Политика Политика

Экс-президент Паксас: Литва должна строить мосты сотрудничества с соседями

Источник изображения: http://www.delfi.lt
  6164 0  

Аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает цикл интервью с ветеранами прибалтийской политики. Те, кто стоял у истоков постсоветского пути Латвии, Литвы и Эстонии, подводят итоги четвертьвекового политического транзита этих республик: какие государства мечтали построить отцы-основатели и что получилось в итоге. Сегодняшний собеседник в рамках данного цикла — Роландас Паксас, депутат Европарламента, экс-президент Литовской Республики.

На президентском посту Паксас пробыл всего год. В 2004 году Сейм объявил ему импичмент. Однако сегодня Роландас Паксас стал неофициальным лидером всех тех, кто не согласен с курсом, проводимым властями. Экс-президент резок в своих высказываниях, он не боится озвучивать неудобную информацию, не стесняется называть вещи своими именами. При этом ничего необычного он не говорит, а лишь указывает на то, что в стране творится «бардак». Литва стремительно стареет, Литва медленно вымирает, Литву массово покидают лучшие ее люди.

Можно ли переломить ситуацию, сохранить нацию и восстановить страну? Об этом аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил с евродепутатом, экс-президентом Литвы Роландасом ПАКСАСОМ:

— Г‑н Паксас, у постсоветской Литвы было несколько путей развития, в том числе и роль своеобразного моста между Западом и Востоком. Тогда Литва выбрала одновекторный проевропейский курс, отказалась от сотрудничества с восточным соседом, занялась его «сдерживанием». Был ли это наиболее экономически и политически выгодный путь?

— Литовская независимость была восстановлена ​​после падения коммунистического режима в Советском Союзе. Другими словами, в конце прошлого века литовский народ вместе с другими балтийскими нациями мирно вышел из оккупации и получил возможность продолжить свою традицию государственности, которая была насильственно прекращена в четвертом десятилетии прошлого века.

Западная культура и христианская традиция всегда были тем направлением, которое могло обеспечить литовской нации жизнедеятельность, ее непрерывность, национальную идентичность и сохранить нравственные ценности.

Таким образом, выбранный путь и вступление Литвы в сообщество европейских государств были абсолютно правильным политическим решением.

Одного этого было явно недостаточно: нужно было вывести общество из отчаяния и ложной реальности, в которой народ был вынужден жить в советский период. Нужно было создать новые инструменты демократии, гражданственности, а также инструменты для формирования и образования политического сознания граждан, чтобы свобода нации получила новую форму реальности.

Люди не были готовы изменить коммунистический порядок.

С другой стороны, я хотел бы подчеркнуть, что Европейский союз, куда так стремилась Литва в прошлом десятилетии, в настоящее время значительно изменился с точки зрения базовых ценностей и переживает не самые лучшие времена.

Я всегда придерживался мнения, что Литва должна строить мосты сотрудничества с нашими соседями и быть их надежным партнером. С другой стороны, добрососедство является заботой не только одной страны.

Для возведения мостов добрососедства и сотрудничества следует привлекать бизнесменов, интеллектуалов, историков и дипломатов. Именно эти люди могут убедить политиков не разрушать, а выстраивать взаимовыгодные отношения между нациями, помогут научиться правильно оценивать исторические уроки и не повторять прошлых ошибок.

Мы не должны создавать новые очаги опасности, а должны стараться сделать этот мир более безопасным и мирным.

— Литва занимает лидирующие места в Евросоюзе по количеству употребляемого алкоголя, по количеству самоубийств, уровню эмиграции. В Литве зафиксирована одна из самых низких зарплат в ЕС. Как так получилось, что вполне благополучная страна не смогла реализовать свой потенциал?

— Сегодня не хотелось бы жонглировать статистикой, которая по многим аспектам была бы нелицеприятной или благоприятной. Несмотря на эти показатели, по сравнению с другими государствами постсоветского пространства наши прогрессивные показатели несомненно хороши. Однако по объективным и субъективным причинам наше нынешнее экономическое и социальное развитие не оправдывает общественных ожиданий.

Прежде всего я имею в виду ошибки, допущенные в начале восстановления страны: опрометчивую приватизацию, безрассудную реституцию и затяжную земельную реформу, закрытие Игналинской АЭС, процедурную демократию и утверждение «старой-новой» номенклатуры.

Литва была относительно преуспевающей европейской страной в довоенный период, но пятьдесят лет оккупации оставили очень глубокие шрамы, которые нелегко залечить. Процессы европейской интеграции также не отвечают интересам большинства людей. Поэтому можно понять, что плохое состояние общества отчасти связано с социальным неравенством, которое способствует вредным привычкам. Наибольшее беспокойство среди интеллектуалов и общественных деятелей, но не властей вызывают масштабы миграции. Я считаю, что это одна из самых больших проблем XXI века, решение которой требует не только усилий национальных правительств, но и поддержки со стороны международного сообщества.

— Многие экономические и социальные показатели Литвы продолжают ухудшаться. Литва уже достигла «точки невозврата» или еще есть шанс «воспрянуть»?

— Экономика Литвы по-прежнему отстает от европейских показателей, хотя по росту ВВП на душу населения мы являемся одной из ведущих стран ЕС. Однако темпы роста и средние зарплаты нас не удовлетворяют. Этого явно недостаточно. Социальный разрыв и неравенство в доходах являются слишком значительными, чтобы можно было говорить об устойчивом развитии. Что делать? Прежде всего необходимо реформировать национальную налоговую систему, радикально снизить налогообложение труда, создать наиболее благоприятные условия для развития бизнеса во всём регионе, обеспечить капитальные вложения и создать хотя бы полмиллиона новых рабочих мест. Я считаю, что сельское хозяйство и производство высококачественных продуктов питания — это лишь одна из областей, где Литва может «подняться» в первую очередь. Для этого требуется новая земельная реформа. Высокие технологии, туристические услуги и отрасли с высокой добавленной стоимостью — это области, которые государство должно развивать.

