Контекст

Советские танкисты предпочли сгореть в танке, но не сдались в плен немцам

Из воспоминаний начальника разведки 39-й армии М.А. Волошина:

19 декабря 1943 г. войска 39-й армии возобновили наступление, пытаясь прорвать второй рубеж вражеской обороны в витебском направлении. За первый день тяжелейших боев удалось продвинуться на пять километров. Да, только на пять, причем далеко не всюду. Но итоги первого дня все-таки радовали. Мы получали все новые и новые сведения о том, что противник вынужден подтягивать свои пехотные и танковые резервы. И это уже после первого дня нашего наступления! Но каковы эти резервы, когда можно ожидать введения их в бой?

Контратаки начались именно тогда, когда мы и предполагали. «Штормовое предупреждение» от разведчиков было получено вовремя. Разумеется, одно оно не решило бы судьбу сражения, если бы не мужество бойцов и командиров, встретивших «тигры», «пантеры» и «фердинанды» метким, сокрушительным огнем, если бы не четкое взаимодействие между пехотой и артиллерией.

Помнится, в один из опорных пунктов, занятых нашим стрелковым подразделением, прорвались два танка и два самоходных орудия гитлеровцев. На помощь стрелкам тут же пришла дивизионная артиллерия, поставленная на прямую наводку. У первого танка от метких выстрелов артиллеристов разлетелись обе гусеницы. Второй, пытаясь маневрировать, завяз в болоте, его экипаж покинул машину и бежал. Командиры самоходок, видя все это, поспешили ретироваться.

Кстати, бегство экипажа завязшей в болоте машины напомнило мне о другом случае, который имел место еще в период боев на дальних подступах к городу Духовщина. Наш танк, которым командовал лейтенант Б. Плющевский, оказался подбитым. Гитлеровцы сделали попытку захватить экипаж. Но танкисты, плотно закрыв люки, продолжали отбиваться. Потеряв немало солдат, фашисты поняли, что таким путем они ничего не добьются. Тогда они подожгли машину, надеясь, что теперь-то уж русские выскочат из раскаленной коробки. Но сквозь огонь и дым по-прежнему били пулеметные очереди. Лейтенант Плющевский, механик-водитель старший сержант Дошкин, командир башни старший сержант Богданов и пулеметчик сержант Павлов предпочли смерть позорному плену. Никто не покинул танк. Экипаж дрался до последнего патрона.

Так уж у нас повелось. Не было и нет равных в мужестве советским людям! Не о спасении собственных жизней думают они — о разгроме врага, о победе!

Я горел в танке | Я помню © Dmitry Puchkov

Источник: Волошин М.А. Разведчики всегда впереди. — М.: Воениздат, 1977

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Сурте дьяволе»: спецгруппа советских рукопашников, наводившая страх на элиту немецких войск — горных егерей
9 ноября
«Сурте дьяволе» в переводе с норвежского означает «черные дьяволы». Впервые жители Варангера узнали о советских разведчиках-рукпашниках — «черных дьяволах» — после боя на Могильном. Кто-то из раненых егерей, лечившихся в госпитале на полуострове Варангер, рассказал сиделке о группе советских бойцов, которая проникла на мыс Могильный и была там окружена двойным кольцом. Егеря были уверены, что разведчиков истребят или возьмут в плен. Но они целый день вели бой, а когда пришла ночь — исчезли. Растворились в темноте, не оставив никакого следа.
Советские партизаны гоняли пьяных латышских и литовских полицаев по белорусским лесам
8 ноября
Из истории партизанской бригады им. И.В. Сталина Барановичской обл. о встречном бое с 18-м латышским полицейским батальоном возле д. Печище Ивенецкого района 9 августа 1942 года.
«Лучше 10 лет воевать во Франции, чем один год — в России»: уже в 1941 г. немецкие солдаты пожалели, что попали на восточный фронт
11 ноября
3 июля 1941 г. немецкий генерал Франц Гальдер написал: «Кампания против России выиграна в течение 14 дней». Нацисты думали, что победили СССР.
Советские летчики начали бомбить Берлин спустя полтора месяца после начала войны. Немцы не могли в это поверить, думая, что уничтожили советскую авиацию
10 ноября
Первая советская бомбардировка Берлина, героически совершенная советскими летчиками в практически невыполнимых условиях, стала шоком для нацистов и показала, что безнаказанно атаковать с воздуха Москву и другие советские города гитлеровская Германия не сможет.
Новости партнёров