×
Контекст

Слуцкий погром: даже немецкие палачи были в шоке от того, что делали литовские полицаи

Письмо немецкого комиссара г. Слуцка генеральному комиссару г. Минска об акции в отношении евреев 30 октября 1941 г.

30 октября 1941 года

На основании телефонного разговора от 27 октября 1941 г. письменно сообщаю следующее.

В 8 часов утра 27 октября 1941 г. из Каунаса (Литва) прибыл старший лейтенант, который представился как адъютант командира 12-го литовского полицейского батальона безопасности. Он сообщил, что их батальон получил задание в течение двух дней ликвидировать все еврейское население города. Батальон, состоящий из четырех рот, приступит к исполнению Данного приказа немедленно по его прибытии. Я ответил ст. лейтенанту, что должен обсудить этот вопрос с командиром данного батальона лично, спустя полчаса их командир доложил мне о прибытии их батальона, и мы менялись мнениями. Я заявил ему, что абсолютно не согласен, то есть не готов к проведению такой акции, не подготовив ее заранее, ибо таким образом невозможно правильно ее осуществить. Евреи находились на работе в разных местах, и не так-то легко было бы их собрать.

Я попросил его отложить начало акции на день, но он категорически мне отказал в этом, мотивируя свой отказ тем, что обязан проводить такие же акции и в других городах, а на Слуцк ему отведено только два дня.

Я должен с сожалением признать, что их действия граничили с садизмом. Весь город выглядел ужасающе. С неописуемой жестокость литовцы из данного полицейского батальона выгоняли из домов евреев. По всему городу слышались выстрелы. На некоторых улицах появились горы трупов расстрелянных евреев. Перед убийствами их жестоко избивали чем только могли — палками, резиновыми шлангами, прикладами, не щадя ни женщин, ни даже детей. О еврейской акции не могло больше быть и речи, это было похоже на настоящие акты вандализма. Я со своими сотрудниками все время находился в городе и старался спасти то что еще можно было спасать. Были случаи, что я с револьвером в руках выгонял этих литовцев с предприятий. Подчиненные мне жандармы выполняли мои распоряжения, но они должны были поступать очень осторожно, ибо улицы города простреливались.

В расстрелах за городом я не участвовал и о происходящем там ничего не могу написать. Однако следует отметить, что спустя довольно много времени после акции из закопанных ям все еще выползали раненые. Многие белорусы, которые доверялись нам, после этой еврейской акции очень встревожены. Они настолько напуганы, что не смеют в открытую выражать свои мысли, однако уже раздаются голоса, что этот день не принес Германии чести и он не будет забыт.

Во вторник я получил обещание от адъютанта командира, что в городе их полицейские больше не появятся, однако назавтра же моими людьми были задержаны двое из них при осуществлении грабежа.

Ночью со вторника на среду данный батальон оставил город. Они уехали по направлению к Барановичам. Жители Слуцка были очень обрадованы этой вестью. Это все, что могу сообщить. Вскоре приеду в Минск для обсуждения записываемого мной происшествия. Надеюсь в ближайшее время вернуть в городе спокойствие и наладить хозяйство.

Прошу выполнить только одно мое желание: в дальнейшем оградить меня от этого полицейского батальона.

Карл.

Горько плачет полицай... А. Градский

Источник: Прибалтика. Под знаком свастики (1941–1945). Сборник документов. — М.: Объединенная редакция МВД РФ, Кучково поле, 2009



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Сегодня в Прибалтике об этом молчат: почему Гитлер ненавидел литовцев, латышей и эстонцев
4 июля
Гитлер был настроен крайне недоброжелательно по отношению к населению Остланда. Вначале он был решительно против призыва в армию населения этих областей и использования их на фронте. Это проявилось особенно резко в феврале 1942 г. в его ответе на предложение Латвийского самоуправления о создании 1–2 армейских корпусов, который был передан мне через имперского руководителя СС.
В Клайпеде приступили к сносу мемориала советским воинам
4 июля
В Клайпеде начался демонтаж мемориала советским воинам. Об этом заявил мэр города Витаутас Грубляускас.
Немцы с криками «Kosaken!» бросились врассыпную: легендарный бой кавалериста Огурцова. Три казака разгромили колонну из 30 машин
5 июля
Особо отличился в ходе Дебреценской наступательной операции. 12 октября 1944 года, действуя в дозоре головной походной заставы полка вместе с двумя казаками, встретил на маршруте Инец – Шушторол – Сшитеря большую колонну автомашин противника в сопровождении трех самоходных пушек
«Фабрики смерти для детей»: в Латвии во время немецкой оккупации массово убивали детей
4 июля
После того как советские войска в конце июня 1941 г. покинули Ригу, в городе начались массовые расправы по отношению к еврейскому населению и советским активистам. Дети также стали объектом охоты со стороны нацистских палачей, в роли которых нередко оказывались латышские националисты.
Новости партнёров