— В период с 1991 года страна потеряла около 800 000 человек, существуют прогнозы, что к 2050 году литовцев как нации не останется — постепенно территорию Литвы заселят выходцы из стран Азии. Насколько правдоподобен данный прогноз? Есть способ остановить процесс эмиграции, вернуть уехавших?

— Литовский народ не исчезнет, пока жив по крайней мере хоть один литовец.

Демографическая ситуация в стране сегодня ужасная. Я не верю ни в какую «глобальную Литву» — это фикция.

Особенно мы должны поддерживать семьи, воспитывающие детей, создавать самые благоприятные условия для развития творчества молодежи, создавать социально безопасную старость, чистую и надежную окружающую среду. Я против брюссельской политики интеграции беженцев, и я не хочу, чтобы культурная самобытность народов Европы растворилась в смешении других культур. В Литве должна быть серьезная озабоченность по поводу демографии: поддержка «политики троих детей» и создание наиболее благоприятных условий для возвращения эмигрантов.

— На Ваш взгляд, каковы главные достижения независимой Литвы, которыми можно гордиться?

— Сегодня Литва может похвастаться творчеством и достижениями своего народа в мире искусства, науки и бизнеса. Фармацевтика, биотехнологии, телекоммуникационные достижения поражают: самый быстрый Интернет, информационные системы и цифровые технологии работают во многих районах по всей стране.

Наша медицина и медицинский персонал находятся на самом высоком уровне, нам только нужно наладить управление системой здравоохранения и повысить зарплату сотрудникам.

Литовские врачи успешно работают в Норвегии, Великобритании или США, пациенты оттуда не жалуются на наших врачей (я шучу, конечно).

— А есть ли вещи, за которые независимой Литве и ее правящему классу должно быть стыдно?

— Я считаю, что стыдно должно быть тем, кто манипулирует уменьшением пенсий наших родителей, бабушек и дедушек во время кризиса, а также тем, кто каким-то образом способствовал уничтожению национальной валюты — лита и девальвации государственной собственности.

Меня не радует нынешняя политическая система, управляемая номенклатурой, которая усердно стремится служить брюссельским комиссарам или кому-то другому, но не народу Литвы.

Должно быть тревожно правоохранительным органам, которые выполняют политические заказы и только декларативно независимы. Пределы здравого смысла переступают пропагандистские СМИ, которые «работают» на власть.

— В статье «Пострадавшие люди из страха не осмеливаются сказать то, что всем известно» Вы говорите о необходимости противостоять современному мировому влиянию навязываемого плюрализма и всевозможных отношений «равенства». Что это значит?

— Прежде всего я имею в виду пестование уникального духовного наследия нашей нации в контексте современной культуры. Это непросто в мире, в котором прогрессирует материализм, культ потребления вещей и денег, преобладают успех, бесконечная уверенность в себе и «нормы» эгоизма. Литовский народ имеет свои исторические особенности развития, католическую веру и глубокие моральные ценности, которые не могут «вписаться» в проявления материализма и в новейшие идеологии релятивизма. Человек не является объектом социальных экспериментов, о чём часто забывают вчерашние марксисты, прикрывающиеся масками неолиберализма, говоря, что «религия — это опиум для народа».

Поэтому интеллигенции выпала задача вновь найти самые важные ценности нашей нации, сформировавшиеся за столетия нашей католической истории, которые помогли бы нам защитить себя от навязываемого чуждого культурного сора и образа жизни без каких-либо моральных аспектов.

— Вы создаете «Новый национальный Саюдис», считаете, что «Саюдис» Ландсбергиса не справился со своей задачей?

— Развитие государственности Литвы и угроза потери нации остаются фундаментальным вопросом. И если сегодня на него не ответить, мы утратим возможность вернуться к подлинному государству, которое мы так и не создали, будучи переданными «новой-старой» номенклатуре и ее различным современным формам.

Мы должны пересмотреть цели, которые нация поставила и сформулировала с точки зрения программных положений, принципов политики и мышления через «Саюдис» как феномен, объединивший всю Литву.

Но эти цели были забыты.

Как ни странно, я не могу упустить из вида, когда смотрю на недавнее прошлое, что кому-то хватает наглости присваивать себе то, что обоснованно принадлежит всей литовской нации.

— В чём отличие нового «Саюдиса» от остальных организаций и партий? Какие у него цели?

— Главная цель нового «Саюдиса» — свободная нация и процветающее государство. Движение восстановления нации: республика для граждан станет объединительным национальным подъемом в создании Литвы — действительно независимого, организованного на демократических основах, социально чувствительного и солидарного, основанного на справедливости и человечности государства. Верю, что мы это сделаем. Бог нам поможет.

Читайте также:
Роландас Паулаускас: политика Литвы похожа на камбалу — оба ее глаза смотрят в одну сторону
Янис Юрканс: Латвии необходим второй «Народный фронт»
Янис Урбанович: в стране, где расколот демос, демократии быть не может
Альфред Рубикс: «Столетие Латвии народ отметит с полуголодным желудком»
Борис Цилевич: «В 90‑е годы права национальных меньшинств были в топе»
Статья доступна на других языках:
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up