Политика Политика

Латвийский политолог: главное не результаты выборов, а что будет после них

Источник изображения: https://www.playbuzz.com
0  

До парламентских выборов в Латвии осталось меньше полугода. Какие партии точно будут в парламенте, в чём заключаются основные проблемы политических сил, которые пока не пользуются большим доверием избирателей, а также с какими вызовами столкнется новый состав Сейма, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал политолог Филипп РАЕВСКИЙ:

— Г‑н Раевский, какие политические силы имеют наибольшие шансы получить представительство в Сейме после осенних выборов?

— В данный момент мы условно можем поделить партии на две части. С одной стороны, у нас есть «Согласие», Союз «зеленых» и крестьян (СЗК) и Национальное объединение, которые с большой долей вероятности будут в парламенте. Однако я не верю, что в Сейм пройдут только три партии. Это было бы очень неожиданно. Думаю, что их будет больше. Тем самым у нас имеется «второй эшелон» партий, которые потенциально могут быть в Сейме. Сюда я включаю «Единство», Новую консервативную партию и Региональное объединение.

Остальные же партии, по моему мнению, не имеют больших шансов. Да, некоторую нервозность у «Согласия» может вызывать Русский союз Латвии (РСЛ) и его лидер Татьяна Жданок. Пока рейтинг этой партии довольно низкий, но здесь не вопрос рейтинга, а вопрос того, будет ли «Согласие» смотреть на РСЛ как на конкурента, тем самым ввязываясь в противостояние с Русским союзом, или же оно выберет стратегию игнорирования.

Если же «Согласие» продолжит свою умеренную политику, то часть его сторонников явно уйдет к Русскому союзу Латвии, но вопрос, хватит ли этих голосов, чтобы Союз попал в парламент.

Я лично не видел серьезных исследований о том, как структурируется избиратель «Согласия». Ведь русскоязычный электорат далеко не однороден, и того, как он делится и насколько вопрос русских школ для него важен, я не могу сказать. Если такое исследование есть, то тогда можно понять, сколько процентов «Согласие» может потерять, а пока это лишь гадание, ничем не подтвержденное.

— В чём заключается сила этих партий «второго эшелона»? Почему Вы считаете, что они могут преодолеть 5‑процентный барьер, хотя их рейтинги пока что ниже?

— Если мы говорим о «Единстве», то у него очень большой административный ресурс. Оно находится в правительстве, у него есть министры. Это даёт ему хорошие возможности серьезно увеличить тот рейтинг, который сейчас есть. В свою очередь, Новая консервативная партия очень громко заявила о себе на выборах в Риге, показав хороший результат. Правда, здесь я бы хотел отметить, что Рига — это не Латвия, а Латвия — это не Рига и выборы в Риге могут очень сильно отличаться от выборов в других округах. Латгалия сильно отличается от Курземе, а Видземе от Риги — это совершенно разные округа, где нужно строить различные предвыборные кампании. Поэтому вероятность, что эти партии будут в Сейме, есть, однако из-за голосования по округам они могут и остаться за бортом парламента. Им нужны яркие личности не только в Риге, но и в других округах, но пока я таких не вижу.

Если же говорить о Региональном объединении, оно стало сюрпризом уже на парламентских выборах 2014 года. Еще в августе, за два месяца до выборов, его рейтинг был 2,8%, но в итоге прошли восемь депутатов. У «регионалов», наоборот, достаточно хорошее представительство на местах. Перед прошлыми выборами у них было представительство в 40 самоуправлениях, сейчас они уже представлены в 50 самоуправлениях, и если они удачно используют этот ресурс, то опять могут быть в парламенте.

В целом наше общество удовлетворено муниципальной властью, поэтому на выборах в Сейм избиратели также могут проголосовать за ту политическую силу, которая на местном уровне пользуется их доверием.

То есть работа в самоуправлениях Региональному объединению явно идет на пользу.

— Какие слабые места есть у Регионального объединения? Что тянет его рейтинг вниз?

— Для каждой партии есть своя грань, преодоление которой является очень болезненным. У Регионального объединения это попадание во власть. Оно неплохо показало себя на муниципальном уровне, тогда как на национальном уровне — в правительстве — «регионалов» нет, что явно уменьшает их шансы. Ведь избиратель, когда голосует за партию, думает, что она будет в правительстве и что-то там сделает. Но «регионалы» не были в правительстве, избиратель не видит их работы на этом уровне и может задуматься, а зачем тогда ему за них голосовать.

В следующем парламенте их шансы на попадание в правительство повышаются, если у СЗК, Национального объединения и «Единства» в сумме не будет больше половины мест. В таком случае им явно придется искать кого-то четвертого. Лидеры Новой консервативной партии заявили, что не сядут за один стол с Лембергсом (председатель правления партии «Латвии и Вентспилсу», входящей в СЗК; мэр Вентспилса), «Согласие» точно отпадает: все крупные партии явно исключают возможность работы с ним в одной коалиции. Так что остаются «регионалы».

Конечно, пока трудно прогнозировать, каким будет точный расклад сил, но я думаю, что в конечном счете всё сведется к математике. Сейчас лидеры партий могут говорить что хотят, но после выборов им будет необходимо получить минимум 51 голос.

