предлагают заведующему сектором балансов и дистрибуции электроэнергии (25,6 тыс. рублей), подземному электрослесарю (23 тыс. рублей), проходчику (20,5 тыс. рублей), программисту (до 25 тыс. рублей), специалисту по недвижимости (от 20 до 40 тыс. рублей). В то же время представители целого ряда профессий могут рассчитывать на зарплату до 10 тыс. рублей: слесарь, столяр, пекарь, резчик по дереву, тракторист-механик, строитель, электрик, мастер по ремонту бытовой техники. Средняя оплата труда медперсонала разных направлений составляет 5,3 тыс. рублей. От 4 до 5 тыс. рублей получают дворник, закройщик, электромонтер, лифтер, уборщица. Зарплата учителей зависит от нагрузки и количества часов, но тоже остается, мягко говоря, скромной.

Результаты мониторинга, впрочем, нельзя назвать объективными: статистика основана только на данных Республиканского центра занятости и специализированных сайтов по поиску работы. В том же исследовании упоминается, что средняя зарплата в Центре занятости составляет всего 6,2 тыс. рублей. Тогда почему министр труда и социальной политики ДНР Лариса Толстыкина приводит другую цифру? Потому что самые «хлебные» по нынешним меркам места уже разобраны.

О каких местах идет речь? Прежде всего, о вакансиях на государственной службе и в силовых структурах. Этот момент в мониторинге DNR‑live обойден стороной. Винить журналистов не стоит: конкретные суммы неизвестны, этой информации нет в открытом доступе, но для местных жителей не секрет, что государство довольно щедро по нынешним меркам вознаграждает своих служащих. Неплохие оклады даже в маленьких городах получают сотрудники налоговой инспекции, Министерства государственной безопасности, Министерства чрезвычайных ситуаций, прокуратуры. Рядовые военнослужащие, как известно, зарабатывают 15 тыс. рублей (командиры, разумеется, больше), при этом содержатся на довольствии.

Разумеется, ничего необычного в этом нет: хотя бы из соображений безопасности любое государство (тем более воюющее) вынуждено обеспечивать достаток тем, кто защищает его интересы.

Еще одна сравнительно немногочисленная категория обеспеченных граждан в ДНР — физические лица-предприниматели. Малый и средний бизнес в республике заметно оживился в 2015–2016 годах, когда для этого сложились благоприятные условия. Те, кто ловили момент и сумели наладить работу своих предприятий, сегодня пожинают плоды.

К числу тех, кому не стоит жаловаться на жизнь в ДНР, можно отнести и некоторых пенсионеров, получающих пенсию и на Украине, и в республике. Но такая перспективе сопряжена с постоянными пересечениями линии разграничения, поэтому открывается отнюдь не для всех. Многим приходится довольствоваться минимальной пенсией в 2,9 тыс. рублей. Студентам республиканских вузов тоже приходится несладко: если в довоенное время размер стипендии составлял почти 100 долларов (и на эти деньги при желании можно было прожить), то сегодня студент бюджетной формы обучения может рассчитывать на 1,5 тыс. рублей.

Пожалуй, в отдельную категорию граждан стоит выделить тех, кто регулярно ездит в Россию на заработки. Количество этих людей увеличилось весной прошлого года, когда простаивали предприятия, перешедшие под внешнее управление ДНР. По возвращении домой многие из них пытаются найти работу в родном городе, но не всегда находят или же просто не соглашаются с условиями оплаты труда. Высокий уровень безработицы, разумеется, не способствует стремительному росту зарплат: даже на более чем скромный оклад здесь наверняка будет претендовать не один человек.

Не всё так плохо?

В целом одной из острых проблем Донецкой республики остается проблема неравенства доходов. Сторонний наблюдатель, прогуливаясь по Донецку, увидит немало сияющих иномарок, шикарных ресторанов и людей, одетых в явно недешевые «шмотки». Невольно можно поймать себя на мысли, что город богатый. Но это поверхностный взгляд. С одной стороны, Донбасс до сих пор пользуется богатствами, накопленными в мирное время, когда регион действительно считался успешным (отсюда внешние атрибуты обеспеченности вроде машин, ресторанов, отелей и т. д.). С другой стороны, при беглом взгляде на тот же Донецк за кадром остаются люди с мизерными доходами, которых в республике немало.

