Контекст

Вступая на украинскую территорию, советские солдаты кланялись в землю рядом со столбиком с надписью «Мати Украина». Украинцы их встречали в праздничной одежде

 

Корреспондент «Красной звезды» Павел Иванович Трояновский писал:

На дорожном столбике у моста через речушку Клевень чья-то рука любовно вывела «Мати Украина». Бойцы Красной Армии кланяются этому столбику, словно проходят мимо святого места.

Да, за речкой уже начинается украинская земля. Белые хатки с аккуратно причесанными соломенными крышами, журавли колодцев, пирамидальные тополя, вонзившие свои острые вершины в раскаленное солнцем небо. Украина!

Село Сопычь Сумской области. По обе стороны улицы — женщины, старики, дети. Жарко, пыльно, а они стоят в праздничной одежде, вглядываются в лица проезжающих и проходящих, приглашают зайти в хату.

— Вы, товарищи, случайно не встречали Тараса Остапенко, лейтенанта? — спрашивает нас седой старик.

Отрицательный ответ явно огорчает его. Помолчав, старик говорит:

— Два года не знаем, где наш Тарас... — Потом добавляет, смахивая не то пот, не то слезу: — Соскучились мы, товарищи, по своим. Так соскучились, что пятый день не наглядимся на наше родное войско.

Трофиму Павловичу — за семьдесят. Сын Тарас — в Красной Армии.

— Если жив и бьет проклятого фашиста — хорошо. Если ж пал за Родину — мир праху героя...

Он опять молчит, и мы можем только догадываться, что творится в душе старика.

— И все же думаю, что он жив, — говорит Остапенко. — Негоже умирать молодым, хотя б и на войне... Мы вон в каких летах, а и то дождались свободы...

Старик Остапенко рассказывает нам, как тяжело жилось при гитлеровцах. Ваши горести знакомы воинам Красной Армии, Трофим Павлович! Но вот перед нами письмо в Германию ефрейтора из 184-го пехотного вражеского полка, найденное у него, убитого тут же, под селом Сопычь. Гитлеровский выкормыш пишет своим родителям:

«Ничего так не жалко, как жалко оставлять Украину. Мы тут жили превосходно. Куры, гуси, сахар, молоко, сало — всего было вдоволь. А сколько мы мобилизовали отсюда восточных рабочих! Фюрер обещал наделить нас, ветеранов войны, земельными наделами на Украине. Земля и климат — прелесть. Тридцать — пятьдесят здешних гектаров плюс дешевая крестьянская сила обеспечили бы всей нашей семье радостную жизнь... Жаль, очень жаль уходить отсюда. Впрочем, говорят, что мы еще вернемся, и я верю этому...»

Слышишь, Трофим Павлович, что замышлял враг?

...На развилке шоссе, на столбике, — дорогая сердцу советского человека надпись: «Дорога к Днепру! Торопись, товарищ, тебя ждут миллионы порабощенных врагом людей!»

Освобождение Украины, 1943 г. фильм 13-й, Великая Отечественная война, сериал "Неизвестная война"

Источник: Трояновский П.И. На восьми фронтах. — М.: Воениздат, 1982



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Немцы боялись рукопашных схваток с советскими солдатами. Все дело в специальной подготовке
30 июля
Первые бои с немцами показали, что рукопашный бой почти всегда возникал там, где войска Красной Армии действовали стойко и оборонялись грамотно. Даже в тяжелый период отступлений 1941 года на тех участках фронта, где находились подготовленные в том числе и к рукопашному бою подразделения, Красная Армия оказывала жестокое сопротивление.  
Мы один народ: миллионы украинцев поддержали Путина
29 июля
Более 40% жителей Украины не испугались подтвердить социологам свое согласие с мнением Путина: украинцы и русские — это один народ.
Переводили и издавали: как СССР открывал миру латышских писателей
1 августа
Сегодня в странах ЕС отсутствует как таковое знание о культуре и литературном творчестве латышей. Совсем другой была ситуация в Советском Союзе, где перевод и издание литературы народов СССР были важной частью культурной политики.
«Не зря полегли эти советские люди!..»: пронзительная речь старого красноармейца на могиле советского солдата под Москвой в 1941 г.
29 июля
Корреспондент «Красной звезды» Павел Иванович Трояновский вспоминал: 19 октября неожиданно стали свидетелями солдатских похорон. Поставили машину между деревьями и подошли к группе бойцов, окруживших почти уже засыпанную могилу, вырытую под березой. Красноармейцы, их было четверо, работали лопатами, досками, выломанными из стоящего неподалеку забора, а то и просто руками. Им помогали два подростка и три пожилые женщины.
Обсуждение ()
Новости партнёров