Политика Политика

Под ежедневными обстрелами и без воды: Донбасс борется за выживание

Источник изображения: dan-news.info

За восемь лет население ДНР и ЛНР, как бы это ужасно ни звучало, привыкло жить под постоянными обстрелами ВСУ. Начало специальной военной операции, главной целью которой стали демилитаризация и денацификация Украины, а также спасение населения Донбасса от геноцида, дало людям надежду на то, что они вот-вот смогут вернуться к нормальной жизни: обстрелы прекратятся, бизнес получит возможность развиваться, и наконец-то можно будет забыть про комендантский час. Тем не менее на пути к мирному будущему требуется решить еще целый ряд гуманитарных проблем, с которыми жители республик сталкиваются ежедневно.

Трудности «внезапной» мобилизации

На первый взгляд сама мысль может показаться сюрреалистичной: как можно было восемь лет жить в военных условиях и оказаться не готовыми к мобилизации? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо понять, как население Донецкой и Луганской народных республик жило все это время.

В 2014–2015 годах, когда была самая горячая фаза боевых действий, в Донецке практически не осталось людей. Они уехали в Россию, на Украину, в Польшу или другие страны. В панике многие бежали подальше от разрывов снарядов, надеясь переждать в безопасном месте пару недель или месяцев, пока «все закончится».

Тогда среди местных гуляла шутка о том, что в городе «остались только министры, таксисты и журналисты». Разумеется, спустя время многие вернулись домой. В 2017 году в городе даже начали появляться автомобильные пробки, что с непривычки вызывало удивление.

Шли годы, сменялись президенты, проходили переговоры, сводки об обстрелах уже давно никто не читал, общество потихоньку теряло интерес к теме Донбасса.

Собственно, трагически «ярких» прецедентов было действительно относительно немного последние лет пять. Центр Донецка так вообще отвык от звуков залпов, страдали только окраины и близлежащие маленькие городки.

Казус в том, что за долгое время жители смогли адаптироваться к трудностям военного положения. Ситуация была хоть и тяжелой, но достаточно предсказуемой: где-то «постреливали», к комендантскому часу как-то привыкли, работа какая-никакая имелась. Поэтому многое из того, то может показаться дикостью для людей, которые никогда не жили на войне, для местных стало чем-то обыденным.

Вялотекущая ситуация перевела население ЛДНР в «режим ожидания» и позволила вести практически самую обычную жизнь: работа, учеба, праздники. Все как у всех.

Даже подумывали, что так будет еще лет 10 или даже 20, ведь история знает множество подобных случаев. Но это, как выяснилось, не один из них.

Первым отрезвляющим фактором, который заставил понять, что война не закончилась, а только началась, стала мобилизация. Истинное положение дел с призывом хорошо описывает диалог влюбленных. Когда девушка, прощаясь со своим парнем, спросила: «Разве тебе не страшно ехать, чтобы убивать?», на что тот ответил: «Я инженер, а не военный. Мне страшно ехать, чтобы умирать».

Последние три месяца в Донбассе стало очень трудно встретить мужчин старше 17 или младше 55 лет. Практически всех мобилизовали, оставив лишь небольшой процент работников заводов, коммунальных служб, государственных структур.

Инженеры, учителя, официанты, продавцы, коммунальщики, студенты — это люди, которые до 2022 года никогда не держали оружия и не проходили никакой военной подготовки. Они оказались не готовы к отправке на фронт ни физически, ни морально.

На общем фоне бросается в глаза то, что на улицах, в маршрутках — да где бы то ни было — остались в основном женщины, старики и дети. Они взяли на себя всю работу, которую могли, и даже немного больше.

Нередко за прилавком магазина или в кафе можно увидеть совсем юных парней и девушек 15–17 лет, которые трудятся, чтобы помочь матерям обеспечить семью. Часто женщины берут с собой на работу совсем маленьких детей, которых просто не с кем оставить, потому что детские сады и школы закрыты из-за участившихся обстрелов.

Что такое жить без воды?

Еще одна накипевшая проблема в ДНР — отсутствие воды. Можно подумать, это меньшее, что должно волновать на фоне бомбежек и мобилизации, однако это далеко не так. В современном мире все так или иначе связано с водой, но об этом легко забыть, когда ее в достатке.

Проблемы начались еще в марте, когда украинскими вооруженными формированиями был остановлен первый подъем отдела Южно-Донбасского водовода. С тех пор населенные пункты ДНР испытывают катастрофическую нехватку воды. Сначала властям пришлось досрочно отключить отопление, чтобы как-то экономить ресурсы. Затем воду стали давать по часам. Если точнее, то с 19:00 до 21:00. И, разумеется, только холодную.

То есть если люди по каким-то причинам не оказались дома, чтобы набрать воды, то ждать придется еще сутки.

