×
Политика Политика

«Наручники на мысль»: Альгирдас Палецкис написал о литовском «правосудии»

Источник изображения: scandaly.ru

В конце июня 2022 года на русском языке вышла книга литовского политика, журналиста и общественного деятеля Альгирдаса Палецкиса «Наручники на мысль». В мае этого года апелляционный суд Литвы оставил в силе приговор, по которому Альгирдас был осужден на шесть лет. За что литовское «правосудие» его преследует? Что побудило его писать дневники, находясь в тюрьме? Чем книга может быть интересна российскому читателю? На эти и другие вопросы ответила заслуженный журналист Российской Федерации Галина САПОЖНИКОВА.

— Галина Михайловна, недавно Вы издали на русском языке книгу литовского политика Альгирдаса Палецкиса «Наручники на мысль», посвященную проблеме свободы слова в Литве, в основу которой легли его тюремные дневники. Расскажите, пожалуйста, вкратце, чем примечателен автор книги, за что его преследуют в Литве и почему он оказался в тюремном заключении?

— Альгирдас Палецкис — это потрясающий человек, хорошо известный российскому читателю и тем более жителям Прибалтики. Это политик, политолог, журналист, один из редких в нынешней Литве интеллектуалов, представитель очень известной семьи. Его дедушка, Юстас Палецкис, по сути включал Литву в состав Советского Союза, был известным журналистом и поэтом. Отец Альгирдаса, тоже Юстас Палецкис, — дипломат, журналист еще советского разлива.

Как выходцу из такой очень интеллигентной семьи Альгирдасу определенно должна была принадлежать своя роль в истории.

И уже более 10 лет назад, когда он стал разбираться в событиях января 1991 года в Литве и провел собственное расследование, он обнаружил нестыковки.

Многие жители района, в котором и происходили события вокруг Вильнюсской телебашни, живые свидетели происходящего, рассказывали ему о том, что видели снайперов, которые стреляли по толпе с крыш. И это проливало свет на загадки, о которых судачили много лет: почему люди, погибшие в ходе массовых беспорядков, убиты не в упор из автоматов Калашникова, которые были на вооружении у Советской армии, а выстрелами под углом сверху? В одном из случаев в человека вообще стреляли из семи видов разного вида оружия, в мертвое уже тело, что подтверждается результатами судмедэкспертизы. Загадок в этой очевидно инсценированной ситуации было много, но о них все молчали.

И Альгирдас первый начал об этом говорить. Получилось, что он покусился на национальный миф, на котором и было построено нынешнее литовское государство. И его начали преследовать. Сначала осудили за отрицание советской агрессии, условно. Потом, согласно атмосфере репрессий в современной Литве, решили придумать дело о шпионаже, которого не было.

— Почему Альгирдас решил писать дневники о своем пребывание в изоляторе, что его сподвигло на это?

— Во-первых, он всегда писал дневники. Его дед и отец — журналисты — научили его простому правилу: не надейся на память, фиксируй время. Это редкая по нынешним временам традиция, которую мы, современные журналисты, живущие в диком ритме, игнорируем.

Поэтому он по привычке вел дневники и в заточении, для него это было совершенно нормально. Когда его в рамках уголовного дела посадили на первые полтора года, — еще не было суда, только подозрения, — он фиксировал, что с ним происходило.

Он и сам в СИЗО много читал, занимался интеллектуальной работой. И когда вышел на свободу, очень быстро написал книгу. Она была издана на литовском языке, насколько я знаю, с несколькими допечатками. Логично, что мы, его друзья и коллеги, хотели довести ее и до российского читателя, дать информацию о том, что происходит в Литве.

— Почему, по Вашему мнению, российскому читателю будет интересна эта книга?

— Ну мы же все в свое время читали «Репортаж с петлей на шее» Юлиуса Фучика, это было в школьной программе! Книга интересна, потому что она касается современной, постсоветской истории, которая происходила и происходит на наших глазах.  

