Политика Политика

Возобновятся ли протесты в Беларуси?

Источник изображения: gdb.rferl.org
 

К середине зимы протесты в Беларуси, продолжающиеся с 9 августа, достигли своего минимума. Еженедельные акции и флэшмобы продолжаются, однако они уже крайне немногочисленны. Означает ли это окончательное затухание протеста? Или, как обещают лидеры оппозиции, все вспыхнет с новой силой уже весной, с наступлением тепла?

Протест сдулся?

Несмотря на то, что к настоящему времени протестная активность практически достигла «дна», само затухание протестов шло гораздо медленнее, чем того хотелось бы белорусским властям. Столь длительного протестного марафона Беларусь в своей новейшей истории еще не знала.

И это несмотря на то, что условия для протестной активности были созданы максимально неблагоприятные. Оппозиционные лидеры были либо арестованы, либо вынуждены уехать за границу. Создание какой-либо устойчивой структуры, которая бы координировала и направляла протест, оказалось невозможным. Регулярные задержания рядовых активистов, абсурдная на первый взгляд борьба с флагами во дворах и окнах домов — все было направлено на то, чтобы сделать участие в протестах максимально некомфортным и рискованным.

И даже несмотря на это, снижение протестной активности шло весьма медленно, а искры протеста продолжают тлеть до сих пор.

Социальная база у протеста действительно серьезная, а протестные настроения охватили широкие слои населения, особенно в белорусской столице.

Это позволило протесту продержаться так долго, несмотря на отсутствие лидеров, организации и серьезных финансовых вливаний, как это было на украинском «майдане».

На первый взгляд это подтверждает правоту Тихановской и других лидеров белорусской оппозиции, которые, словно мантру, повторяют, что протесты обязательно вспыхнут с новой силой этой весной.

Тем более что на весну приходятся две даты, когда белорусская оппозиция проводит свои ежегодные акции — «день воли» 25 марта и «чернобыльский шлях» 26 апреля. Эти даты белорусская оппозиция наверняка постарается использовать для запуска новой волны протестов.

Особенно «перспективен» с этой точки зрения, конечно, «день воли». Дата провозглашения так называемой Белорусской народной республики, которую теперь принято считать первой попыткой создания Белорусского государства и несбывшейся демократической альтернативой коммунистической БССР. С БНР связано и начало «политической карьеры» бело-красно-белого флага, ставшего главным символом протестов.

В 2018 году белорусская оппозиция провела достаточно многолюдную и широко освещавшуюся в СМИ акцию, посвященную столетию провозглашения БНР. Белорусские власти тогда посмотрели на эту акцию достаточно благосклонно, поскольку на пике была «оттепель» с Западом, а также внутри- и внешнеполитическая многовекторность.

Распиаренная дата, мифология которой прекрасно подходит под настроения протестующих, является лучшим кандидатом на запуск второй волны протестов.

Однако в том, что весна 2021 года действительно будет в Беларуси «революционной», возникают большие сомнения. Во-первых, и у оппозиции, и у рядовых протестующих отсутствует стратегия дальнейшей борьбы. Лидеры оппозиции находятся за рубежом или в тюрьме и повлиять на ситуацию в республике не могут. Ничего нового, кроме шествий с флагами и флэшмобов, придумать так и не удалось, а этим режим уже не расшатаешь.

Эффект новизны от массовых митингов давно прошел, и произвести ими впечатление на власть уже не получится. Кроме того, за прошедшие месяцы многие протестующие получили опыт общения с белорусскими правоохранительными органами и вряд ли захотят повторить его вновь.

Если социально-экономическая и внешнеполитическая ситуация будет оставаться стабильной, весьма вероятно, что никакой серьезной активизации протестов не произойдет.

Сами протестные настроения, конечно, никуда не исчезнут, тем более что белорусские власти не демонстрируют ни малейшего желания идти на уступки недовольным, однако перейдут в пассивный режим «фиги в кармане».

Внешний фактор

Конечно же, многое зависит от того, как будет разворачиваться ситуация вокруг Беларуси. Внешний фактор уже сыграл немалую роль в том, что этот раунд политической борьбы остался за действующей белорусской властью. В первые недели после выборов, когда улицы белорусских городов запрудили толпы протестующих, правящий режим действительно прошел по лезвию бритвы, когда казалось, что еще чуть-чуть — и властная вертикаль зашатается.

Ситуация стабилизировалась после того, как о поддержке действующей белорусской власти заявили в Москве, а Запад ограничился достаточно символической помощью протестующим, не желая идти на обострение с Кремлем и оставляя каналы для взаимодействия с режимом Лукашенко.

Однако в ближайшее время этот в целом благоприятный для официального Минска расклад может измениться.

В первую очередь негативные изменения могут быть связаны с новой президентской администрацией в США.

Демократы традиционно проводят более активную и идеологизированную политику на постсоветском пространстве, целью которой является «сдерживание» России. Сегодня, когда США находятся в глубоком политическом кризисе, переключить внимание американского общества с внутренних проблем на внешнего «врага» особенно актуально.

Причем Китай, с которым активно «воевал» Трамп, Вашингтону явно не по зубам, а вот Россия представляется достаточно легким противником.

Если Вашингтон начнет разыгрывать антироссийскую карту, то дестабилизация ближайшего геополитического окружения, включая Беларусь, станет одним из основных направлений этой политики.

Вместе с тем рычагов прямого политического воздействия на официальный Минск у Вашингтона не так много. Во времена «многовекторной оттепели» США активно работали с политическими элитами и гражданским обществом Беларуси, однако сейчас эти каналы если не ликвидированы, то заморожены. Зато инструментов экономического воздействия у США и Запада по-прежнему много, поэтому всевозможные санкции могут посыпаться на Минск как из рога изобилия.

Если это произойдет, то ключ от экономической стабильности Беларуси окажется полностью в руках России. Однако Москве может попросту оказаться не до Беларуси, если она сама будет втянута в новую конфронтацию с Западом.

Таким образом, внешнеполитический фон для белорусского режима выглядит весьма тревожным, и если действия внешних игроков приведут к экономической дестабилизации, вся система может посыпаться, как карточный домик.

Впрочем, нельзя исключать и того, что Запад, раздираемый внутренними противоречиями и ослабленный последствиями эпидемии коронавируса, предпочтет более пассивный режим внешней политики. В таком случае политический статус-кво в Беларуси может сохраняться вплоть до 2025 года, когда вопрос трансфера власти встанет с новой силой.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Статья доступна на других языках:
Читайте также
2 сценария развития ситуации в Беларуси в 2021 году
5 января
Минувший год в Беларуси ознаменовался самым масштабным с 1996 года политическим кризисом, который перекочевывает и в 2021 год. Аналитический портал RuBaltic.Ru разобрался, как могут развиваться дальнейшие события.
Света, стань Навальным: Тихановскую заставляют платить тюрьмой за жизнь в Литве
22 января
Возвращение в Россию оппозиционера Алексея Навального неожиданно ударило по белорусским политэмигрантам, включая экс-кандидата в президенты Беларуси Светлану Тихановскую.
Почему Запад не торопится свергать Лукашенко
25 декабря 2020
Одним из факторов выживания нынешнего белорусского режима является позиция Запада, долгосрочным интересам которого не противоречит сохранение Лукашенко у власти в Беларуси.
Лукашенко решил, как урегулировать кризис в Беларуси
19 декабря 2020
Президент Беларуси Александр Лукашенко выступил с инициативой придать конституционный статус Всебелорусскому народному собранию и делегировать ему часть президентских полномочий.
Обсуждение ()
Новости партнёров