Но ситуация, описанная выше, это удел «элитных» районов. Дело в том, что в многоэтажных домах, где подача воды осуществляется снизу, до верхних этажей она иногда так и не успевает дойти. Многострадальные Петровский и Кировский районы сидят без воды уже пару месяцев. Им по графику привозят техническую, так что просто принять душ, а уж тем более набрать горячую ванную, это недоступная, королевская роскошь.

Фильтровальные станции тоже обстреливаются и работают не в полную силу, поэтому пить такую воду нельзя. Невооруженным глазом можно заметить, что в первые полчаса вода идет не прозрачная, а слегка бурая. Приезжие журналисты подмечают, что в Донецке почти все люди ходят с пятилитровыми, а иногда и десятилитровыми бутылками.

Дефицит воды приводит к тому, что в местах, где ее можно набрать, обычно скапливаются большие очереди, и на всех может не хватить.

Вот и приходится носить с собой емкость, чтобы наполнить при случае. В супермаркетах можно найти «пятишки» (пятилитровые бутылки с водой), но цены на них в последнее время «кусаются». А ведь вода — это основа всего: чай, суп и даже гречневая каша.

Квесты по-донбасски

Жизнь в ДНР как никогда похожа на какую-то злую игру на выживание. Нашумевший корейский сериал и рядом не стоял, когда речь заходит о здешних реалиях. Начинается все с обычных бытовых вещей: на автомойках нет воды, на станциях технического обслуживания нет механиков, которые помогли бы починить автомобиль, в сервисных центрах нет специалистов, которые отремонтируют телефон.

Вызвать такси — большая удача, и то если платежеспособность позволяет. Нанять газель и грузчиков в случае срочного переезда тоже практически невозможно. Более того, после 17:00 закрываются аптеки, а очень многие магазины и продавцы на рынках порой сворачивают работу в 15:00. Потому что с общественным транспортом в вечернее время тоже есть проблемы.

При этом стоит добавить, что обстрелы, которые колоссально участились в последние три месяца, стали гораздо жестче. Если раньше украинские силовики обстреливали ДНР из минометов, то теперь все чаще из «Градов», «Смерчей» и «Ураганов».

Необязательно быть военным экспертом, чтобы по названиям этого смертоносного оружия догадаться, к каким чудовищным последствиям приводит его использование. А бьют они почему-то не по позициям военных, что было бы логично, а по жилым кварталам, детским садам, школам, рынкам. Все чаще приезжая на место, где случился очередной обстрел, можно услышать от очевидцев, что люди погибли, когда просто вышли за водой или продуктами на рынок либо в ближайший магазин.

Сейчас Донецк забыл, что такое «вялотекущая» война. Ситуация накалилась до состояния 2014 года. Обстрелы происходят каждый день, и подвергаются им теперь не только окраины, но и центр.

Каждый обстрел заканчивается трагедией: разрушаются дома, мирные люди получают ранения и гибнут. Речь и о женщинах, и о стариках, и о детях, ведь больше в городе почти никого не осталось.

Хотелось бы сказать что-то ободряющее о мужестве и крепком духе, но правда в том, что люди, находящиеся в Донбассе, испытывают глубокое отчаяние. Их изнуряют тревожное ожидание мужчин с линии фронта, бытовые трудности, гремящие «Смерчи», летающие «Точки У», а главное — неопределенность, потому что сейчас совсем непонятно, когда и как все это закончится.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Лица союзников Украины перекосило от вранья об «Азовстали»
20 мая
Европейские СМИ вслед за украинскими коллегами сообщают о сдаче в плен гарнизона «Азовстали» как об «эвакуации» (!), которую провела Украина (!). Основой европейской журналистики спустя 80 лет после Второй мировой войны снова стала геббельсовская пропаганда с ее ключеввм принципом: чем большее и наглее ложь, тем охотнее этой лжи поверят.
Молдова покинет СНГ ради вступления в Евросоюз
20 мая
Спикер парламента Молдовы Игорь Гросу заявил, что республике нужно провести политическую дискуссию о том, стоит ли оставаться в составе СНГ. Ради скорейшего достижения цели членства в ЕС молдавские власти готовы на все: и присоединиться к антироссийским санкциям, и обвалить экономику страны, и навсегда потерять Приднестровье с Гагаузией.
В Минобороны России заявили о скором завершении освобождения ЛНР
20 мая
Освобождение Луганской народной республики (ЛНР) близится к завершению. Об этом заявил министр обороны России Сергей Шойгу.
В Минобороны России озвучили число сдавшихся в плен украинских боевиков с «Азовстали»
20 мая
В плен российским военным с территории завода «Азовсталь» в Мариуполе сдались почти 2 тысячи украинских боевиков. Об этом заявил министр обороны Сергей Шойгу.
Новости партнёров
×