Контекст

Суперразведчик Николай Кузнецов: ликвидировал 11 немецких генералов. За ним охотилась вся немецкая армия

 

Из донесения немецкой разведки: «Серо-голубые глаза. Русые волосы. Прямой нос. Худое лицо. Владеет шестью диалектами немецкого языка. Носит форму обер-лейтенанта вермахта, может предъявить документы на имя Пауля Зиберта. Крайне опасен, в совершенстве владеет стрелковым оружием. Обнаружив этого человека, сразу же постарайтесь вызвать подмогу».

Список примет «опасного незнакомца» к весне 1944 года имели части вермахта, СС и сотрудники полиции на оккупированной территории Западной Украины. Фактически за одним человеком охотилась вся немецкая армия.

Николай Кузнецов — кадровый советский разведчик. С началом войны начал активно проситься на фронт. На него пришел вызов из 4-го главного управления НКВД от Павла Судоплатова. Это управление отвечало за организацию разведывательно-диверсионной работы в немецком тылу, и великолепно говоривший на немецком агент, которого все без исключения немцы принимали за своего соотечественника, был для Судоплатова ценнейшим сотрудником. В январе 1942 года Кузнецов начал работать в 4-м главке и вскоре активно включился в подготовку к заброске в немецкий тыл.

Документы для натурализации агента выбрали из числа бумаг офицеров вермахта, погибших во время битвы под Москвой. Так появился обер-лейтенант Пауль Зиберт, которому предстояло вскоре отправиться на оперативную работу на Западную Украину. Но прежде чем засылать Николая Кузнецова в тыл, его на несколько месяцев «посадили» в лагерь немецких военнопленных под Красногорском, чтобы он пополнил свой словарный запас актуальной военной и «окопной» лексикой, научился свободно ориентироваться в особенностях взаимоотношений разных родов войск германской армии и ее спецслужб, а также для того, чтобы проверить, насколько качественно ему удается играть роль немецкого офицера. Этот своеобразный экзамен Пауль Зиберт сдал без единой ошибки, после чего его перевели на подмосковную базу подготовки диверсантов, где он освоил прыжки с парашютом и стрельбу из пистолета.

Задача, которую получил Кузнецов-Зиберт, заключалась не только в получении разведданных, но и в ликвидации наиболее крупных и важных германских оккупационных чиновников и военачальников.

 В общей сложности за 16 месяцев работы в тылу противника Николай Кузнецов лично уничтожил одиннадцать «объектов», среди которых были генерал-майор Макс Ильген, глава юридического отдела рейхскомиссариата Украины Альфред Функ, шеф правительства дистрикта Галиция Отто Бауэр и начальник канцелярии правительства генерал-губернаторства доктор Генрих Шнайдер. Единственная задача, с которой так и не удалось справиться Кузнецову, — ликвидация рейхскомиссара Украины Эриха Коха: были предприняты две непосредственных попытки убить его, но оба раза такой возможности «Паулю Зиберту» не представилось.

Среди множества ценнейших разведывательных сведений, переданных Николаем Кузнецовым за время работы в немецком тылу, были и две настоящих сенсации. Одна из них — данные о построенной под Винницей секретной полевой ставке Адольфа Гитлера «Вервольф». Документы, в которых указывалось местоположение бункера, Кузнецов получил 7 февраля 1943 года, когда захватил курьера рейхскомиссариата Украины майора графа Гаана. А осенью того же года Кузнецов первым из советских разведчиков получил информацию о подготовке теракта во время Тегеранской конференции глав стран — участниц антигитлеровской коалиции. Благодаря своевременному предупреждению это покушение удалось сорвать.

В конце зимы 1944 года Николай Кузнецов с небольшой группой товарищей двинулся западнее Ровно, чтобы продолжать работу в немецком тылу: фронт все ближе подходил к городу. Во время этой передислокации он и погиб, столкнувшись с группой украинских боевиков-националистов. Долгое время обстоятельства гибели легендарного разведчика оставались неизвестными, и только в сентябре 1959 года удалось найти место захоронения тела Пауля Зиберта и свидетелей его гибели и выяснить, что Кузнецов подорвал себя и врагов гранатой, чтобы не попасть живым в руки противника. Но еще 5 ноября 1944 года, когда уже было известно о гибели разведчика, но не были известны подробности, Николаю Кузнецову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Николай Иванович Кузнецов. Разведчик от Бога.

Источник: оригинальная статья



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Ефим Фомин — советский комиссар, организовавший оборону Брестской крепости. После пленения его выдал предатель, которого за это задушили советские солдаты
26 июля
Несколько раз разведчики, обыскивавшие убитых гитлеровцев, приносили Фомину найденные в немецких ранцах галеты или булочки. Он отправлял все это в подвалы — детям и женщинам, не оставляя себе ни крошки.
Что случилось с собаками, которые первыми, за 9 лет до Белки и Стрелки, полетели в космос?
22 июля
22 июля 1951 г., за 9 лет до полета Белки и Стрелки, в космос на геофизической ракете Р-1 были отправлены Дезик и Цыган. Их тщательно отбирали: возраст до шести лет, вес до семи килограммов, рост до 35 сантиметров, крепкое здоровье, спокойный характер. Причем это были дворняги, так как выяснилось, что они выносливее своих породистых сородичей. Собак прикрепили ремнями к двум лоткам в герметичной кабине и запустили в четыре часа утра.
Красноармейцы сбивали немецкие самолеты из винтовок. Помогали простые математические расчеты и знание упреждения
26 июля
Огонь по целям предписывалось открывать с расстояния не более 500 метров. Самыми удобными для поражения вражеского самолета считались моменты, когда он пикировал на стрелка или, напротив, выходил из пикирования. Кроме того, в наставлении разместили таблицу для взятия упреждения при стрельбе по разным типам самолетов на разных дистанциях. Так, для поражения «Мессершмитта» с расстояния в 500 метров нужно было целиться на десять корпусов перед ним. Упор делался на простые математические расчеты.
Под Москвой в 1941 г. генерал Рокоссовский очень ругался из-за того, что в штабе нет карты Европы: «Вы что, думаете, мы не будем в Берлине?»
27 июля
Враг еще силен, но это уже не тот враг, который 22 июня начал войну. Цвет немецко-фашистской армии выбит еще на полях Прибалтики, Белоруссии, под Ленинградом, у Смоленска, Киева и Одессы, у Брянска и под Москвой. Мы нанесли врагу очень сильный урон. Допускаю, что фашисты еще могут добиться каких-то отдельных успехов. Но только не решающих...
Обсуждение ()
Новости партнёров