Blogпост Blogпост

Открытое письмо литовского оппозиционера Палецкиса, обвиняемого в «шпионаже на Россию»

Источник изображения: yandex
 

Дорогие друзья в России, в других странах!

Часто думаю о вас. Рад, что вас много. Что мысленно мы вместе.

Ниже — перевод моей статьи. В ней вся суть «уголовного» дела. Статью писал для литовской прессы и контекста, но надеюсь, что дополнительных комментариев она не требует.

А пока с адвокатом ждем возможности в конце июня произнести заключительные речи в суде. Затем, в конце июля, суд первой инстанции огласит свое решение.

Настроение бодрое. Всем — искренний привет!

Альгирдас Палецкис


СОГЛАСЕН ЕЩЕ НА 9 ЛЕТ ТЮРЬМЫ — НО ПРИ ОДНОМ УСЛОВИИ

Да, пишу эти строки как заинтересованное лицо — и этого не скрываю. Кто ж захочет вернуться в тюрьму еще на 9 лет? Такого наказания потребовала прокурор на недавнем заседании суда.

Однако в этом деле имеется и более значительный — общественный — интерес. Интерес раздвинуть занавес секретности, который опустила прокуратура. Люди хотят знать, чего ж такого я «нашпионил»? Какие имеются факты? 

Прокуратура с самого начала процесса требовала проведения тайных судебных заседаний. Суд лишь частично удовлетворил это требование. С другой стороны, сама прокуратура официально признала, что в моем «деле» нет никаких государственных тайн. Никаких. Тогда откуда такая тяга к секретности? 

Чтобы понять ее причины, вернемся в 19 декабря 2018 года. В тот день Литву потрясла новость: в стране орудовала сеть русских шпионов! Об этом сообщили главы сразу трех силовых структур — прокуратуры, госбезопасности и полиции. На совместной пресс-конференции. 

Кстати, часто ли раньше бывали такие совместные выступления силовиков? Я что-то никак не припомню. Значит, их сообщение должно было звучать сенсационно...

И они рассказали о «массе найденных улик». Об угрозе, которая нависла над всеми добропорядочными гражданами. И обо мне — в эпицентре шпионской сети.

Еще только начав расследование, эти деятели каким-то мистическим образом уже знали, что я — «шпион». И публично это озвучили. Тем самым явно нарушив презумпцию невиновности. И надавив на будущий суд.

Вскоре прокуратура дополнила обвинение тем, что я якобы собрал и передал России данные о литовских должностных лицах, расследовавших вильнюсские события 1991 года (взятие телебашни). По версии прокуратуры, я также собрал информацию о состоянии здоровья бывшего советского солдата, участника этих событий Юрия Меля, пребывающего в заключении в литовской тюрьме. Мало того, я ещё «планировал захватить и заложника» — известного литовского политика, ныне обозревателя Аудрюса Буткявичюса... (Правда, последнее обвинение быстренько улетучилось.)

На 528 суток, т.е. на полтора года, еще до какого-либо суда, запертый в камере-одиночке, словно монах, общаясь лишь с книгами и пишущий свою (скоро ее опубликую), я всё ждал — когда же мне предъявят обещанные массовые улики? 

А именно: «нашпионенные» мною данные. Где ж они? 

В конце концов мне предъявили такое заключительное обвинение: «Шпионил по заданию… неустановленного российского разведчика. Планировал собрать упомянутые выше данные. И поручил их сбор… неустановленному лицу». Вы не поверите, но так и написано в обвинении!

Думаю, уже пора дополнить Уголовный Кодекс новой статьей — «Намерение шпионить по заданию неустановленного иностранного  разведчика». Наказание — как за реальный шпионаж: от 3 до 15 лет лишения свободы. В среднем — те самые 9 лет.

Затем я ждал конкретной информации о «сети российских шпионов». Долго ждал. До сих пор жду. Может, вы что-нибудь слышали? Полиция провела обыски у дюжины моих друзей. Подозревая в них членов «шпионской сети». Но доказательств так и не нашли. В противном случае уже давно бы представили обществу. Ну ведь наверняка же?

Правда, помимо меня обнаружился все-таки еще один «сетевик». Он даже «признался», что шпионил. За такое своевременное «признание» прокурор на прошлом судебном заседании любезно попросила суд освободить его от уголовной ответственности.

Однако вот какая закавыка: в своем «деле» я обнаружил документ о том, что незадолго до моего ареста полиция задержала этого человека за скачивание из интернета фотографий с детской порнографией. 

Как известно, по Уголовному Кодексу Литовской республики за подобное деяние грозит тюрьма сроком до 4 лет. Не хотел человек в тюрьму, и я его понимаю.

Поэтому и начал меня оговаривать. И активно сотрудничать со спецслужбами. На судебных заседаниях он и не скрывал, что стал сотрудником органов госбезопасности. Из его «показаний» и склеено обвинение против меня.

Теперь, полагаю, даже моим неприятелям ясно, почему прокуратура настаивала на закрытых судебных заседаниях. 

И почему она потребовала вернуть меня в тюрьму еще на 9 лет. В этом случае, как говорится, все концы в воду. Только так прокуратора может как-то «оправдать» мое прошлое полуторагодичное тюремное заключение еще до всякого суда. А.Палецкис ведь виновен — чего вы хотите? Какие еще могут быть вопросы?

Но один вопрос был и будет. Простенький такой. Уголовный Кодекс иногда рассматривается как эталон письменного стиля. Поскольку он точен и лаконичен. Его 119-я статья таковой и является: шпионажем занимался тот, кто собирал данные для иностранной разведки. Здесь ключевое слово — «собирал».

Но прокуратура так никому и не представила, что же я «насобирал» о должностных лицах, расследовавших вильнюсские события, либо о заключенном Ю.Меле. 

Очевидно, она полагает, что со мной нечего возиться — хватит и абстрактных обвинений. Но, может, хотя бы общественность имеет право знать, за что хотят на 9 лет вернуть в тюрьму гражданина Литвы?

 


Оригинальная статья
Читайте также
Действия Лукашенко и России заставили русофобов Литвы трястись за свою шкуру
10 июня
До литовской верхушки дошло, что если Лукашенко смог дотянуться до проживавшего в Литве «шатателя режима» Протасевича, то и Россия сможет дотянуться до литовских судей и прокуроров, осужденных за уголовное преследование заведомо невиновного калининградца Юрия Меля.
Разыгранный пранкерами литовский чиновник заявил, что спас Вашингтон и Берлин от «кремлевских троллей»
9 июня
Разыгранный российскими пранкерами Вованом и Лексусом (Владимиром Кузнецовым и Алексеем Столяровым) председатель комитета Сейма Литвы по иностранным делам Жигимантас Павиленис прокомментировал розыгрыш в своем Facebook.
Оппозиционер Палецкис рассказал, какие материалы спецслужбы Литвы пытались приобщить к его делу (фото)
10 июня
Литовской оппозиционный политик Альгирдас Палецкис, обвиняемый в шпионаже на Россию, рассказал о некоторых «документах», которые на него собирал Департамент государственной безопасности (ДГБ) балтийской республики.
Минобороны России обнародовало архивные документы об освобождении Литвы от нацистов
11 июня
Министерство обороны России опубликовало архивные документы об освобождении Литвы советскими войсками в годы Великой Отечественной войны.
Обсуждение ()