Политика Политика

Союзный центр умирает: Эстония поставила диагноз ЕС

Источник изображения: news.liga.net
 

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд раскритиковала ЕС за неспособность выполнять свои основные функции в экстремальных условиях. По мнению руководителя прибалтийской республики, невнятная политика Брюсселя способствует разрушению единства «европейской семьи». Не случайно эту тему затрагивает представитель постсоветского пространства. Пережившая распад СССР Кальюлайд прекрасно знает, что происходит, когда «союзный центр» начинает терять власть.

После начала «коронакризиса» руководству ЕС удавалось избегать резкой критики со стороны национальных правительств отдельных стран. Даже официальные представители Италии, стиснув зубы, хранят молчание — негодуют в основном политики в статусе «бывших».

К примеру, бывший парламентарий Антонио Рацци, который угрожает вывести свою страну из ЕС, если не будут отменены антироссийские санкции. Или экс-вице-президент Еврокомиссии, вице-спикер эстонского парламента Сийм Каллас. Недавно он раскрыл секрет Полишинеля: Брюссель не смог совладать с волной протекционизма и своевольным перекрытием границ внутри Шенгенской зоны.

Пока евробюрократы думали, как бороться с коронавирусом, каждая отдельная страна начала вести борьбу самостоятельно.

По принципу «каждый сам за себя». Каллас винит в этом новое руководство ЕС, которому не хватает опыта и уверенности в своих силах.

В недавнем интервью президент Кальюлайд поддержала вице-спикера Рийгикогу. Если верить президенту Эстонии, местные власти в ее стране реагируют на кризис правильно и своевременно. Даже Китаю есть чему поучиться (в частности открытости).

И только политика Брюсселя пока хромает на обе ноги.

«Я тоже отношусь критически (к бездействию ЕC — прим. RuBaltic.Ru) по той причине, что Европейский союз сегодня на самом деле не справляется со своей основной задачей — обеспечивать функционирование единого рынка. Основная функция ЕС состоит в том, чтобы у нас было единое экономическое пространство, свободное движение рабочей силы, товаров, услуг и капитала. Как минимум с тремя из этих компонентов у нас сегодня очевидные проблемы», — констатирует Кальюлайд.

К совместному тендеру на поставку медицинских товаров, объявленному Евросоюзом 13 февраля, президент прибалтийской республики тоже относится скептически — дескать, неважно, чем он закончится.

«Это помощь, и мы благодарны, что Еврокомиссия это делает, но это не ее основная функция, — напоминает Кальюлайд. — Ее основная деятельность — добиваться, чтобы действовали те вещи, о которых мы договорились. Я думаю, что нам нужно настойчиво говорить со своими партнерами, союзниками, соседями и с самой Еврокомиссией, как сделать так, чтобы товары не застревали».

Почему власти Эстонии вдруг озаботились этой проблемой, догадаться нетрудно. Несколько дней назад граждане прибалтийской республики испытали на себе все прелести «европейской солидарности»: 73 эстонца зарегистрировались для пересечения немецко-польской границы в составе организованной автоколонны, но сделать этого так и не смогли.

Министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу утверждает, что Польша нарушила свое обещание предоставить этим людям гуманитарный коридор. Более того, автомобили фактически оказались заперты на огражденной с двух сторон магистрали (поблизости не было даже туалетов).

Ситуация в итоге дошла до абсурда. Нескольким эстонцам удалось в прямом смысле слова прорвать границу — разломать ограждение и вывернуть на дорогу.

Остальным повезло меньше. Из Германии их «эвакуировали» специальным паромным рейсом. По словам Кальюлайд, за это стоит благодарить власти ФРГ, которые создали условия для возвращения домой граждан Литвы, Латвии и Эстонии. Но сам факт проведения двусторонних переговоров показывает, что общеевропейские правила не работают.

Не меньшее возмущение прибалтов должно вызывать отсутствие реакции на этот инцидент евробюрократов. Могли бы глава Европейского совета Шарль Мишель или председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен осудить Польшу? Могли бы, но не стали. А молчание, как известно, — знак согласия. В этом контексте совершенно справедливо звучит замечание депутата Европарламента Яны Тоом: «Благодаря Польше страны Балтии больше не являются частью ЕС».

По крайней мере, европейский принцип свободы передвижения в их случае не работает. И Брюссель не имеет ничего против.

«У многих людей есть немало вопросов по поводу солидарности в Европейском союзе. Европейской комиссии сейчас не удается выполнять свою центральную функцию. Однако я надеюсь, что все вместе мы это уладим, но только все вместе», — подытожила Кальюлайд.

Неудивительно, что первым из лидеров стран ЕС с подобной речью выступил представитель Прибалтики. Слабые страны объективно заинтересованы в сохранении европейского «все вместе», чтобы смягчить удар экономического кризиса (вероятно, еще более тяжелого, чем в 2008–2009 годах).

Но и критика вполне закономерна: зачем эстонцам, латышам или литовцам нужен Евросоюз, в котором каждый сам за себя? Нет, не для того Прибалтика превратила свой суверенитет в разменную монету.

Если копнуть глубже, то в словах Керсти Кальюлайд можно обнаружить нечто более интересное. Она не просто твердит об отсутствии единства и солидарности в ЕС, а упорно повторяет, что Евросоюз не выполняет свои базовые функции. Похоже, ее сильно беспокоит сам факт недееспособности Брюсселя.

Что бывает, когда союзный центр утрачивает авторитет и контроль над ситуацией? Нынешнему президенту Эстонии не стоит об этом напоминать. Перестройку и развал СССР она встретила в сознательном возрасте. На ее глазах советская власть постепенно превращалась в фикцию.

Аналогичный путь прошел не только Советский Союз. По тому же сценарию, к примеру, раскалывалась Югославия: правительство и Народное собрание СФРЮ формально продолжало работать, когда сербы, хорваты, словенцы уже фактически жили по своим законам.

При этом югославскую государственность подтачивала разница в уровне жизни между отдельными республиками. Недовольна была не только бедная Македония, но и зажиточная Словения — менее развитые субъекты СФРЮ здесь рассматривались как обуза. Ничего не напоминает?

Аналогичным образом в экономически развитых странах Западной Европы растет понимание того, что политику сплочения (кохезии) пора как минимум урезать.
Аналитический портал RuBaltic.Ru уже писал, что ситуация в западном мире эпохи коронавируса напоминает аварию на Чернобыльской АЭС, которая запустила механизмы распада СССР. Видимо, и президент Эстонии в свете последних событий начинает вспоминать, как разваливалась «красная империя». Прямо она об этом не говорит, но ход мыслей проследить нетрудно.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Тела оставляли разлагаться в постелях: военные в Испании нашли мертвых в домах престарелых
24 марта
Участвующие в обеззараживании домов престарелых испанские военные находят стариков, умерших от коронавируса прямо в своих постелях.
Грета Тунберг заподозрила у себя коронавирус
24 марта
Шведская экоактивистка Грета Тунберг заподозрила у себя коронавирус нового типа COVID-19 и решила самоизолироваться.
Коронавирус диагностировали у четырех военных НАТО в Литве
24 марта
Четыре случая заражения коронавирусом установлены у военнослужащих Нидерландов, входящих в состав дислоцированного в Литве сводного батальона НАТО передового базирования.
Правь Германией в квартире: «мамочка» Меркель ушла на карантин
25 марта
Несмотря на отрицательный результат теста, Ангела Меркель приняла решение уйти на карантин. Причиной стало обнаружение коронавируса у врача, который делал канцлерин профилактическую прививку.
Обсуждение ()
Новости партнёров