Политика Политика

Прагматизм Китая, догматизм ЕС и споры о будущем союза с Россией: 2018 год во внешней политике Беларуси

Источник изображения: http://teleskop-by.org
0  

Внешнеполитические итоги 2018 года для Беларуси противоречивы. С одной стороны, за минувший год в положении страны на международной арене не произошло кардинальных перемен. С другой — клубок противоречий, спровоцированных украинским кризисом, сворачивается все туже. Белорусская внешняя политика существует в треугольнике Россия — ЕС — Китай. Напряжение между этими тремя векторами и составляет основные вызовы и риски для Беларуси.

Китай

Китайское направление в последнее время можно считать для Минска относительно беспроблемным. За последние несколько лет Китай превратился в значимый фактор на постсоветском пространстве, и Беларусь была одной из первых постсоветских республик (во всяком случае, в европейской части бывшего СССР), открывших для себя Пекин.

«Мягкая сила» Китая, основанная на принципе «экономика без политики», давно приносит Пекину свои дивиденды в постсоветской Евразии, все больше вовлекая бывшие союзные республики в китайские проекты. В первую очередь это касается инициативы «Один пояс, один путь». Беларусь связывает особые надежды с этим проектом, видя себя в качестве одного из ключевых его звеньев.

В условиях противостояния Москвы и Киева, когда российско-украинская граница оказалась фактически закрытой для грузопотоков, Беларусь превращается в своего рода «бутылочное горлышко» для перемещения товаров с востока на запад и обратно.

В Минске рассчитывают извлечь дивиденды из сложившегося положения. Китай в последнее время активно инвестирует в развитие транспортной инфраструктуры Беларуси, в особенности железных дорог. Китайские электровозы пополняют белорусский локомотивный парк, обслуживающий в том числе основные транзитные направления. При активном китайском участии ведется электрификация железной дороги, которая с вводом в строй Белорусской АЭС обретет новое дыхание.

Президент Беларуси Александр Лукашенко и председатель КНР Си Цзиньпин во время встречи в Пекине, сентябрь 2016 года / Фото: gazeta.ruПрезидент Беларуси Александр Лукашенко и председатель КНР Си Цзиньпин во время встречи в Пекине, сентябрь 2016 года / Фото: gazeta.ru

Однако развитие «Нового Шелкового пути» может привести к конфликтам интересов в постсоветском пространстве. Так, Беларусь осуществляет транзит своей продукции через прибалтийские порты и вкладывается в соответствующую инфраструктуру.

Недавно была электрифицирована железная дорога Минск — Вильнюс, и логически напрашивается продление электрификации до Клайпеды. Аналогично существуют проекты электрификации железной дороги Орша — Витебск — Полоцк — Даугавпилс и далее на портовые Ригу и Вентспилс.

В то же время Россия, сократившая свои отношения со странами Балтии до минимума, предлагает Беларуси переключение транзитных потоков на свои порты в Ленинградской области. Очевидно, в ближайшее время это станет еще одной темой переговоров между Москвой и Минском.

Во взаимоотношениях с Китаем остаются и другие проблемы, связанные с сохраняющимся отрицательным для Беларуси сальдо во взаимной торговле, а также зависимостью от китайских связанных кредитов, что позволяет многим экспертам ставить под сомнение эффективность китайского вектора белорусской внешней политики.

Фото: spbtourkit.ruФото: spbtourkit.ru

Евросоюз

Главной осью внешней политики Беларуси по-прежнему остаются отношения с Евросоюзом и Россией, и во многом они зависят от ситуации вокруг украинского кризиса.

Конфронтационный фон российско-европейских отношений оказывается серьезным препятствием для многовекторной политики, которую стремится проводить Минск.

С одной стороны, позиционирование себя как регионального донора безопасности, выступающего в роли миротворца и переговорной площадки, принесло Минску определенные дивиденды, в первую очередь, на западном направлении. В отношениях Беларуси и Запада наблюдается разрядка. Активизируются контакты, белорусскую столицу все чаще посещают западные политики, дипломаты, эксперты.

