Политика Политика

Россия больше всех заинтересована в объединении Приднестровья с Молдовой

Источник изображения: zugo.md
 

Новый президент Молдовы Майя Санду отметилась противоречивыми заявлениями в адрес России. Санду выступила за налаживание хороших отношений с Москвой и в то же время высказалась за вывод российских миротворцев из Приднестровья. Какими будут отношения Молдовы и России при новом президенте и ждать ли эскалации приднестровского конфликта при новой политической конфигурации в Кишиневе и Тирасполе, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал молдавский политолог, директор Центра анализа, исследований и прогнозирования Balkan Center Сергей МАНАСТЫРЛЫ.

Г-н Манастырлы, избранный президент Республики Молдова Майя Санду выступила за вывод российских миротворцев из Приднестровья. Можно ли сказать, что Санду взяла курс на конфликт с Тирасполем и Москвой?

— Сейчас все очень растиражировали это заявление Санду по поводу Приднестровья, по поводу вывода российских миротворцев. Но надо понимать две вещи. Во-первых, не сказать этого Санду не могла, потому что антироссийски настроенные граждане составляют определенную часть ее электората.

Во-вторых, реально добиться какого-либо вывода российских военных из Приднестровья Санду не в состоянии.

Эти вопросы решают совместно правительство и парламент. Причем парламент играет большую роль. Поэтому Санду сделала ровно то, что должен был сделать любой политик на ее месте, дорожащий поддержкой своего электората в надежде на скорые досрочные парламентские выборы.

— Как Вы оцениваете заявление Санду о том, что она хочет договориться с Россией, наладить хорошие отношения с Москвой? Это игра уже с пророссийской частью электората?

— Безусловно, в определенной степени это игра с электоратом. Это первое.

Но также, насколько мне известно, это искренняя надежда Санду на то, что удастся лишить Додона и партию социалистов статуса монополистов в сфере российско-молдавских отношений и перевести эти отношения из плоскости Кремль — Социалистическая партия Молдовы в плоскость Москва — Кишинев.

На мой взгляд, это гораздо более здоровый способ вести дела между Россией и Молдовой и гораздо более предсказуемый и стабильный способ для Российской Федерации по продвижению ее интересов на территории Республики Молдова, защите прав русскоязычных и граждан России на территории этой республики.

В то же время это более понятная и честная, что ли, позиция для Республики Молдова.

Сначала они должны будут попросить сделать определенные шаги, а потом будут обязаны действовать в этой парадигме, с тем чтобы сотрудничество продолжалось и развивалось, потому что это уже будет одним из запросов электората, независимо от того, пророссийский это политик или проевропейский.

В Молдове есть значительная часть русскоязычного населения, которая с одобрением относится к возможному не то чтобы сближению, но нарастанию какого-либо сотрудничества — экономического, торгового — с Российской Федерацией. Это интересно для очень многих молдаван.

Какие шаги, по-Вашему, должна предпринять Санду по отношению к России, чтобы Кремль пошел с ней на политический диалог?

— Сложно сказать, потому что она сейчас перебросила мяч на территорию Кремля, сделав эти заявления о том, что хотела бы нормально работать с Кремлем, с Москвой и выстраивать прагматичные отношения в области торговли и экономики.

С одной стороны, Санду делает то, что должна делать для налаживания этих отношений, и, безусловно, она по крайней мере предпримет попытку выстроить диалог с Москвой. Я рассчитываю, что будут полноценный визит президента Республики Молдова, встреча с президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным и обсуждение совместной проблематики. Возможно, появятся какие-то новые темы в работе российско-молдавской межправительственной комиссии.

Однако нельзя забывать, что президент Республики Молдова — фигура абсолютно и сугубо репрезентативная, представительская. То есть она не несет никаких исполнительных или законодательных функций. Более того, если парламент выдвинет какой-нибудь законопроект, президент может его один раз отклонить. Но парламент вправе этот же законопроект без доработки через определенное время отправить обратно к президенту, и, согласно Конституции, он уже обязан будет его подписать. То же самое с назначением судей, с назначением прокурора, с назначениями в правительстве и так далее.

Так что Санду может заявлять, по сути, все что угодно, но фактически у нее нет рычагов для реализации этих заявлений, хоть антироссийских, хоть пророссийских.

То есть зеркально повторяется абсолютно та же ситуация, что была четыре года назад с Додоном.

Как Вы оцениваете внешнее влияние на Кишинев, от кого оно исходит, от каких зарубежных игроков? США, Румыния, Россия, Украина?

— Безусловно, главными игроками на территории Республики Молдова являются Соединенные Штаты Америки и Европейский союз. Румыния выступает исключительно как младший союзник Соединенных Штатов. При этом зачастую позиция Бухареста может противоречить позиции Брюсселя по некоторым молдавским вопросам. Даже по многим, на самом деле.

Потому что Румыния преследует собственные национальные интересы на территории Республики Молдова, которые зачастую идут вразрез с интересами наших уважаемых европейских партнеров.

И это, пожалуй, единственные внешние силы, которые активно занимаются защитой продвижения своих интересов и активной работой на молдавском направлении.

Эти внешние игроки, они сегодня заинтересованы в дестабилизации Приднестровья? В эскалации приднестровского конфликта?

— Искренне сомневаюсь, чтобы они были заинтересованы вообще в какой-либо дестабилизации на территории Республики Молдова. Потому что, осуществляя фактически внешний контроль над страной, они, тем более после победы прозападного президента, в некотором роде разделяют и ответственность за будущее и за стабильность на этой территории. И они понимают, что любая дестабилизация негативно скажется на уровне поддержки политических партий, которые настаивают на сближении с Западом.

