×
Контекст

Мобилизация: кого и как брали в армию в Великую Отечественную войну

Источник изображения: Первый день мобилизации. Дежурный Октябрьского военкомата Москвы

С 23 июня 1941 года в армию призывали военнообязанных от 1905 по 1918 год рождения включительно.

Территория призыва — Ленинградский, Прибалтийский, Западный, Киевский, Одесский, Харьковский, Орловский, Московский, Архангельский, Уральский, Сибирский, Приволжский, Северо-Кавказский и Закавказский военные округа. Были и территориальные нюансы. Например, уже в ночь на 23 июня в Сибири военкоматы разослали извещения призывникам, но повестки о мобилизации были вручены далеко не всем. В связи с угрозой нападения Японии часть будущих солдат приписали к Дальневосточному фронту и не стали вызывать на пункты сбора.

Всего за июнь и июль 1941 года была проведена всеобщая и полная мобилизация мужчин и частичная — женщин. К этому времени уже были сняты классовые ограничения — защищать Родину мог каждый. И это не простая формальность. Дело в том, что в 1925 году в СССР приняли закон об обязательной военной службе. В армию запрещалось призывать «лиц эксплуататорских классов», а именно: детей бывших дворян, купцов, офицеров старой армии, священников, фабрикантов, а также казаков и кулаков.

В 1935 году для казаков сделали исключение. Закон 1939 года отменил ограничения на призыв в армию по классовому признаку, однако в военные училища по-прежнему принимают только детей рабочих и крестьян. Война поправила и это правило. Фактически каждый, кто хотел попасть на фронт и в училище, так или иначе мог это сделать.

Всего за первые 8 дней войны призвали 5,3 млн человек. То есть армия удвоилась: фактическая численность РККА к 22 июня 1941 года составила 5,4 млн чел. Но огромные невосполнимые потери первых месяцев войны требовали все новых солдат. К началу 1942 года призыв в Красную Армию уже обеспечивали призывники 1923 – 1925 гг. рождения. А всего за время войны под ружье поставили 34,5 млн человек.

Происходил призыв так: в городах повестку из военкомата приносили на дом, в деревнях — в сельсовет. Прямо на повестке указывалось: администрации предприятий немедленно освободить призывника от работы и выдать деньги на две недели вперед. На обороте указания: остричь голову наголо, иметь с собой документы и продукты, громоздких вещей — не брать.

Единого бланка не было, вариантов повесток было много. Но всегда указывалось главное: куда и когда прибыть. Предупреждали: за опоздание или неявку будете привлечены к ответственности.

Вместе с мобилизацией на фронт власти «бронировали» специалистов для работы на военных заводах. В призывную кампанию 1942 года предоставлялись отсрочки комбайнерам и трактористам, занятым на уборке урожая. В зависимости от региона «бронь» также давали студентам речных техникумов, лесотехнических институтов, которые находились в навигации и на лесозаготовках в тайге. В 1941 году и до первой половины 1942 года право на отсрочки имели и учителя, которых до 1940 года вообще не брали на военную службу.

Правда, термин «мобилизация» не совсем точно отражает ситуацию. Да, были и уклонисты, и дезертиры, но все-таки и комсомольцы-добровольцы — не выдумка пропаганды.

 В части, служба в которых была сопряжена с особым риском, отбирали добровольцев 1922 – 1924 годов рождения. Через райкомы комсомола проходил набор десантников, лыжников, летчиков, истребителей танков. Требовались положительные характеристики, предпочтение отдавали спортсменам, приветствовалась сдача нормативов БГТО ("Будь готов к труду и обороне СССР" — для школьников 1 – 8-х классов, ГТО (для лиц старше 16 лет) и ПВХО ("Готов к противохимической обороне СССР").

Из воспоминаний монахини матушка Адрианы (Наталья Малышева): «Как только из репродукторов голос Левитана сообщил о начале войны, я с друзьями-студентами по авиационному институту побежала по военным академиям, — рассказала монахиня. — Мы требовали и умоляли перевести к ним из нашего института: чтобы быстро получить нужную армии специальность и — на фронт. Но только одному из нашей компании это удалось, и только потому, что у него отец был командиром Красной Армии».

