Контекст

Немецкие генералы уже летом 41-года признали, что сильно недооценили советскую армию, а всё, что писали до войны о России, — вздор

 

«Общая обстановка все очевиднее и яснее показывает, — писал Гальдер в дневнике 11 августа, — что колосс Россия, который сознательно готовился к войне, несмотря на все затруднения, был нами недооценен. Это утверждение можно распространить на все хозяйственные и организационные стороны, на средства сообщения и, в особенности, на чисто военные возможности русских. К началу войны мы имели против себя около 200 дивизий противника. Теперь мы насчитываем уже 360 дивизий противника. И даже если мы разобьем дюжину таких дивизий, русские сформируют новую дюжину...».

Когда после войны союзники допрашивали Рундштедта, то он прямо заявил: «Вскоре после начала наступления я понял, что всё, что было написано про Россию, просто вздор».

Несколько генералов, в том числе Гудериан, Блюментрит и Зепп Дитрих, с удивлением писали о советском танке Т-34, о котором раньше ничего не слышали и который имел такую прочную броню, что снаряды немецких противотанковых орудий отскакивали от нее, не причиняя никакого вреда. Появление этого танка, как говорил позднее Блюментрит, ознаменовало зарождение так называемой танкобоязни.

Кроме того, впервые в ходе войны немцы не имели подавляющего превосходства в воздухе для защиты наземных войск и дальней разведки. Несмотря на тяжелые потери, понесенные авиацией на земле в первый день войны и в первых воздушных боях, советские истребители, как и свежие дивизии, продолжали появляться ниоткуда. Более того, в результате быстрого продвижения и нехватки подходящих аэродромов в России немецкая истребительная авиация осталась слишком далеко позади, чтобы обеспечивать эффективное прикрытие своих наземных войск на фронте. «На различных стадиях наступления, — докладывал позднее генерал фон Клейст, — мои танковые силы сталкивались с осложнениями из-за отсутствия прикрытия с воздуха».

Выявился и другой просчет немцев относительно советского народа, о котором Клейст упомянул Лиддел Гарту и который, разумеется, разделяло большинство людей на Западе в то лето. «Надежды на победу, — говорил Клейст, — в основном опирались на мнение, что вторжение вызовет политический переворот в России... Очень большие надежды возлагались на то, что Сталин будет свергнут собственным народом, если потерпит на фронте тяжелое поражение. Эту веру лелеяли политические советники фюрера».

И действительно, Гитлер не раз говорил Йодлю, что «нужно только ударить ногой в дверь, как вся прогнившая структура с треском развалится».

Русских победить невозможно. Письма немецких солдат домой с восточного фронта.

Источник: Ширер У. Крах нацистской империи. — Смоленск.: Русич, 1999

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Советских женщин-военнопленных немцы в наказание заставили маршировать. Они сделали пару шагов и запели: «Вставай, страна огромная…»
13 июля
Вдруг женщина на правом фланге первого ряда дала команду запевать. Она отсчитала: "Раз, два, три!" И они запели: "Вставай, страна огромная, Вставай на смертный бой..." Я и раньше слышала, как они вполголоса пели эту песню у себя в бараке. Но здесь она звучала как призыв к борьбе, как вера в скорую победу.
Десять сыновей семьи Лысенко ушли на войну, и все десять вернулись домой. Они брали Берлин и воевали с бандеровцами
12 июля
Николай пережил немецкий плен, после чего воевал в артиллерии. Танкист Степан перенес тяжелое ранение в голову. Павло и воевал с нацистами, и ловил по лесам бандеровцев. А еще он встретился на фронте с братом Михайлом, награжденным орденом Славы.
Беларусь достает «фашистские скелеты» из шкафа экс-президента Литвы
13 июля
Генеральный прокурор Беларуси Андрей Швед заявил, что его ведомство по-прежнему хочет допросить в качестве свидетеля по уголовному делу о геноциде экс-президента Литвы Валдаса Адамкуса. Соответствующий запрос Минск сделал еще в начале мая — ответа нет до сих пор. Власти прибалтийской республики и ее бывший президент оказались в крайне щепетильном положении.
В немецкий лагерь советских остарбайтеров вербовать приехали власовцы. Они были в шоке от того, как их встретили
14 июля
Все происходило как во сне. Проволока, вахманы, люди в немецких мундирах говорят на чистом русском языке о великой России. В двухтысячной толпе были и женщины. Они первые закричали: «Позор! Позор!» — возглас, подхваченный мужчинами.
Обсуждение ()
Новости партнёров