Контекст

Рассказывали всё и сдавали всех: в 1946 г. советские спецслужбы ввели в оборот новую тактику борьбы с бандеровцами

 

Совершенно секретно

Я посоветовался с командирами спецгруппы, что не лучше ли будет нам изменить работу — не ходить по селам под видом банд, ища бандитов, а изымать из сел людей, стоящих на учете РО НКВД, как имеющих связь с бандитами, и их допрашивать под видом «СБ», обвиняя в сексотстве — командиры это одобрили и сказали, что так работа пойдет и такая методика хороша еще тем, что бандиты никак не смогут уловить наших действий, им, чтобы атрофировать нашу работу по этому направлению, надо будет вовсе отказаться от СБ.

Решили этот метод работы попробовать. Через начальника Мельниковского РО НКВД мы вызвали предсельсовета села Ольховцы, по дороге из райцентра мы его захватили, завязали глаза /а СБ только так и делает/, увезли его в Мельницу и там допросили как сексота на чердаке, он нам рассказал, что в селе существует вооруженная группа юнаков, перечислил ее весь состав, вооружение, кроме этого, он указал людей, членов ОУН*, которые за него могут поручиться, что он никаких связей с НКВД не имел и не имеет. Рассказал, что знает схрон, где скрывается подрайонный проводник СБ «Явир». С этим же председателем мы отправились в село Ольховец, забрали «Явира», которому сказали, что мы из областного провода СБ и арестовываем его за бездеятельность. Предсельсовета мы отпустили, а «Явира» увели с собой с завязанными глазами и допрашивали на чердаке. Он всячески перед нами оправдывался, доказывал, что он много работал, рассказывал, в каких убийствах он участвовал, в каких схронах сидят люди, которые за него поручатся.

Все, что он нам рассказал, было записано, а потом мы сделали видимость «облавы» и «Явира» вместе с боевиком «Сокол», у которого были все записи допроса «Явира», захватили бойцы 228-го батальона, который в этих местах проводил операцию.

«Явир» страшно был зол на СБ, он все, что говорил на допросе СБ, все подтвердил на допросе в войсках, по его данным немедленно провели операцию в селе Ольховец, в результате которой полностью была задержана боевка юнаков вместе с их командиром, у них было изъято 1-й РП и 19 винтовок, 2 автомата, помимо этого было убито 9 человек бандитов куща «Матроса», которые в момент операции пришли в село Ольховец за продуктами.

3.1.1946

г. Чертков, Майор Соколов

*ОУН — запрещенная в России организация

Бандеровцы. Война без правил

Источник: Россов О. Миф о «переодетых энкавэдэшниках»: спецгруппы НКВД в борьбе с бандформированиями в Западной Украине // Великая оболганная война-2. Нам не за что каяться! — М.: Яуза, Эксмо, 2008



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Ефим Фомин — советский комиссар, организовавший оборону Брестской крепости. После пленения его выдал предатель, которого за это задушили советские солдаты
26 июля
Несколько раз разведчики, обыскивавшие убитых гитлеровцев, приносили Фомину найденные в немецких ранцах галеты или булочки. Он отправлял все это в подвалы — детям и женщинам, не оставляя себе ни крошки.
Суперразведчик Николай Кузнецов: ликвидировал 11 немецких генералов. За ним охотилась вся немецкая армия
28 июля
Из донесения немецкой разведки: «Серо-голубые глаза. Русые волосы. Прямой нос. Худое лицо. Владеет шестью диалектами немецкого языка. Носит форму обер-лейтенанта вермахта, может предъявить документы на имя Пауля Зиберта. Крайне опасен, в совершенстве владеет стрелковым оружием. Обнаружив этого человека, сразу же постарайтесь вызвать подмогу».
Под Москвой в 1941 г. генерал Рокоссовский очень ругался из-за того, что в штабе нет карты Европы: «Вы что, думаете, мы не будем в Берлине?»
27 июля
Враг еще силен, но это уже не тот враг, который 22 июня начал войну. Цвет немецко-фашистской армии выбит еще на полях Прибалтики, Белоруссии, под Ленинградом, у Смоленска, Киева и Одессы, у Брянска и под Москвой. Мы нанесли врагу очень сильный урон. Допускаю, что фашисты еще могут добиться каких-то отдельных успехов. Но только не решающих...
«Не зря полегли эти советские люди!..»: пронзительная речь старого красноармейца на могиле советского солдата под Москвой в 1941 г.
29 июля
Корреспондент «Красной звезды» Павел Иванович Трояновский вспоминал: 19 октября неожиданно стали свидетелями солдатских похорон. Поставили машину между деревьями и подошли к группе бойцов, окруживших почти уже засыпанную могилу, вырытую под березой. Красноармейцы, их было четверо, работали лопатами, досками, выломанными из стоящего неподалеку забора, а то и просто руками. Им помогали два подростка и три пожилые женщины.
Обсуждение ()
Новости партнёров