Многие боялись лишь одного: война закончится, и они не успеют совершить подвиги. Потому пытались попасть на войну «по блату». «Меня не взяли из-за того, что девчонка, — вспоминала Наталья Малышева. — Было очень обидно. Ну, раз так, думаю, пойду добровольцем. А в военкомате опять отказали, сказали — учись. Правда, к октябрю, когда немец подошел близко к Москве, в райкоме комсомола на меня посмотрели как-то странно и без проволочек дали направление в Третью Коммунистическую дивизию народного ополчения».

Дивизия — 11 тысяч добровольцев, которые не подлежали призыву. Брали всех: и детей репрессированных, и священников. Фронтовые будни внесли коррективы в юношеское представление о войне, в окопах все оказалось прозаичнее и страшнее. Но дивизии стояли насмерть. Малышева просилась в медсестры, но взяли в дивизионную разведку. 18 раз ходила за линию фронта. Закончила войну лейтенантом в армейской разведке. «Знаете, я ведь до сих пор себя спрашиваю: ну как такое было возможно? — рассуждала монахиня. — Столько было до войны репрессированных, сколько разрушено церквей! Я лично знала двоих ребят, у которых отцов расстреляли. Но никто не таил злобы. И эти люди поднялись над своими обидами, все бросили и пошли защищать Родину».

После окончания войны армия насчитывала 11 млн человек, что было избыточно для мирного времени. В июле 1945 года из армии были уволены все солдаты и сержанты старше 45 лет и офицеры старше 50 лет. С сентября 1945 года началось увольнение в запас солдат и сержантов старше 30 лет, а также солдат, сержантов, офицеров, имеющих ценные для восстановления народного хозяйства специальности (строители, шахтеры, металлурги, станочники и т.п.), вне зависимости от возраста.

С 1946 по 1948 год призыва в армию не производилось. Молодежь направляли на восстановительные работы на шахтах, предприятиях тяжелого машиностроения, стройках. В военные училища для подготовки офицеров принимались люди в возрасте 17–23 лет, имеющие среднее образование.

К началу 1948 года численность армии снизилась до 2,8 млн человек.

После Великой Отечественной новый закон о всеобщей воинской обязанности был принят в 1949 году. Призыву подлежали молодые люди в возрасте 18 лет: в сухопутные войска и в авиацию на 3 года, во флот — на 4.

Мобилизация 1941 год

Источник: оригинальная статья

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Читайте также
Главный советский танковый стратег, бивший немцев и под Москвой, и под Берлином: легендарный генерал Катуков, которого обожали солдаты
19 сентября
Самой большой наградой ему, как и каждому настоящему полководцу, стала любовь тех, кем он командовал, ради кого бесконечно совершенствовал себя, не жалея сил.
Рассекреченный архив Богдана Когута: от надзирателя нацистского концлагеря к лидерству в среде украинских националистов в 1980-х гг.
20 сентября
Легенда перестроечных времен гласит, что «кровавый сталинский режим был занят исключительно искоренением борцов за свободу разных мастей под корень». В частности, это относится к прибалтийским и украинским националистам.
Генерал «со стальными нервами» — при любых обстоятельствах: Николай Федорович Ватутин
21 сентября
Именно под руководством Николая Федоровича Ватутина войска Воронежского (а с октября 1943 г. — 1-го Украинского) форсировали непреодолимый Днепр, а позднее освобождали Киев. О его храбрости, «железной хватке» и стратегическом мышлении солдаты слагали легенды, которые имели под собой твердую почву. В феврале 1944 г. земной путь талантливого генерала прервался в результате засады, организованной бандеровцами. В память о Николае Федоровиче и в России, и на Украине было установлено большое количество памятников. В его честь называли улицы. К сожалению, воспоминания о нем на Украине теперь стараются стереть.
«Ночью в городе еще были немцы, а утром, как проснулись, оказалось — красные»: как советские войска освободили Таллин
22 сентября
22 сентября 1944 года был освобожден Таллин — столица советской Эстонии. Еще летом 1944 года Эстония и Таллин являлись опорой северного фланга группы армий «Север». Удержание в своих руках южного берега Финского залива и островов Моонзундского архипелага позволяло немцам блокировать в базах советский Краснознаменный Балтийский флот, не давать выйти на простор Балтики и бить по морским перевозкам.
Новости партнёров