Контекст

«Снежные призраки» и «уральские демоны»: почему немцы боялись советских лыжных батальонов

 

Лыжи регулярно используются в военном деле еще с XI века. В Красной армии их оценили по достоинству во время Зимней войны с Финляндией в 1939–1940 гг.: тогда появились первые батальоны и бригады лыжников. Сами финны, лыжи использовавшие поголовно, подавали пример. В ходе Великой Отечественной войны красноармейцы массово встали на лыжню.

Сформированные лыжные батальоны быстро доказали свою эффективность. Мобильные и маневренные, хорошо замаскированные, они могли неожиданно атаковать противника на уязвимых участках фронта и так же быстро уйти. Во время битвы под Москвой и декабрьского контрнаступления на немцев более 30 лыжных частей сражались за столицу. Почти все зимние операции 1941–1943 гг. велись с участием лыжников. 

Именно в первую военную зиму они оказались особенно полезны, компенсируя недостаток моторизованных частей. Проникнуть в тыл врага, совершить диверсии — эти задачи решали воины на лыжах. 

Они опустошали населенные пункты немецкого прифронтового тыла. Осенью 1941 года в Челябинске, Перми, Свердловске, Кургане и Златоусте сформировали отдельные лыжные батальоны, ОЛБ (в количестве 67, более 50 тыс. человек). Новобранцами были спортсмены и охотники с Урала и из Сибири, а также матросы Тихоокеанского флота. Бойцов старались обеспечить боеприпасами, продовольствием и средствами связи так, чтобы они могли автономно вести бои несколько дней. В батальоны принимали морально стойких солдат. Эти части были своего рода зимним спецназом Красной армии.

 Хорошо подготовленные, они сражались на самых сложных частях передовой, и смелостью, натиском и силой заслужили у немцев прозвища «белые дьяволы», «снежные призраки» и «уральские демоны». Появление этих «демонов» в тылу не предвещало немцам ничего хорошего. Всего три лыжных батальона из Челябинска, начавшие боевой путь в ноябре 1941 года, за первый год войны уничтожили 87 железнодорожных мостов, пустили под откос больше тысячи вагонов с живой силой и припасами немцев, атаковали 24 полевых аэродрома люфтваффе. Убитых и раненых солдат врага даже не считали.

Яков Иванович Сазанов, служивший в 112 лыжном батальоне, так вспоминал об одном из боев под Москвой: «Двум лыжным ротам удалось выйти незамеченными для противника в его фланг и тыл. Это обстоятельство и решило исход боя. Внезапная атака с фланга и тыла, а также с фронта, то есть со всех сторон, ошеломила гитлеровцев, и вскоре началось их паническое, беспорядочное отступление». 

В панике бежавшие бойцы вермахта побросали в бегстве барахло, винтовки и орудия, но не смогли спастись от преследователей. Отбежав на 200–300 метров от покинутой деревни, они были встречены сильным заградительным огнем русских лыжников, которые заранее засели в ожидании врага на предполагаемом пути их бегства. Недолго длился бой. Всех немцев уничтожили или пленили, а все их имущество, включая технику и запасы продовольствия и боеприпасов, стало трофеем отряда Сазонова. При 40-градусном морозе быстрые и решительные «снежные призраки» не оставляли вермахту шансов.

В своих воспоминаниях Сазанов вспоминает всех своих сослуживцев как достойных и героических защитников Родины. Иногда даже слишком: «Основным недостатком мы считали тогда никому не нужное ухарство отдельных командиров», из-за которого лыжники напрасно теряли своих до легкомысленности храбрых офицеров. По словам Сазонова, сами немцы дали высочайшую оценку боевым качествам лыжных батальонов: 

«Допросы многих пленных немецких солдат и офицеров показывали, что о лыжниках они всегда упоминали с ужасом». Высоко оценил их после войны и маршал СССР К. К. Рокоссовский, заметивший, что «лыжные батальоны Советской Армии сыграли заметную роль в разгроме врага, особенно на первых этапах войны».

Рокоссовский благодарил лыжников за их подвиги и обещал помнить лихую «снежную кавалерию» советской армии. Лыжникам делает честь и тот факт, что в начале войны, когда они сыграли важную роль, снабжение у них было еще неладное. Например, лыжи делали дурного качества, слишком тяжелыми: «Сплошной один брусок! Вот так доску взяли, загнули — все. Эти доски часто кривились». Но даже на них и навьюченные пулеметами и другим оружием лыжники могли легко сделать по 40 км в сутки (при том, что переходы в тылу врага всегда осуществлялись ночью). Сибиряк А. А. Терещенко вспоминал: «У нас в батальоне имелось 3 роты. Первая была вооружена автоматами ППШ, вторая — винтовками с боезапасом от 3 до 9 патронов на каждого стрелка, третья — ополченцы без оружия. Им командир сказал: "Ваше оружие на поле брани". И погибших в начале войны было много, и патронов не хватало, и оружия. Но задачу свою они выполнили. Отстояли Москву и жестоко били вермахт. У немцев, кстати, тоже были лыжники, но такой славы, как советские, они не имели. А уральцы и сибиряки до конца войны отстаивали репутацию "белых демонов"».

Источник:  оригинальная статья

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Чтоб не быть расстрелянными, спускали штаны: пленные немцы под Сталинградом
25 декабря 2018
Немецкие солдаты, прятавшиеся в подвалах, сдались без единого выстрела. О своем намерении сдаться немцы оповещали криком «Гитлер капут!». Красноармейцы, немного знавшие немецкий язык, отвечали: «Паулюс капитулирт!», но чаще русские кричали просто: «Фриц, комм, комм!».
Немцы заставляли нас петь украинские песни, а мы в знак протеста пели «Катюшу»: Сырецкий концлагерь в Киеве
21 декабря 2018
Всего в лагере было 2000 человек, в большинстве молодежь. Из них 500 женщин. Все питание было: 200 грамм просяного хлеба, 1 раз в день похлебка-баланда, 2 раза в день кофе.
В Латвии начали публикацию архивов КГБ
20 декабря 2018
Часть архивов КГБ Латвийской ССР опубликована на сайте Латвийского национального архива.
В Литве неизвестные пытались проникнуть в квартиру российского историка
18 декабря 2018
В Литве неизвестные пытались проникнуть в квартиру российского историка, политолога и публициста Валерия Иванова.
Обсуждение ()
Новости партнёров