Она будет полезна как либералам, живущим в иллюзии о том, что на Западе царит демократия, так и ура-патриотам, уверенным в том, что в Прибалтике одни сплошные враги…

Нет, там есть и совершенно прекрасные люди, наши единомышленники, большие трудяги, одним из которых является сам Альгирдас Палецкис. И мне кажется, что здесь заложен двойной смысл — всем будет нелишне узнать, что в реальности там происходит.

— А были ли какие-то проблемы в подготовке к публикации, была ли цензура, повлияло ли это на объем книги, на объем тиража?

— Насколько я знаю, в Литве удалось издать книгу в том варианте, в котором хотел сам Альгирдас, без купюр. Когда мы переводили ее на русский язык, конечно, никакой цензуры не было, но несколько людей попросили убрать из текста их имена и письма. То есть в русской редакции нам пришлось немного сократить объем. Мы полагаем, что люди сделали это из соображений безопасности и потому ни в чем их упрекнуть не можем.

То есть в нынешней литовской реалии упоминание человека в издании, которое вышло в не самой приятной для Литвы стране — России, — видимо, может закончиться печально.

Но не стоит осуждать людей за их страхи.

 — Какой была общественная реакция на выход книги?  

— В Литве, где не первый день назревают большие социальные протесты, уже давно ждут появления левого лидера. И этот лидер есть — это Альгирдас Палецкис. Естественно, он не единственный антифашист в стране. Но всех подобных ему «политическая газонокосилка» очень быстро подстригает, как одуванчики…  

В России мы смогли опубликовать книгу пока что в электронном виде. Это чисто волонтерский проект, мы вместе с историками Владимиром Симиндеем и Александром Дюковым сделали это без единой спонсорской копейки.  

Сейчас, вероятно, будем искать деньги на печатный тираж, что тоже непросто в связи с санкциями.

Но мы все равно будем пытаться найти возможности, потому что, судя по реакции журналистов и по тому, что нас приглашают с этой новостью на радио и на телевидение, эта тема пользуется интересом.

— Альгирдас не опасается, что издание этой книги может иметь для него какие-то последствия? Например, повлиять на продление срока?

— Нет, он вообще человек очень бесстрашный. О каких последствиях может быть речь, если книга вышла уже после суда? Апелляционный суд, который состоялся в мае, подтвердил приговор. И его буквально через пару дней посадили в тюрьму еще на четыре с половиной года из шести. Последние правки в текст он вносил буквально за полчаса до того, как за ним пришли.

— Есть ли у Альгирдаса планы на дальнейшую работу? Может быть, еще какая-нибудь книга готовится?

— Я уверена, что время в тюрьме он проведет с пользой. В предыдущую «отсидку» он выучил еще и итальянский язык, по-моему, это уже восьмой язык, которым он свободно владеет. Так что он действительно уникальный человек. Надеюсь, он напишет новую книгу — о том, как из литовской тюрьмы воспринимаются пертурбации в современном мире. Думаю, что продолжение будет интересным...

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Санкции против России ускорили крах западного общества потребления
8 июля
Интервью с доктором политических наук, профессором СПбГУ Натальей Ереминой.
Калининградские дальнобойщики пожаловались на нападения в Литве
6 июля
В Литве неизвестные нападают на фуры калининградских дальнобойщиков.
Экс-конгрессмен США в Литве предложил «пересмотреть» вопрос управления Калининградом
7 июля
Международному сообществу следует пересмотреть вопрос управления Калининградом. Об этом заявил бывший конгрессмен США литовского происхождения Джон Шимкус.
Вильнюс рассматривает возможность введения разовых разрешений на транзит в Калининград
7 июля
Литва могла бы разрешить транзит цемента в Калининградскую область через свою территорию из других регионов России по одноразовым разрешениям, но лишь в исключительных случаях.
Новости партнёров