Контекст

Под Москвой в 1941 г. генерал Рокоссовский очень ругался из-за того, что в штабе нет карты Европы: «Вы что, думаете, мы не будем в Берлине?»

 

Корреспондент «Красной звезды» Павел Иванович Трояновский вспоминал:

К.К. Рокоссовский вернулся в штаб довольно поздно. Долго отказывался от разговора со мной, ссылаясь на занятость, говоря, что очерки надо писать не о генералах, а о бойцах, которых в армии тысячи. Но дивизионный комиссар Лобачев все-таки убедил его выполнить просьбу «Красной звезды».

— Хорошо, — сказал, наконец, Константин Константинович.— Поговорить — поговорим, раз это так необходимо. Но никаких передовых я писать и подписывать не буду. Я приказываю войскам: ни шагу назад. Это приказ военачальника. Призывать же в газете к этому должны другие авторы — рядовые бойцы, отличившиеся в боях командиры...

На этом и порешили. Рокоссовский коротко рассказал мне свою биографию — типичную для наших советских полководцев.

— А теперь я вот здесь, где вы меня видите,— закончил Константин Константинович.— Время для Отечества тяжелое, но, думаю, не безвыходное. Враг еще силен, но это уже не тот враг, который 22 июня начал войну. Цвет немецко-фашистской армии выбит еще на полях Прибалтики, Белоруссии, под Ленинградом, у Смоленска, Киева и Одессы, у Брянска и под Москвой. Мы нанесли врагу очень сильный урон. Допускаю, что фашисты еще могут добиться каких-то отдельных успехов. Но только не решающих...

Рокоссовский сделал паузу. И вдруг спросил:

— У вас карта есть?

Я подал ему карту Подмосковья. Генерал взглянул на нее, вернул карту и позвал адъютанта.

— Почему нет моей карты Европы?

Адъютант сделал шаг назад.

— Сходите в оперативный отдел,— остановил его Рокоссовский,— и попросите склеить две карты Европы. Для меня и корреспондента.

И мне: 

— Без перспективы воевать нельзя. Надо видеть весь возможный театр войны. Вы что думаете, мы, Красная Армия, не будем в Берлине?

И тут же опять вернулся к мысли, которую уже высказывал: 

— У врага уже нет и не может быть тех сил, которыми он начал войну. А наши силы...

Он остановился. И мне показалось, что генерал знает, какие у нас есть или собираются силы, но не считает нужным пока говорить об этом.

Вернулся адъютант с картой Европы. И я попросил генерала написать на уголке карты его слова о Берлине. Рокоссовский вывел:

«Специальному корреспонденту «Красной звезды» Трояновскому П.И. Воюя под Москвой, надо думать о Берлине. Обязательно будем в Берлине!

К. Рокоссовский. Подмосковье, 29 октября 1941 года».

Маршал победы - Константин Рокоссовский.

Источник: Трояновский П.И. На восьми фронтах.— М.: Воениздат, 1982



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Жена генерала Рокоссовского во время войны работала простой прачкой в госпитале. Ее начальник был потрясен, узнав, кто она
22 июля
В октябре 1941 года семья Константина Константиновича была временно эвакуирована в Новосибирск. Местные органы, ведающие распределением трудовых ресурсов, направили Юлию Петровну Рокоссовскую в госпиталь. Там ей предложили работать прачкой.
Гитлер внес его в список личных врагов и за его голову обещал 200 тыс. рейхсмарок: Илья Старинов — самый главный советский диверсант
21 июля
Во время Великой Отечественной войны Гитлер занес Илью Григорьевтча Старинова в список личных врагов и обещал 200 тысяч рейхсмарок за его голову. С помощью сконструированных им мин были взорваны более 12 тысяч железнодорожных составов с боеприпасами нацистов.
Что случилось с собаками, которые первыми, за 9 лет до Белки и Стрелки, полетели в космос?
22 июля
22 июля 1951 г., за 9 лет до полета Белки и Стрелки, в космос на геофизической ракете Р-1 были отправлены Дезик и Цыган. Их тщательно отбирали: возраст до шести лет, вес до семи килограммов, рост до 35 сантиметров, крепкое здоровье, спокойный характер. Причем это были дворняги, так как выяснилось, что они выносливее своих породистых сородичей. Собак прикрепили ремнями к двум лоткам в герметичной кабине и запустили в четыре часа утра.
Красноармейцы сбивали немецкие самолеты из винтовок. Помогали простые математические расчеты и знание упреждения
26 июля
Огонь по целям предписывалось открывать с расстояния не более 500 метров. Самыми удобными для поражения вражеского самолета считались моменты, когда он пикировал на стрелка или, напротив, выходил из пикирования. Кроме того, в наставлении разместили таблицу для взятия упреждения при стрельбе по разным типам самолетов на разных дистанциях. Так, для поражения «Мессершмитта» с расстояния в 500 метров нужно было целиться на десять корпусов перед ним. Упор делался на простые математические расчеты.
Обсуждение ()
Новости партнёров