Также проблема Регионального объединения — это отсутствие лидера. На мой взгляд, из тех, кто у них есть, на эту роль больше подходит Эдвардс Смилтенс. Он был парламентским секретарем в разных министерствах и понимает, как функционирует партия власти. Это ему дает большую фору, чтобы перейти черту между оппозицией и коалицией. Поэтому я думаю, что если сравнивать Региональное объединение с Новой консервативной партией, то, на мой взгляд, наша правящая тройка выбрала бы скорее Смилтенса, чем госпожу Стрике (одна из лидеров Новой консервативной партии — прим. RuBaltic.Ru).

— Упоминая «Единство», среди положительных сторон партии Вы отметили их министров. Как это может им помочь пройти в парламент?

— Если их министры начнут что-то делать на благо жителей. Время до выборов еще есть, и, кто знает, может быть, их министр благосостояния выйдет с какой-нибудь революционной реформой в пенсионном законе. Ведь главный избиратель — это пенсионеры, и кто последний добавит им к пенсии, тот и получит их голоса. Так что, кто знает, может быть, скоро будет индексация пенсий. Возможности у министров «Единства» есть, но воспользуются ли они ими — это другой вопрос.

Кстати, именно этим и отличается Союз «зеленых» и крестьян от «Единства». Министры от СЗК всё же взялись за реформы. Да, мы можем говорить о том, плохие это реформы или хорошие, но факт в том, что они есть. То есть они [представители партии] не просто говорят, они что-то и делают.

А избирателю как раз важно, чтобы политик не просто говорил, но и показывал реальные дела. Поэтому для СЗК самое страшное — если избиратель вдруг увидит, что все дела Союза неправильные. Пока что такого нет, и это явно играет на руку СЗК.

Возьмем налоговую реформу: на кошельках простых жителей она отразится позитивно. Да, люди не получат намного больше денег, но и два-три или пять евро — тоже деньги. Ведь для людей лучше небольшой плюс в доходах, чем минус. Да, может, люди и говорят, что хотят жить как в Швейцарии или Швеции, но они понимают, что сейчас это нереально. Поэтому для них лучше плюс пять евро, которые они реально смогут ощутить.

— Лидеры Союза «зеленых» и крестьян и Национального объединения заявляли, что они рассчитывают на увеличение своих фракций после выборов. Руководитель СЗК в Сейме Аугустс Бригманис упоминал о 30 мандатах. Реально ли увеличение этих фракций?

— На данный момент для Союза «зеленых» и крестьян 30 мандатов — это серьезный результат. И если они получат меньше, при их сегодняшнем позиционировании, то это будет неудачной кампанией. Ведь для любого правительства каждый день — это кризис, а день, прожитый без кризиса, — праздник. Сейчас особых проблем, которые могут серьезно повлиять на работу правительства, я не вижу. Но это не значит, что за оставшееся до выборов время они не появятся. Кто мог прогнозировать, что грохнется третий по величине банк, и кто знает, как это может повлиять на экономику? Если это повлечет за собой цепную реакцию, то, естественно, во всём станут винить правительство.

Говоря о Национальном объединении, я был бы более осторожен в прогнозах. Партии такого рода в Латвии более популярны в урбанизированных центрах — это Рига и другие крупные города, где есть заметный, но не подавляющий удельный вес русскоязычных. Ведь если мы посмотрим на их результаты в чисто латышских регионах, то там они не очень сильны. И это естественно. Когда этому избирателю говоришь «русские идут», он задается вопросом: а где они?

Так что у Нацблока ограниченный ареал поддержки, и там он вступает в очень серьезную конкуренцию с Новой консервативной партией.

Поэтому прогноз об увеличении фракции Нацблока очень оптимистический — ему бы сохранить уже имеющееся число депутатов. Также отрицательно на популярности Национального объединения скажется и скандал с администраторами неплатежеспособности. У многих избирателей уже четко сложилась схема, где администраторы неплатежеспособности, коррупция и Национальное объединение являются синонимами, и эту простую цепочку будет очень сложно сломать.

— После парламентских выборов в Латвии может что-то кардинально поменяться или же всё останется по-прежнему?

— Если мы говорим о политике, которая влияет на повседневную жизнь латвийцев, то я думаю, что здесь главное не результаты выборов, а то, что может быть в экономике. Да, Кучинскис не обещал «семь тучных лет», но все разговоры были о том, что нынешний, 2018 год будет хорошим. Однако после закрытия банка ABLV такие оптимистические разговоры как-то поутихли. Ясно, что если что-то подобное продолжится, то это окажет негативное влияние и на финансовую сферу, на сбор налогов, на бюджет и так далее. Всё это может привести к ситуации, когда опять придется урезать расходы. Ясно, что до выборов об этом никто говорить не будет, но после выборов — кто знает.
Читайте также
Евродепутаты из всех стран ЕС поддержали русские школы Латвии
18 мая
Европарламентарии из всех стран-членов Евросоюза подписались под обращением к властям Латвии с требованием пересмотреть образовательную реформу, предусматривающую ликвидацию русских школ.
СЗК и «Согласие» могут взять более половины мест на выборах Сейма Латвии
18 мая
Интервью с политологом, ассоциированным профессор Латвийского университета Оярсом Скудрой.
Политолог: после выборов в Латвии всё останется по-прежнему
15 мая
Интервью с профессором, деканом факультета европейских наук Университета имени Паула Страдиня политологом Илгой Крейтусе.
Фигурантами уголовного дела о защите русских школ в Латвии стали пять человек
16 мая
Уголовное дело о проведенном в Риге «Вселатвийском родительском собрании» — акции протеста против ликвидации русскоязычных школ — расследуется в отношении пяти человек.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...