Контекст

В 1943 г. советские разведчики на Донбассе поймали «родственника» Карла Маркса, воевавшего на стороне вермахта. На допросе он постоянно впадал в истерику

 

Из воспоминаний  разведчика Е.Ф. Ивановского:

«Не очень приятной обязанностью считал я допрос пленных, но и от этого было не уйти. Надо.

По-разному вели себя пленные на этих допросах. Многие повторяли лишь одно — «Гитлер капут» да «нихт ферштее», иные словоохотливо проклинали войну, фашизм, свою судьбу. Попадались и матерые фашисты, в чьих резких ответах и хмурых взглядах сквозила ненависть к нам. Некоторые пленные более или менее объективно оценивали суть войны, пытались занять разумную позицию. Впоследствии, как известно, эти люди активно участвовали в перестройке жизни на германской земле.

...Унтер, сидевший перед нами, с усердием рассказывал о тяжелом положении солдат, о подавленности в их настроениях, о нервозности и жестокости офицеров. Сведений военного характера у него было мало, хотя он выложил бы их, видимо, с готовностью. Назвал несколько цифр, типов вооружения, фамилий. На конкретные вопросы ответить унтер не мог и наконец заплакал, размазывая кулаком слезы по небритой физиономии.

— Вы меня расстреляете... Умоляю пощадить меня... Я из Трира. Я дальний родственник Карла Маркса.

Разведчики обменялись взглядами при его последних словах, но не проронили ни слова. Каждый, наверное, с трудом сдерживал усмешку.

Дали немцу воды, как могли, успокоили этого «родственника», заверив, что расстреливать его никто не будет. Но стоило снова задать какой-либо вопрос по существу, как он, изможденный военной муштрой немецкий обыватель, впадал в истерику.

— Я буду во всем с вами, я буду верно вам служить... Играть на гармошке... 

Выхватив из нагрудного кармана губную гармошку, он пропищал на ней какой-то мотивчик, потом кивнул на переводчика старшего лейтенанта Ю. Акчурина: 

— Этот немецкий офицер ведь работает у вас. И я смогу быть полезным...

На Юру Акчурина кивали многие пленные, которых мы допрашивали. Юра говорил на немецком еще с детства, а когда окончил институт иностранных языков, побывал на практике и поработал в разведотделах на фронте — конечно же, овладел разговорным немецким в совершенстве. Знал немецкую литературу, музыку, владел диалектами различных германских земель.

Другой наш переводчик Шамиль Вафин, татарин по национальности, подобного впечатления на пленных не производил, хотя тоже владел немецким хорошо. Смолисто-черные глаза Шамиля (при всей его вежливости и выдержке) помимо его воли всегда горели ненавистью к врагам».

Источник: Ивановский Е. Ф. Атаку начинали танкисты. — М.: Воениздат, 1984



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Последний бандеровец: 40 лет прятался в лесах и вышел в цивилизацию только после распада СССР
2 августа
Бандеровец Илья Оберишин — боевик УПА*, 40 лет прятавшийся от советской власти в лесной чащобе, из которой вышел только после распада Советского Союза в 1991 г. После того, как он «отважился» на столь смелый шаг и вышел в цивилизацию, Оберишин отправился в Рух, где первоначально его рассказам не поверили, но после долгой проверки его история была подтверждена, а в 2007 г. Виктор Ющенко наградил Оберишина орденом «За заслуги III-степени».
Рассказывали всё и сдавали всех: в 1946 г. советские спецслужбы ввели в оборот новую тактику борьбы с бандеровцами
3 августа
Я посоветовался с командирами спецгруппы, что не лучше ли будет нам изменить работу — не ходить по селам под видом банд, ища бандитов, а изымать из сел людей, стоящих на учете РО НКВД, как имеющих связь с бандитами, и их допрашивать под видом «СБ», обвиняя в сексотстве
Вступая на украинскую территорию, советские солдаты кланялись в землю рядом со столбиком с надписью «Мати Украина». Украинцы их встречали в праздничной одежде
3 августа
На дорожном столбике у моста через речушку Клевень чья-то рука любовно вывела «Мати Украина». Бойцы Красной Армии кланяются этому столбику, словно проходят мимо святого места.
Это похоже на легенду, но это было! Один советский расчет сжег сразу три фашистских «тигра»: подвиг советских артиллеристов на Курской дуге
4 августа
Гитлеровцы засекли позицию орудия ефрейтора и направили против него теперь уже восемь бронированных машин. И советский расчет принял этот бой. Вскоре в поле перед огневой позицией орудия горели семь танков противника.
Обсуждение ()
Новости партнёров