Поэтому они активно работают над тем, чтобы сохранилась стабильность в Молдове, особенно в условиях пандемии. Работают фонды по обеспечению иностранного финансирования, инвестиций и грантов. Активно работает гражданское общество, финансово поддерживаемое из фондов по поддержке демократии, фонда Сороса и так далее. То есть идет активная работа по обеспечению устойчивой социально-политической системы в Республике Молдова.

— Чем закончились недавние выборы в Приднестровье, какое влияние они окажут на ситуацию в Молдове и в Черноморском регионе в целом?

— Выборы в Приднестровье завершились в минувшее воскресенье. Уже озвучены результаты выборов в приднестровский парламент, Верховный Совет Приднестровья — непризнанный конституционными властями Республики Молдова орган власти в регионе.

Большинство мест, 32 из 33-х, в этом органе заняли фактически представители или сателлиты так называемый государствообразующей корпорации «Шериф».

Тем самым в Приднестровье окончательно ликвидирована вероятность каких-либо демократических изменений. При этом надо понимать, что регион находится в затянувшимся социально-экономическом кризисе, в пике, что местная валюта, продолжает обесцениваться. И руководство холдинга не только ничего не делает для поддержки населения в этот тяжелый период, оно продолжает активно заниматься выкачиванием денег из региона, в том числе денег российских налогоплательщиков, раз уж на то пошло, которые перечисляются Москвой в виде поддержки, пенсий, социальных гарантий.

— В каком сценарии развития отношений с Молдовой заинтересовано Приднестровье? Руководство я имею в виду.

— Холдинг «Шериф», который фактически определяет внутреннюю и внешнюю политическую деятельность Приднестровья, безусловно, заинтересован в заморозке кризисного положения и сохранении статус-кво, который позволяет использовать регион и местных жителей для выкачивания ресурсов из России.

То есть так называемый план Козака, федерализация, не в интересах приднестровской элиты?

— Нет. Приднестровская элита будет всячески саботировать попытки федерализации, вообще какие-либо попытки воссоединения с Республикой Молдова. Хотя рядовое население, и это, в принципе, подтверждается и социологическими исследованиями на территории региона, фокус-группами и просто экспертным наблюдением, на самом деле поддерживает идею воссоединения и перехода к жизни в нормальном режиме. А не в режиме осажденной крепости.

— Как Вы оцениваете влияние Украины на Молдову? На молдавскую политическую ситуацию?

— Я бы сказал, что это влияние мизерное, на самом деле. Украина не способна, раз уж мы об этом заговорили, повлиять на многие процессы на территории самой Украины, не способна разрегулировать и прекратить вооруженный конфликт на территории своей страны. О каком влиянии на молдавские процессы после этого может идти речь?

В то же время есть определенное влияние, например, на территории Приднестровья. Украинские элиты сотрудничают с приднестровскими по вопросам контрабанды, как озвучивались данные по вопросам контрабанды табака, табачных изделий, сигарет, алкогольной продукции. Вот там да, они в этом вопросе навариваются.

— Я так понимаю, в этом случае точнее говорить «одесские» элиты, региональные?

— Нет, я думаю, что там уже такие обороты, что это уже такая всеукраинская торговая площадка. По этой причине часть украинских элит, например, поддерживает сохранение статус-кво Приднестровья и будет противодействовать процессу реинтеграции.

Надо понимать, что главный интерес в воссоединении Приднестровья с Республикой Молдова есть у Российской Федерации.

Это, во-первых, аннулирование клейма серой зоны, очищение от этого пятна площадки по контрабанде оружия, наркотиков, табака, алкоголя и прочего.

Во-вторых, Российская Федерации в случае урегулирования приднестровской проблемы предстает миротворцем. Это будет успешный миротворческий проект Москвы на территории бывшего СССР, если удастся его реализовать. Это принесет России огромные баллы в Черноморском регионе и на международной арене в целом.

В-третьих, это решение проблемы экономического давления, которое оказывает Приднестровье. Ведь этот регион приходится финансировать и постоянно поддерживать, и при этом российские деньги из него разворовываются. Это финансовое давление будет фактически нивелировано при сценарии реинтеграции Приднестровья в состав Молдовы.

В-четвертых, около 400 тысяч пророссийски настроенных избирателей после воссоединения попадут в правовое поле Республики Молдова и смогут легально и спокойно принимать участие в выборных процессах.

Это, на секундочку, примерно четверть от общей массы избирателей в Республике Молдова.

То есть для Российской Федерации и Республики Молдова реинтеграция Приднестровья в состав Молдовы принесет гораздо больше выгоды, чем замораживание этого конфликта. Именно эти два игрока из всех вовлеченных в ситуацию с Приднестровьем заинтересованы в сценарии воссоединения.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Санду назвала «нечестным» долг Молдовы перед «Газпромом»
30 ноября 2020
Избранный президент Молдовы Майя Санду считает несправедливым требовать от Кишинева уплаты долга за газ, который использовали потребители непризнанной Приднестровской Молдавской Республики (ПМР).
В Кремле ответили на заявление Санду о выводе российских войск из Приднестровья
30 ноября 2020
Кишинев не обсуждал с Москвой предложение о выводе российских военных из Приднестровья. Об этом заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.
Санду заявила о намерении укрепить отношения с Россией
30 ноября 2020
Избранный президент Молдовы Майя Санду намерена укреплять отношения республики с Россией.
Додон назвал безответственным заявление Санду о выводе российских войск из Приднестровья
1 декабря 2020
Глава Молдовы Игорь Додон счел безответственным заявление избранного президента республики Майи Санду о выводе из Приднестровья российских миротворцев и вывозе оружия, которое они охраняют.
Обсуждение ()
Новости партнёров