Разница в доходах между бедными и богатыми — явление, характерное для всех стран на постсоветском пространстве. Нельзя сказать, что в Донбассе за годы существования ДНР эта проблема усугубилась. Скорее наоборот: крупный бизнес и банковский сектор ушли из региона, поэтому откровенных «буржуев» здесь не осталось (или осталось очень мало).

Но и реальные доходы большей части населения по сравнению с довоенным временем упали. Следовательно, в «минусе» оказались все, и бедным людям едва ли служит утешением тот факт, что «богатые тоже плачут».

Ситуация в регионе, впрочем, не такая ужасная, как это показывают украинские СМИ. В излюбленной ими парадигме «цены московские, а зарплаты даже не украинские» кроется явный подвох: с украинскими и московскими реалиями сравниваются только отдельные стороны жизни. Известно, к примеру, что продукты питания на Украине стоят дешевле, чем в ДНР, хотя в последнее время уровни цен начинают выравниваться. Некоторые товары (яйца, крупы, хлебные изделия, определенные овощи) на Украине дороже. Сопоставление цен на медицинские препараты зачастую также оказывается не в пользу Украины.

В 2015 году злопыхатели высмеивали ситуацию с отсутствием в республике бензина, когда перед заправками выстраивались километровые очереди. Но сегодня эта проблема решена полностью, а все марки бензина в ДНР стоят дешевле, чем на Украине. Дешевыми в сравнении с другими странами постсоветского пространства остаются услуги общественного транспорта. Проезд в автобусе городского маршрута в Донецке обходится в 8–10 рублей (против 7–8 гривен в Харькове), билет на трамвай или троллейбус стоит 3 рубля, в некоторых городах ДНР — всего 2 рубля.

Еще одна тема, которую старательно обходят недоброжелатели республики, — это «коммуналка». Несмотря на все пороки местной власти, стоит отметить, что за годы войны они ни разу не пересматривали коммунальные тарифы: цены за газ, воду, электричество, отопление, вывоз мусора остались на прежнем уровне. При этом к неплательщикам в ДНР проявляют поразительную лояльность, коммунальными услугами продолжают пользоваться даже те, кто не оплачивал их годами. В последнее время власти пытаются решить эту проблему, но к радикальным методам опять-таки не прибегают. От неплательщиков требуют лишь начать погашать задолженность по мере возможностей. Ситуация резко контрастирует с тем, что происходит на Украине, где коммунальные тарифы выросли в разы, а за накопление задолженностей можно и вовсе лишиться жилья.

В заключение

Несомненно, война в Донбассе обрушила экономику региона и повлекла за собой резкое снижение доходов населения. За прошедшие четыре года государство не сумело принципиально изменить ситуацию, поэтому местные жители в большинстве своем не испытывают оптимизма. Но это не значит, что они живут в беспросветной нищете. Как ни странно, для кого-то в новых условиях открылись новые возможности, кто-то едет на заработки, кто-то приноровился получать две пенсии. Жизнь в непризнанной республике, так или иначе, продолжается.

Читайте также
Почему «план Маршалла — Вакарчука» для Крыма и Донбасса не сработает
10 апреля
Интервью с известным российским историком, публицистом, общественным деятелем, автором учебников и курсов лекций по истории России Евгением Спицыным.
Путин и Меркель договорились продолжать урегулирование конфликта в Донбассе в «нормандском формате»
9 апреля
Президент России Владимир Путин и канцлер Германии Ангела Мекрель в ходе телефонного разговора условились продолжить совместную работу по урегулированию кризиса в Донбассе в формате «нормандской четверки».
Премьер-министр Литвы прибыл в Донбасс
11 апреля
Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис прибыл на подконтрольную Киеву территорию Донбасса.
Эксперт: современная Украина — антироссийский проект
11 апреля
Интервью с украинским социологом, политическим экспертом, соучредителем компании Research&Branding group Евгением Копатько.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...