В то же время Россия хотела бы видеть более активную поддержку со стороны своих основных союзников. И если на официальном уровне Кремль воздерживается от комментирования белорусской внешней политики, то в российских СМИ все чаще появляются критические по отношению к Беларуси материалы. В отдельных случаях говорится об «уходе Беларуси на Запад», ставится под сомнение целесообразность дальнейшей экономической поддержки Минска со стороны России. Взаимному доверию все это явно не способствует.

Да и «оттепель» в отношениях с Европой носит для Беларуси весьма ограниченный характер.

Подход ЕС к отношениям с Минском по-прежнему имеет идеологический характер, а развитие сотрудничества увязывается с необходимостью проведения определенного рода «реформ».

В рамках Восточного партнерства, основного инструмента европейской политики в отношении шести постсоветских республик, Беларусь по-прежнему числится среди «отстающих», тогда как «передовиками» считаются Грузия и Украина, демократические завоевания и экономические достижения которых весьма сомнительны, зато очевидны успехи в порче отношений с Россией.

Минск по-прежнему упрекают не только за «авторитаризм», но и за слишком тесные связи с Москвой, выражая озабоченность излишне глубокой интеграцией белорусов в общее с Россией культурное, информационное и языковое пространство, как это делают эксперты Chatham House в недавно опубликованном докладе.

10-й саммит Восточного партнерства в Минске / Фото: mfa.gov.by10-й саммит Восточного партнерства в Минске / Фото: mfa.gov.by

Со своей стороны Беларусь предлагает Европе максимально прагматичный и деидеологизированный формат сотрудничества. Однако подобный подход плохо воспринимается на Западе. В результате даже такие чисто технические вопросы, как либерализация визового режима, становятся предметом политического торга и затягиваются на максимальные сроки.

Россия

В конце 2018 года, на фоне белорусско-российских противоречий из-за налогового маневра в нефтяной отрасли России, активизировалась полемика о дальнейшей судьбе Союзного государства. Основной проблемой этого проекта с самого начала его существования было то, как соотнести принцип политического суверенитета с глубокой экономической интеграцией и взаимными политическими обязательствами, которые предусматривает формат Союзного государства.

Президенты России и Беларуси Владимир Путин и Александр Лукашенко / Фото: News FrontПрезиденты России и Беларуси Владимир Путин и Александр Лукашенко / Фото: News Front

Ситуация усугубляется объективным неравенством участников интеграционного процесса, и это становится серьезным препятствием к выработке общих подходов. В результате принципиальные вопросы союзного строительства откладывались из года в год, заслоняемые текущими проблемами.

Однако политическая и экономическая рассогласованность постепенно накапливала негативные эффекты в двусторонних отношениях, что стало особенно заметным с началом украинского кризиса. Принципиальный разговор назрел давно, и стал бы для него поводом налоговый маневр или какое-то другое событие, не так уж и важно.

Следующий год, год 20-летия Союзного государства, может оказаться решающим в его судьбе.
Читайте также
Западу нечего «ловить» на встрече Путина и Лукашенко
26 декабря 2018
После четырехчасовой встречи президенты России и Беларуси Владимир Путин и Александр Лукашенко договорились провести еще одну встречу до Нового года.
Минобороны по поручению Путина запустило комплекс «Авангард» (видео)
26 декабря 2018
Минобороны провело успешный испытательный пуск ракеты комплекса «Авангард» по поручению президента России Владимира Путина.
Россия — с Китаем, США — с бантустанами: как меняется расстановка сил в ООН
27 декабря 2018
В 2018 году Вашингтон продолжил использовать свою тактику давления на Россию через продвижение антироссийских резолюций в Организации Объединенных Наций.
Конкуренция с США и диалог с Россией: какой была внешняя политика Германии в 2018 году
26 декабря 2018
Германия провожает 2018 год с неоднозначными итогами во внешней политике. Реформа Евросоюза застопорилась, санкции против России остаются неизменными, однако Германия защищает проект газопровода «Северный поток — 2» и поддерживает диалог с Москвой.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...